Главное содержание

Памяти русского поэта Егора Исаева

Трудно даже представить, что мы уже не встретимся глаза в глаза с неравнодушным, взрывным, ярким и красивым русским человеком, поэтом Егором Александровичем Исаевым. Его громкий, но неназойливый, а торжественно­властный голос фронтовика слышала вся планета. Она ждала его не сердитого, не брехливого, точного слова, сердечного всплеска эмоций...
Егор Исаев мало чем отличался от своих современников. Родился 2 мая 1926 года в крестьянской семье в глубинном Коршево Бобровского района Воронежской области. Учился в школе, построенной его знаменитым земляком А.С. Сувориным. Спустя десятилетия, после очередного исторического излома России, благодарный Егор Исаев вместе с коллегами по писательскому цеху добьется восстановления справедливости к памяти А.С. Суворина и установит ему разом с земляками в Боброве памятник. Егор Исаев первым заметил и поддержал приехавшего в Москву молодого Николая Рубцова, не отвернулся от поэта­земляка Михаила Тимошечкина, когда тот оказался в опале у властей...
Егор Александрович Исаев до последнего своего часа не переставал тревожиться о будущем Союза писателей России, о Доме писателей на Комсомольском, 13, который власти предержащие норовят умыкнуть...

При каждой встрече с Президентом России он будет находить возможность сказать ему: «Вы только русских­то не забывайте...»
Егор Александрович Исаев – человек­эпоха. Его, на первый взгляд, неспешная биография не знала падений: 16­летним мальчишкой рыл противотанковые рвы и окопы под Смоленском, в 1943 году служил на Кавказе, а затем в составе 1­го Украинского фронта участвует в штурме Берлина и освобождении Праги...
Сколько его сверстников осталось в эти предпобедные дни лежать в немецких и чешских землях, но судьба хранила Егора Александровича Исаева.
Он и после Победы продолжал служить вместе с Михаилом Алексеевым, Андреем Малышко, с земляком Семеном Борзуновым в Центральной группе войск, которых до конца своего часа не предавал, оставаясь верным фронтовому товариществу. Тогда же друзья впервые прочитали его стихи в дивизионной газете «На разгром врага».
Дальше учеба в Литературном институте имени А.М. Горького, откуда началась и тоже никогда не прерывалась дружба с Ю.В. Бондаревым...
Кто из современников не помнит его стихи, поэмы, книги «Двадцать пятый час», «Мои осенние поля», «Убил охотник журавля», «Жизнь прожить», «Колокол света», «В начале было слово»... Кого из нас не изумляли «Суд памяти» и «Даль памяти»...
Егор Александрович Исаев, войдя в силу, не останавливался на достигнутом. Он щедро делится накопленным опытом, работая секретарём правления Союза писателей СССР, руководя творческой мастерской в Литературном институте, возглавляя Высший творческий совет в Союзе писателей России.
Егор Исаев никогда не порывал с родным Коршево. Это он построил в теперь далекие 70­е прошлого века землякам добротные дома и дороги, а в наши дни не дал закрыть родную школу...
Егор Исаев не был гоним в своем Отечестве. Его не обошли вниманием награды и почести. Он лауреат Государственной премии, Герой Социалистического Труда, награжден двумя орденами Ленина, орденами Красного Знамени, Отечественной войны 1­й степени, «Знак Почета», многими медалями и литературными премиями.
Но дорожил Егор Александрович Родиной­Россией, русской землей и русским человеком, и в своем стихотворении, посвященном Михаилу Алексееву, Егор Исаев напутствует всех нас этим чувством:
Моё седое поколенье –
Оно особого каленья,
Особой выкладки и шага
От Сталинграда до Рейхстага.
Мы – старики, но мы и дети,
Мы и на том, и этом свете,
А духом все мы – сталинградцы.
Нам Богом велено: держаться!
И Егор Александрович – человек неравнодушный, темпераментный боец – держался, заражал нас, товарищей и учеников, своим оптимизмом и энергией. Только за два дня до ухода в Небесные обители, в последнем разговоре с воронежским поэтом Александром Голубевым, он был удивительно спокоен и на вопрос земляка о самочувствии Егор Александрович ответил: «Саня, будем карабкаться!» — и карабкался до конца.
Мы чувствуем его поддержку, видим его крестьянскую хитроватую теплую улыбку, слышим его тревожно­заботливый голос.
Отдавая Егору Александровичу Исаеву последнее земное целование, мы не прощаемся с ним, а только поем ему «Вечную память», провожая его в мир Горний.
Он с нами, и мы его по­прежнему любим.
Юрий Бондарев, Михаил Годенко, Семен Шуртаков, Семен Борзунов, Михаил Лобанов, Валерий Ганичев, Виктор Лихоносов, Виктор Потанин, Валентин Распутин, Юрий Лощиц, Константин Скворцов, Владимир Крупин, Станислав Куняев, Михаил Ножкин, Владимир Костров, Геннадий Иванов, Лариса Баранова­Гонченко, Борис Тарасов, Геннадий Красников, Александр Бобров, Сергей Котькало, Владимир Середин, Сергей Куличкин, Иван Переверзин, Сергей Куняев, Владимир Молчанов, Геннадий Попов, Петр Чалый, Виталий Жихарев, Виктор Будаков, Иван Евсеенко, Евгений Новичихин, Иван Щелоков, Александр Голубев, Святослав Иванов, Евгений Юшин, Николай Иванов, Сергей Небольсин, Николай Дорошенко, Михаил Еськов, Геннадий Попов, Людмила Шикина, Марина Ганичева, Ким Балков, Юрий Буданцев, Анатолий Рогов, Виктор Гуминский, Николай Гребнев, Александр Доронин, Евгений Кулькин, Виктор Линник, Елена Кузьмина, Елена Галимова, Николай Коняев, Игорь Янин, Валерий Хайрюзов, Вадим Цеков, Александр Стрижев, Михаил Попов
и многие­многие писатели России.
Егор (Георгий) Александрович Исаев родился 2 мая 1926 года в селе Коршево Бобровского района Воронежской области. После начала войны 16­летний паренек рыл противотанковые рвы и окопы под Смоленском, в 1943 году был призван в армию, охранял важные объекты, затем границу на Кавказе. В составе 1­го Украинского фронта Исаев участвовал в штурме Берлина, освобождении Праги, после окончания войны пять лет служил в Центральной группе войск: в Чехословакии, Австрии, Венгрии. В это время в дивизионной газете «На разгром врага» были впервые напечатаны его стихи. В 1950 году будущий поэт поступил в московский Литературный институт. Год спустя в альманахе «Литературный Воронеж» он опубликовал первую поэму «Лицом к лицу». По окончании института Егор Исаев работал в издательстве «Советский писатель», в 1981­м его избирают секретарём правления Союза писателей СССР. Произведения Егора Исаева переведены на многие языки мира. А его дилогия «Суд памяти» и «Даль памяти» — лирико­философское, антифашистское произведение, посвящённое борьбе за мир, — удостоена в 1980 году Ленинской премии. За поэму «Буцен» награжден премией имени М.А. Шолохова. Егор Исаев был удостоен звания Героя Социалистического Труда, награжден двумя орденами Ленина, орденами Красного Знамени, Отечественной войны 1­й степени, «Знак Почета», медалями.
* * *
Вчера одна мне женщина сказала:
«Вас на земле осталось очень мало,
Фронтовиков». А я ей так ответил:
«Да, мало нас, но мы ещё посветим
Своими боевыми орденами
И попоём, поплачем вместе с вами.
А край придёт —
посветим вам оттуда
Бессмертным светом
звёздного салюта».
СЕДОЙ АККОРДЕОН
За годом год идёт,
идёт за вехой веха...
И вдруг — как будто
я свернул за угол века
И замер вдруг на пересменке света:
Передо мной она — сама Победа! —
Сидит на стульчике у каменных ворот!
Вокруг Москва торопится, снуёт,
Гудят машины, плещется неон...
А он, солдат, седой аккордеон,
Кричит на все лады и ордена:
Не забывайте, что была война!
* * *
Геннадию Макину
Догорает костёр, догорает...
Не жди
Чьей­то воли чужой и совета.
Сам пойми, человек,
ночь стоит впереди,
Осень с неба глядит, а не лето.
Потому подойди и спасибо скажи,
Поклонись, как ведётся от века.
Догорает костёр.
Не оставь, поддержи,
С человеком беда –
поддержи человека.
* * *
Бога молю молитвой,
Сердцем о колокол бьюсь:
Будь ты вовек монолитной
И нескончаемой, Русь!
Неба касаюсь губами,
Плачу и радуюсь вновь,
Журки летят — память,
Утки летят — любовь.
* * *
Юрию Бондареву
То донимает боль в спине,
То барахлит сердчишко...
Держись! Ты дед — по седине,
А по душе — мальчишка.
Давно остыл последний бой
В развалинах Рейхстага,
А честь бойца всегда с тобой,
С тобой твоя присяга,
Живи, солдат, пока живой,
Не остывай на марше.
Салют тебе, наш рядовой!
Ура тебе, наш маршал!
ПРОСЬБА ВЕТЕРАНОВ
Площадь наша Красная, порадуй
Молодым лицом своих парадов,
Превеликой памятью повей
С наших вечно фронтовых полей
И позволь нам встать,
хоть мы и деды,
В караул у Знамени Победы.
МОЛОДОМУ
Не выставляйся: я да я.
Ты в жизнь пошёл от соловья
По предсказанью той звезды,
Что углядела с высоты
Девчонку ту и паренька
При соловье у родника...
И лишь потом ты молодцом
Пошёл от матери с отцом.
СИЛА СВЕТА
Сижу, как пень, как плеть — рука,
Застой в башке, в душе тоска...
Пришла моя симпатия —
И отошла апатия.
И я в преклонном стаже
Весь разветвился даже,
Весь окунулся в лето,
Вбирая силу света.
* * *
Уже давно с полей, с лугов
Ушла весна под власть снегов,
Ушла в туман, в дожди, в пургу.
А я ещё за ней бегу,
Прошу: постой, не уходи,
Перезимуй в моей груди!
* * *
Молодёжь на то и молодёжь.
Было: не «подайте», а «даёшь!»
Было: Уралмаш и ДнепроГЭС.
Горы дел, а времени — в обрез.
Было: балалайка и гармонь,
Песня — к звёздам, под ноги — огонь,
А потом с залёточкой вдвоём,
Как сирень в обнимку с соловьём.
Было. А теперь — ну что за цель? —
Дайте мне Америку в постель.
ЗЕМЛЯ
Всё от неё пошло – живое от живого –
И корень злака от неё и корень слова.
Земля для нас и воздух, и вода.
Не каменейте сердцем, города.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить