Главное содержание

Круглый стол «Слова»

  15 декабря редакция газеты «Слово» провела «круглый стол» на тему «Выборы-2012: вопросы образования и культуры». В обсуждении приняли участие виднейшие деятели российской культуры, широко известные всей стране. Актуальность обозначенной темы не вызывает сомнений. Цель мероприятия – поставить вопросы образования и культуры в центр предвыборного диалога, сделать его важной и неотъемлемой частью политического дискурса как в ходе президентской избирательной кампании, так и выборов в Государственную Думу. Мы начинаем знакомить наших читателей с материалами «круглого стола».

  Виктор ЛИННИК:
  — Дорогие друзья, очень рад приветствовать в этих скромных чертогах такую звёздную россыпь в вашем лице. Представлять присутствующих нет необходимости – все вы хорошо известны всей стране, но всё-таки позволю себе это сделать.
  Игорь Трофимович Янин, сопредседатель Союза писателей России, доктор исторических наук, профессор. Геннадий Игоревич Гладков, замечательный композитор, народный артист России, известный волшебник музыки. Галина Александровна Ореханова, заведующая литературной частью МХАТ им. М.Горького, известный театровед, признанный специалист по истории театра и современному театру. Юрий Антонович Беляев, президент Академии российской словесности. Валентин Валентинович Клементьев, ведущий актёр МХАТ им. М.Горького, народный артист России, лауреат премии «Хрустальная роза В. Розова». Татьяна Васильевна Доронина, всенародная любимица, народная артистка СССР, художественный руководитель МХАТ им. М.Горького. Василий Борисович Ливанов, народный артист России, человек, обладающий всемирной известностью. Владимир Михайлович Потапов, журналист, кандидат исторических наук. Блестящий дипломат и политический деятель Валентин Михайлович Фалин, доктор исторических наук, профессор, человек, который не нуждается в особом представлении. Евгений Юрьевич Стеблов, народный артист России, лауреат Государственной премии, первый заместитель председателя Союза театральных деятелей РФ, профессор.
  Думаю, мы правильно сделаем, если поздравим Евгения Юрьевича с только что прошедшим юбилеем. (Аплодисменты.)
  Продолжим. Георгий Николаевич Цаголов, профессор, экономист, преподаватель международного университета в Москве, предприниматель.
 
  Владимир ПОТАПОВ:
  — Позвольте огласить для протокола, что ведёт наш «круглый стол» Виктор Алексеевич Линник, главный редактор газеты «Слово», кандидат исторических наук, лауреат премии Союза журналистов СССР, действительный член Академии российской словесности и член Союза писателей России.
 
