Главное содержание

Самую эффективную в мире лечебную террриторию дореформировали до практически полного её уничтожения
Почти безостановочно сочиняя «концепции развития» и «перечни первоочередных мероприятий,  отдельные чиновники и целые управленческие структуры уже почти задушили легендарный район Кавказских Минеральных Вод.
Это не метафора и не истерика. Большую часть истории КавМинВод (КМВ) у них было централизованное управление. У 16 месторождений «минералки» 12 различных типов, у 140 санаторно-курортных учреждений был единый умный хозяин, следивший за тем, чтобы техногенная нагрузка на скважины не сказалась бы на качестве лечебных вод и чтобы район курортов не оказался бы перенаселён. Так как лечебное воздействие вод ощутимо лишь в соответствующей экологической и психологической среде.

Но хваткие ребята, помахивая словно знаменем Законом о местном самоуправлении, разорвали целостный особо охраняемый курортный район на восемь «удельных княжеств» — Кисловодск, Ессентуки, Пятигорск, Железноводск, Предгорный район, Минераловодский район, КЧР, КБР. Соответственно, все вопросы социально-экономической и коммерческо-хозяйственной деятельности в этих «удельных княжествах» муниципальной властью решаются самостоятельно, без учёта региональных курортоохранных ограничений, ранее худо-бедно определяемых той самой администрацией КМВ.
Предгорный район, в пределах которого находятся основные площади распространения минеральных вод, вообще оказался за пределами юрисдикции курортного региона. В нём теперь множество свалок, карьеров стройматериалов, предприятий, совершенно неуместных рядом с источниками лечебных вод.
Пятигорск, замызганный и жалкий, уже давно не курорт. В Ессентуках полезли «высотки», жилые многоэтажки съедают курортную зону. «Расползается» Железноводск. В Кисловодске остался только «фасад» для показухи высоким гостям, а что на периферии — никого не волнует. Захватываются межгородские пространства.
Безнаказанные манипуляции кадастровыми границами, зонами санитарной охраны, категориями земель в угоду корыстным интересам, неуёмное жилое строительство в угоду миграционному нашествию, игнорирование давно исчерпанных возможностей региональной общекоммунальной инфраструктуры в этих «удельных княжествах» привели к патологическим перекосам в общей эколого-санитарной и лечебно-рекреационной составляющей региона. Краевая власть, ничего не замечая, спускает планы экономического развития (жилищного, хозяйственного и т.д.) на лечебно-курортные территории!
Создав и разместив на КМВ совершенно инородную для региона структуру, Министерство по делам Северного Кавказа — федеральная власть — породило целый ком почти неразрешимых проблем для этого несчастного региона. Так, «Корпорация развития Северного Кавказа» (КРСК), падчерица Минкавказа и дочка ВЭБа, успела натворить столько непотребного, что расхлебать это почти не представляется возможным. Захватив в своё административное управление генерального недропользователя на КМВ ОАО «Кавминкурортресурсы», КРСК, по сути, поставила под угрозу чистоту и качество подземных вод КМВ, сократив до одной службы ежедневного мониторинга минералки. Напомним о бездарном детище Минкавказа — законе о КМВ, так и не появившемся на свет!
Недальновидной была и идея «въездного и выездного туризма», вошедшая в перечень мероприятий по развитию Кисловодска. Туризм как часть курортной инфраструктуры применительно к специфике КМВ не упоминался за всю историю региона. Это не значит, что туризм как вид отдыха здесь не имел места. Люди целенаправленно путешествовали как туристы – ходили пешком по всесоюзным маршрутам по всему Кавказу. Кавминводы с единственным на Северном Кавказе аэропортом долгое время были центром, откуда расходились эти маршруты.
Но специально развивать туризм как отрасль в природной поликлинике никогда никому на всех уровнях и в голову не приходило. Такое возможно только в ущерб прямому, лечебному, назначению региона. Профессиональная общественность бьёт в колокола о спасении и восстановлении лечебно-рекреационных факторов.
Регион уже многократно перегружен и демографически, и техногенно. Деградируют минеральные воды, воздушный бассейн, ландшафт. Ранее по-своему своеобразные четыре всемирно известных курорта превратились в единую безликую поселенческую территорию, и этот процесс нарастает. О каком туризме можно говорить? Распил бюджетных средств и гибель единственной в мире здравницы такого масштаба — увы, прогнозируемый результат этих непродуманных новаций.
Дико некомпетентны советники премьер-министра, у которых, кроме получения прибыли, других идей нет. Из публикаций на тему деградации курортного региона и критики в адрес Минкавказа можно уже составить многотомную монографию. А из многочисленных круглых столов, конференций, слушаний и заседаний на эту тему можно снять бесконечную мыльную оперу с огромным количеством действующих лиц.
Сейчас краевое правительство в ответ на запрос общественности рождает новые «гениальные» идеи об организации некоего «проектного отдела по КМВ» при Минкавказа. А общественность давно предложила создать дирекцию КМВ, как это было и 100 лет назад, и совсем недавно (администрация КМВ), и прекратить сепаратное функционирование курортов.

Владимир СУПРУНЕНКО,
гидрогеолог, эколог-эксперт.
Ессентуки.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить