Войти на сайт

Авторизуйтесь через любой из сервисов, чтобы оставить комментарий

     

последние комментарии

Эдуарду Балашову – 75!

Эдуарду Владимировичу Балашову – 75! Дата, скажем прямо, — солидная. Каждый, кто подходит к этой черте, невольно спрашивает себя: всё ли ты сделал, что задумывал? Правильно ли поступил в той или иной ситуации? Сколько ещё колечек в древе жизни намотает тебе судьба? Балашов не исключение: он, видимо, тоже терзается этими вопросами. Но есть в нём то, что свойственно поэту — возвышенность души: «Песня не смолкнет на слове забытом // Жизнь не заплачет о сне прожитом». Бог осенил его поэтическим даром.

А когда он подал знак? Вот его слова: «Я писал в основном эпиграммы. В четырнадцать лет я проснулся от услышанного мной внутреннего голоса: это были строки — ровные, ритмичные. Я вскочил с кровати и стал их записывать». Всё вроде бы шло к тому, чтобы Эдуарду Балашову стремительно войти в цеховое братство поэзии. Она, как известно, в 60­е годы распахнула двери молодым и «пришедшим с войны» поэтам. Только у каждого были свои тернии, свои ступени к вершине большой литературы: у Балашова — военное детство, Суворовское училище, МВТУ им. Баумана, завод гражданской авиации… «Но что­то во мне искрилось. Хотя никакой школы мастерства не было — записывал по четыре строчки. Всё давалось в готовом виде. Когда окончил Бауманский, с рукописью стихов поехал в редакцию журнала «Юность». Пройдет еще немало лет, прежде чем он станет профессиональным поэтом, автором сборников стихов, профессором Литературного института им. А.М. Горького, воспитавшим не одно поколение молодых поэтов. И снова послушаем Балашова: «…Это был порыв моего интереса к поэзии, и не только к ней, но постепенно углублялся в стихию языка. Мне вскоре стал понятен старославянский». Слово в поэзии для Эдуарда Балашова — это, конечно, прежде всего форма, краски, таинство языковых созвучий. Но это и мысль и чувства, влекущие в Космос, где царствует хаос и ликует гармония: «Живая дорога // По звездной капели,// От бога до Бога — //Ступени, ступени», где плавится земная любовь: «Люби безоглядно, люби не по долгу — // По сердцу люби, говорю». И снова стихия слова… «Был повод к поиску иных форм, которые были схожи с восточной поэзией». Однажды по радио я услышал, как поэт Валентин Сидоров читал стихотворение, посвящённое Николаю Рериху. Встретились с ним». Так возникла дружба поэтов, скреплённая любовью к великому русскому художнику, его философии, наполненной живительной энергией двух культур — России и Индии. Истоки вдохновения неизбывны. Балашов черпает их из глубины десятилетий детства и юности: «А мимо — шинели серые, // Красивые танки шли… // И вдруг в сорок пятом первые — // Весна и зелёные щи». Черпает из истории своей Родины, вековечной страдалицы и заступницы: «Храните Русь, как вас она хранит. // Обороните — и спасётесь сами. // Россия — радость, Сергиев магнит, // Грядущий стяг и Куликово знамя». По профессии Эдуард Балашов авиатор. Может быть, потому его поэзия — это ощущение счастья полёта и притяжения родной земли.

Сергей ЛУКОНИН. 

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите на сайт через форму слева вверху.

Please publish modules in offcanvas position.

Free Joomla! templates by AgeThemes