  Виктор ЛИННИК:
  — Дорогие друзья, все вы либо авторы газеты «Слово», либо её герои. Мы специально вывесили на стенах некоторые из наших первых полос. Они иллюстрируют наше тесное сотрудничество, показывают, что в редакции «Слова» вас хорошо знают. Само собой, что мы очень ценим ваше участие в нынешнем мероприятии.
  Должен был прийти писатель Валентин Распутин, но он только что мне отзвонил и сообщил, что наш «круглый стол» «наложился» у него на встречу в Патриархии. Очень извинялся, обещал потом приехать в редакцию отдельно…
  Участниками нашего «круглого стола», так сказать, «на удалении» являются также Валерий Николаевич Ганичев, председатель Союза писателей России, заслуженный работник культуры РСФСР, член Общественной палаты Российской Федерации, доктор исторических наук, профессор и Сергей Ервандович Кургинян, политолог, президент международного общественного фонда «Экспериментальный творческий центр». По объективным причинам они, к сожалению, не могут присутствовать здесь сегодня, но обещали высказать на страницах «Слова» своё мнение по затрагиваемым вопросам.
  Сергей Ервандович последние месяцы побивает своих соперников — Леонида Млечина и Николая Сванидзе — с разгромным счётом в телепередаче «Суд времени» на Пятом телеканале. Это, кстати, говорит о многом и имеет прямое отношение к теме нашей сегодняшней встречи. У людей уже не просто ностальгия по тому хорошему, что было в культуре и образовании советской эпохи. Это уже эмоции всего общества, которые, на мой взгляд, просто вопиют.
  Наше сегодняшняя тема обозначена так: «Выборы-2012: вопросы образования и культуры». В чём смысл нашего обсуждения? Вопросы образования и культуры последние двадцать лет — и вы это знаете лучше меня — находятся в загоне. Поэтому наш сегодняшний разговор об этих проблемах будет пусть скромной, но, принимая во внимание статус участников нашего «круглого стола», всё-таки заметной попыткой поставить эти проблемы в центр предвыборного диалога. То есть сделать вопросы образования и культуры частью тех проблем, которые будут обсуждаться в ходе избирательной кампании.
  Проблемы образования и особенно культуры в последнее десятилетие даже не фигурировали в качестве заметной темы в Посланиях Президента. Их как будто попросту не существует.
  Зато чрезмерное внимание уделяется масскультуре… Вы видите, что творится на экранах телевидения, на газетных полосах. Думаю, вряд ли в регионах ситуация отличается от того, что происходит в столице. Кто-то метко подметил, что «голубые экраны стремительно желтеют из-за «зелени». Это точная характеристика того, что происходит в целом в СМИ, которые стали ударной силой по дебилизации народа. Острословы вывели даже «единицу пошлости» — «один петросян». В передачах — полуголые люди, юмор «ниже пояса»… Во многих театрах актёры выходят на сцену в чём мать родила. Одним словом, как говорил Достоевский, что пОшло, то и пошлО.
  Не хочу особенно затягивать вступительное слово. Проблемы вам всем известны. Должен сказать, что мы в газете фактически со дня основания бьём тревогу по всем этим вопросам. Но на это внимание не очень обращают. Как, впрочем, и на выступления ведущих деятелей нашей культуры, протестующих против того, что ныне творится. Когда-то Василий Борисович Ливанов выдал формулу, что «культура является вопросом национальной безопасности». К сожалению, её проигнорировали. А зря. Ныне нам это уже аукается – мы видим это по событиям на Манежной площади.
  Стоит задуматься: нужен ли нам образованный и культурный народ? Или ставка делается на создание бездушной биомассы — людей, которые вкалывают, ни о чём не задумываются и заходятся от смеха над выкрутасами шоуменов? Похоже, кого-то устраивает именно такой народ.
  В культуре, в частности в кино, происходит то же, что и в промышленности, в экономике в целом. Живут хорошо только некоторые прикормленные люди. Андрону Кончаловскому, как сообщают СМИ, выделяют 90 миллионов долларов на фильм, который он будет снимать. Получается, что вдвоем с братом они «распилят», наверное, десятилетний бюджет всей российской кинематографии. Таким образом, прикормленные олигархи процветают и в экономике, и в культуре. Коррупция сегодня разъедает основы — или то, что ещё от них остаётся — нашей культуры.
  В образовании — та же история. Ввели, например, пресловутый единый госэкзамен (ЕГЭ) под предлогом борьбы со взяточничеством в школах и т.д. и т.п. На деле вышло наоборот: в Чечне все сдали ЕГЭ на сто баллов. Всё было мгновенно коррумпировано. И жалкий лепет о том, что единый экзамен будет якобы противодействовать коррупции, абсолютно ничего не значит.
  Вы знаете, что происходит с историей как составной частью культуры любого народа. Нас попросту лишают истории. После 17-го года нас лишили дореволюционной истории, после 91-го года нас лишили советской истории. Что мы имеем в результате? Вся отечественная история — сплошная «чёрная дыра», в которой нет ни героев, ни положительных примеров, вообще ничего, чем любому народу стоит и должно гордиться.
  Подход очень показательный. Недавно брал у меня интервью московский корреспондент «Нью-Йорк таймс». Когда начался разговор, то понял: от меня ждут лишь того, что им сказали бы либералы, — как всё плохо и мерзопакостно у нас в стране. И когда сказал ему: «Думаю, Россия выправится, встанет на правильный путь», он молниеносно, со смехом отреагировал: «А когда она была на правильном пути?» Мол, вообще в истории России такого не было. Я возразил: а в сорок пятом, когда мы вошли в Берлин, а в пятьдесят седьмом, когда первыми запустили спутник, а в шестьдесят первом, когда полетел Юрий Гагарин? Они это совершенно не воспринимают, им это неинтересно. Не та это парадигма, по которой они привыкли сегодня судить о нас и по которой они сегодня разговаривают со своими собеседниками.
  Нынешний скандал вокруг WikiLeaks с утечкой из диппочты США подтвердил, что американцы по-прежнему в собеседники и партнёры выбирают себе представителей из нашей праволиберальной публики. И вполне удовлетворены только их пониманием и российской истории, и текущего момента, и будущности России. Другие источники информации для них не существуют, они им попросту неинтересны. С последних лет перестройки американцы ориентируются только на тех, кто по сути дела разрушает Россию. Вот это им интересно. Это для них партнёры по диалогу и совместным действиям.
  Приглашаю присутствующих поделиться с нашими читателями своими мыслями. Естественно, мы опубликуем материалы нашего «круглого стола». Хотелось бы, чтобы получился интересный, живой диалог. А если он будет интересен вам, то будет интересен и читателям «Слова». Спасибо.
  Юрий БЕЛЯЕВ:
  — Я вообще считаю, как это ни грустно, что образование и культура — это задние ноги существа по имени государство. Передние две ноги — это политика и экономика. Поэтому говорить о проблемах образования и культуры в свете электорального или политического будущего можно, лишь акцентируя внимание на историчности этого процесса.
  Российское общество и сейчас, и в ближайшем будущем напоминает былинного богатыря, стоящего на развилке трёх дорог у камня с надписью: направо пойдешь — сильную рать найдешь, налево пойдёшь — справедливость найдёшь, прямо пойдёшь — в изобилии жить будешь. Но ведь за этими посулами могут скрываться и тоталитарная диктатура, и ужасы новой пугачёвщины, и фракционный хаос. Поэтому выбор неведомого даётся с таким трудом. И выборы 2012 года — всего лишь одна из вех на этом пути, не сулящая, впрочем, особой интриги. Потому что фаворит на предвыборной стадии очевиден. И 10—15 процентов неуверенности могут быть связаны только с факторами внешнего воздействия.
  Но Россия всё же не Филиппины, и её геополитическая устойчивость достаточно велика. Хотя в истории с Кавказом кто-то уже услышал первый звоночек. Что же касается электоральных перспектив ближайшего развития до 2012 года, то они просматриваются достаточно чётко, чего уже нельзя утверждать о последующем периоде до 2018 года.
  Тогда мирное течение исторического процесса может быть подвергнуто серьёзным испытаниям. Ибо история — это не Невский проспект с его ровными тротуарами, а извилистая дорога с ухабами на каждом шагу. И нет пророка в своём Отечестве. Ибо кто мог предсказать в 1913 году при проведении юбилейных торжеств по случаю 300-летия Дома Романовых гибель через четыре года и самой династии, и даже могущественной империи, входившей в четвёрку самых великих держав того времени. Даже прозорливый Распутин в тот момент промолчал.
  Меня лично больше поражает историческая близорукость выдающихся государственных деятелей, даже таких образованных, как наши нынешние лидеры. Ибо большинству из них непонятен очевидный постулат истории: все великие революции начинаются с очень малого. Приведу только один пример из недавнего прошлого. Февральская революция, приведшая к падению трёхсотлетней династии, случилась из-за отказа одного учебного батальона курсантов Императорского военного училища рассеять толпу демонстрантов. Толпа недовольных с перешедшим на их сторону «человеком с ружьём» и есть революция. И предсказать её, а тем более предотвратить, никому не под силу. Кроме самой истории.
  Поэтому когда газеты сообщают 11 декабря и позже, что московская милиция стягивает силы в центр Москвы — это второй звоночек из этой серии. Кто бы мог подумать, что накануне Нового года, когда все должны ходить за рождественскими и новогодними покупками, мы должны избегать скоплений масс людей и метро и т.д. Прискорбно, что власть при всей внешней силе, при прекрасной цене на нефть оказывается очень рыхлой с точки зрения социально-политической стабильности.
  Вот почему образование и культура находятся в России, как сказал наш ведущий Виктор Линник, в столь «униженном состоянии». Казалось бы, это для духовного здоровья — нонсенс. Тем не менее это является социально-идеологическим заказом. Почему? Вспомните: Октябрьскую революцию совершили на двух постулатах. Первый — это национализация с экспроприацией собственности. Второй — культурная революция. Антиоктябрьская революция, которая произошла в 93-м году, была построена на принципах денационализации и плюс, естественно, антикультурной революции.
  Вопросы образования и культуры в любом обществе решаются в интересах господствующего или правящего клана или сословия. Надо выявить эту центральную структуру и понять, чего она хочет: почему такая «желтизна» прёт с «голубого экрана» на непомерные средства, а крохи денег выделяются на настоящую культуру и образование?
 
  Валентин ФАЛИН:
  — Я хотел бы пригласить к нашему микрофону Петра I, который, мне кажется, ответил на некоторые насущные проблемы, чего не удаётся нам. Вот что сказал он: «Оградя Отечество безопасностью от неприятеля, надлежит стараться находить славу государства через искусства и науки». В обществе же, в котором он жил и руководил, он требовал неукоснительного соблюдения законов: «Понеже ничто так по управлению Государства нужно есть, как крепкое хранение прав гражданских, понеже всуе законы писать, когда их не хранить или играть, как в карты, прибирая масть к масти, чего нигде в свете так нет, как у нас было, а отчасти и ещё есть». Пётр I утверждал, что нарушающие законы чиновники «зело тщатся всякие мины чинить под фортецию правды».
  И мне кажется, что при всех противоречиях и сложностях своего характера Пётр ответил на вопросы, которые имеют важность до сих пор. Когда мы говорим о культуре — первична она или вторична, первая она пара ног у государства или не первая, следует задуматься: что такое законопослушание? Может ли быть законопослушание без культуры? Если мы не воспитаем в себе законопослушание, уважение к закону, то, думаю, ничего у нас ни в какой области — ни в экономике, ни в иной другой — двигаться вперёд не сможет по определению.
  Трагедия нашей страны в том, что, начиная с Киевской Руси, нами руководили не законы, а люди. Если и дальше будет синекура от единовластия, которое ставит себя над народом и каждое слово которого высекают в граните, то никакого движения вперёд быть не может, не должно, и нас ждут только новые испытания. Это лишь одна сторона дела.
  Ведущий Виктор Линник уже говорил здесь, что происходит у нас, если посмотреть на телевидение, театр, на книгопечатание… Сейчас идёт спор о том, законно или нет клонирование человека… А с чего начинается человек? Он — существо мыслящее. С чего начинается человек-гражданин? Он — существо здравомыслящее. Пока мы не подойдём к тому порогу, когда здравомыслие будет определять состояние общества от первой ступени до самой верхней ступени, увы, ничего положительного произойти не может.
  В заключение процитирую старую еврейскую мудрость: если бы многие (как общество или гражданское общество) признали, что в раю запретов больше, чем в аду, то поступили бы благородно.
 
  Василий ЛИВАНОВ:
  — Иногда думаю, что наша общая беда в том, что все мы очень образованные и умные. Но в прагматическом смысле это является нашим очень сильным проигрышем. Потому что всё, что мы говорим, — замечательно и верно, и очень глубоко. Но для того, что происходит в нашей среде деятелей культуры и т.д, оказывается неактуальным.
  Я в качестве советника Сергея Миронова, председателя Совета Федерации Федерального собрания РФ, недавно был на одном заседании в Совете Федерации в связи с обсуждением готовящихся законов о культуре, новых законов, поправок и так далее. Выступила актриса Драпеко Елена, член Комитета по культуре Государственной Думы. Её выступление свелось к тому, что они на Комитете долго решали: в чём задача искусства? Они пришли к выводу, что задача искусства — буквально цитирую — «создавать хорошее настроение».
  После этого треть зала ушла. Поняли, что обсуждать нечего. (Реплика одного из участников «круглого стола»: «Поспешили создавать хорошее настроение!») Люди, которые хотели выступить, поняли, что их выступление не услышат, поскольку умным и образованным здесь делать нечего…
  И мне хотелось бы сказать: то, что мы собрались, — это здорово. То, что мы видим друг друга, — тоже замечательно. Но хотелось бы несколько «приземлить» все наши разговоры и основываться в беседе на впечатлении от Послания — уже третьего по счёту за президентский срок — президента Медведева Федеральному собранию. Что меня очень огорчило? По телевидению камера постоянно панорамировала на зал, который собрался выслушать это Послание. Так вот, я не увидел там ни одного (!) лица человека, который представлял бы культуру и искусство. Ни одного! Меня это потрясло. Я узнавал многих знакомых — из властных структур, много было представителей спорта, заслуженных мастеров, но не было никого из представлявших культуру.
  Хотя президент заявил, что основная тема его Послания — обращение к детям. И что самое ценное, что у нас есть, — это дети. Но в этом плане не делается ничего. Если речь о детях, то, наверное, можно было бы пригласить в зал литераторов, писателей, которые работают в детской теме, того же Эдуарда Успенского, кого-то из киноматографистов, кто вопреки всему пытается продолжать что-то делать в детском кинематографе…
  Вопрос, мне кажется, впрямую затрагивает то, что сейчас происходит в России с семьёй. По телевидению постоянно обсуждается вопрос о «материнском капитале» — сколько денег и как их тратить. Больше ничего не обсуждается. Одни цифры. Что появляется о семье? — Хорошо загримированные артисты, которые пьют сок «Моя семья». На этом всё и заканчивается. В этом плане положение катастрофическое.
  Я хочу привести слова великого учёного, грандиозной личности Петра Леонидовича Капицы, который неоднократно в своих интервью заявлял, что он категорически против лозунга «Дети — наше будущее». Пётр Леонидович утверждал, что мы должны понимать и говорить: «Мы — будущее наших детей». Мы все здесь по возрасту уже дедушки и бабушки, мы пока что ещё будущее наших детей, а главное — наших внуков, для которых не делается ничего.
  Что делается с нашим телевидением! Говорят, что все фривольные передачи идут по телевизору после того, как дети спать ложаться. А чтобы они не смотрели эти передачи, вы, дескать, не пускайте их к телевизору. Это — бред, наглый бред.
  Поэтому, думаю, надо заострить внимание на этой теме: что делать, где программа воспитания детей, начиная не только со школьного возраста, но и раньше? Ничего этого нет. Мы понятия не имеем, что делается в этой области.
  Была киностудия детских и юношеских фильмов имени Горького. Она разорена, она уничтожена — за ненадобностью! Поэтому, когда президент говорит, что главное — это дети, почему же он ни слова не произносит о том, что уничтожена такая киностудия?! Я считаю, что её уничтожение — это преступление!
 
  Виктор ЛИННИК:
  — Я прошу прощения, Василий Борисович, но это по теме. Мы принадлежим к такому поколению, которое в детские свои годы имело большие возможности — нам было куда идти и чем заниматься. Думаю, все присутствующие прошли через какие-то кружки в домах культуры, художественные, спортивные и так далее. Сейчас ничего этого нет, а там, где есть, — всё это за деньги.
 
  Василий ЛИВАНОВ:
  — Всё это так. Я думаю, что наше уважаемое собрание должно обратить внимание как раз на эти вопросы. Ведь не делается ничего.
  Я член президиума Национальной академии кинематографических искусств и наук России. Все вы, наверное, видели по телевидению кинокритика Кирилла Разлогова — говорят, у него фамилия подходящая, вот он и разлагает. Так вот, у нас каждый год вручаются награды Киноакадемии — кинопремия «Золотой орёл». В кандидаты на награждение попало творение Гай Германики (на самом деле она, конечно, никакая не Гай Германика, а что-то вроде Клавы Петрушкиной) — фильм «Школа». Чудовищное произведение! И когда в Киноакадемии на президиуме сказали Разлогову — а он председатель экспертной комиссии, — что у нас уже был похожий случай с фильмом Ивана Дыховичного — царство ему небесное! — «Копейка», где сплошной мат и т.д. Так фильм был снят с конкурса, Академия его не пропустила. Ах, заявил Разлогов, вы хотите Гай Германику снять с конкурса? Это недемократично!
  Вот эта реакция — очень характерна. Может быть, нам стоит сосредоточиться на том, чтобы предложить государству, верховной власти какую-то программу, связанную с воспитанием детей через литературу и искусство и т. д. Без этого ничего происходить не будет. Ведь каждый год мы теряем массу детских душ.
  Смешно говорить, что дети не смотрят «Камеди клаб». Они смотрят это жуткое проявление цинизма и похабщины… Люди, как говорил Высоцкий в фильме, «с кликухами погаными»: какой-то Бульдог, кто-то ещё. Всё это — чудовищно…
  Теперь, избили корреспондента Кашина, по-моему, — случай действительно чудовищный, безобразный. С высокой трибуны было сказано: каждый корреспондент имеет право высказывать своё мнение. Вопрос — какое мнение? Прошёл съезд Союза кинематографистов, который принял официальное заявление по поводу засилья «жёлтой» прессы. Дело в том, что ситуация в СМИ уже доходит до крайнего безобразия.
  Не обращать внимание на то, что толпа молодых людей в шесть тысяч человек скандирует в центре Москвы: «Убивать! Убивать! Убивать!», — уже нельзя. Это имеет очень серьёзные корни. Кого они призывают убивать? Можно, конечно, говорить: ах, это — экстремисты, это — скинхеды, это… Не помню, кто-то сказал по телевизору: «Почему-то, когда хорошо, — это россияне, а когда фашисты — это русские».
  Вот эти чудовищные, безнравственные вериги, вериги бескультурья направлены на разрушение. Мне думается, мы должны потребовать от верховной власти выработки и осуществления развёрнутой программы воспитания подрастающего поколения. Программы, которая была бы построена на печатании книг для детей и юношества, на предназначенных для них спектаклях, которые бы шли в театрах во всех городах страны. Я знаю, что большинство театров вообще выбросило из своих репертуаров детские спектакли.
 
  Юрий БЕЛЯЕВ:
  — Простите, вопрос. А вы не боитесь, что к выработке программы подключат Разлогова и Гай Германику?
 
  Василий ЛИВАНОВ:
  — Я боюсь только одного — испугаться. Больше ничего не боюсь. А поэтому, пока я не испугался, думаю, что нам следует обратиться именно к Президенту Российской Федерации. Потому что министр культуры ничего уже не может сделать. Я лично хорошо знаю министра культуры — очень порядочный, честный, умный человек, блестящий дипломат. Но он не может ничего сделать один. И дело не в тех деньгах, которые дают или не дают кинематографу, это вопрос десятый. Дело в том, что не существует никакой национальной программы. Ведь семья — это основа общества. Где она? Ничего этого нет.
 
  Виктор ЛИННИК:
  — Конечно, вопрос острый. И можно обратиться к верховной власти. Но, боюсь, что она опять поручит писать программу деятелям типа Фурсенко, Швыдкого и им подобным…
 
  Василий ЛИВАНОВ:
  — Ну, наши опасения мы можем оговорить в нашем обращении — чтобы дело не поручали людям, для которых показ с экрана половых актов — признак демократии. Мы можем всё это оговорить. Персонально назвать людей, которых мы бы не хотели видеть в качестве привлечённых к этому… Всё это в наших силах… Вот мы говорим о выборах 2012 года, это направление надо застолбить, об этом надо говорить громко уже сейчас. Ведь после криков «Убивать! Убивать!» действительно начнут убивать. Мы живём сейчас в отрезке времени между «убивать» и «убивают».
 
  Геннадий ГЛАДКОВ:
  — В развитие идеи Василия Борисовича скажу, что я уже давно воспринимаю её как свою. Пытаюсь её проводить везде, где возможно. Но ни одно моё высказывание не появляется в эфире, на страницах изданий — всё вырезается. Вот недавно из «Московской правды» пришли, тоже говорили-говорили: я называл и Швыдкого, и Фурсенко, перечислял все безобразия. Соглашались, что плохи дела в культуре. Но как только я сказал, что Швыдкой начал разгром нашего «Мультфильма» — из интервью всё это убрали… Получается так: словно письмо пишешь, а почтового ящика нет.
  Получается, что говорить бесполезно. Всё, что затрагивает проблему деградации культуры, выкидывается. Ну нельзя строить миллиардные стадионы и ни одного приличного концертного зала! Ведь нет ни одного, кроме Большого зала консерватории (который, кстати, сейчас закрывается на ремонт)! Остальные залы построены у нас абсолютно безграмотно. Плохая звучность в Зале Чайковского. Он вообще не для того был построен — для танцев. Плохая звучность в новом зале около Павелецкой — в Доме музыки. На «Мосфильме» сделали новый зал, приехали англичане, которые изучали, почему плохо звучит. Наконец разобрались: оказалось, что «золотое сечение» — есть такая точка — вообще находится вне пределов зала, на улице!
  Вот смотрю концерты по НТВ-плюс, вижу, что на Западе в новейших залах оркестр расположен в центре, а публика как в античном амфитеатре сидит. Звучность — потрясающая! Они сразу пишут на пластинку. И публика не мешает. Так вот на это у нас нет денег! Посмотрите, наши лучшие оркестры Спивакова, Башмета выступают у нас в плохих залах, а когда нужно записываться — едут на Запад… Наш Владимир Федосеев, в основном, выступает в Австрии, дома — лишь наездами… И никто на это не обращает внимания. Это удивительно!
  Я всё думал, вот при советской власти возник Союз композиторов, его поддерживали. Возможно, кто-то страдал, но опыт-то положительный остался! Сейчас еле-еле союз собрали, готовимся к его пятидесятилетию. Был первый концерт. Опять же в Зале Чайковского, где невозможно сделать высококачественную запись, сделать пластинку и её двигать. На олимпиаду и футбол идут триллионы, а на это, ребята, денег нет! Искать спонсора? У нас спонсоры чаще найдут деньги на банкет, а на культуру — лучше не подходи…
 
  Виктор ЛИННИК:
  — А как зал в Барвихе?
 
  Геннадий ГЛАДКОВ:
  — Барвиху уже переплюнул Крокус, там второй зал. Новый зал Крокуса лучше. Поэтому туда может приехать Доминго и спеть там популярные итальянские песни, но там цены…
 
  Василий ЛИВАНОВ:
  — Три тысячи долларов…
 
  Геннадий ГЛАДКОВ:
  — Кто же может заплатить такие деньги?…
 
  Виктор ЛИННИК:
  — Только «очень культурный человек»…
 
  Василий ЛИВАНОВ:
  — Правильно говорят, что столица России — это Рублёвка…

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить