последние комментарии

trustlink1

ШАПКА ПО КРУГУ:

Владимир ЛичутинСбор средств на издание «Собрание сочинений в 12 томах» В. Личутина

Все поклонники творчества Владимира Личутина, меценаты и благотворители могут включиться в русский проект.

Реквизиты счёта

Получатель ЛИЧУТИН ВЛАДИМИР ВЛАДИМИРОВИЧ

Cчёт получателя 40817810038186218447, Московский банк Сбербанка Росии г. Москва, ИНН 7707083893, БИК 044525225,

Кс 30101810400000000225, КПБ 38903801645. Адрес подразделения Банка г. Москва, ул. Лукинская, 1. Дополнительный офис 9038/01645.

 

 

Пречистенка, 32

 Стремительно приближается годовщина со дня кончины Савелия Васильевича Ямщикова – ревностного защитника древнерусского искусства, инициатора реставрации и восстановления целых городов, таких как Псков, Великий Новгород, Ярославль, Кострома, Суздаль, Владимир, председателя Союза реставраторов России, автора страстных, неравнодушных книг о русской культуре и искусстве, организатора первых  выставок иконописи в России, первооткрывателя многих великих имён в истории русской живописи. Савва — это имя, данное ему в крещении. Так он и стал называть себя в последние годы жизни.
  Мы начинаем публикацию воспоминаний его друзей о нём, оставшемся посмертно членом Общественного совета газеты «Слово».

Впервые я увидела Савву, в ту пору Савёлку, в храме Марфа-Мариинской обители, где в середине 70-х располагался отдел иконописи знаменитых «Грабарей» (Всесоюзный художественно-реставрационный научный центр имени Грабаря). Там работали мои друзья Борис Ерёмин и Саша Гассель. Борис сейчас — ведущий реставратор музея Рублева, а Саша вот уже больше 30 лет живёт в Бостоне, где пишет иконы и картины. Недавно он написал книгу о технике иконописи по материалам «Грабарей».
  Ребята пригласили меня, тогда ещё студентку художественного института, посмотреть на редкую икону Богоматери XVI века. К нам подошел статный, красивый, выглядевший немного старше моих друзей, человек. Он сказал об иконе так, что мы все трое замолчали, поражённые точностью и глубиной его слов. Нас познакомили: «Савелий Ямщиков – реставратор высшей категории», «Елена Болотских – начинающий живописец».
  Могла ли я тогда подумать, что через 20 лет буду работать в творческой мастерской Саввы на Пречистенке, а мои картины будут у него в «Музее друзей» наряду с работами Михаила Шварцмана, Бориса Мессерера, Юрия Купера, Натальи Нестеровой, Татьяны Назаренко и многих других талантливых художников?
  «Музей друзей» — это коллекция работ, которые были подарены Савве его друзьями-художниками. Выставки «Музея друзей» прошли в Москве, Пскове, причём выставка в Псковском художественном музее совпала с гражданской панихидой по Савелию Ямщикову. Сейчас коллекция «Музея друзей» в постоянной экспозиции в месте вечного упокоения Саввы в Пушкинских горах.
  Как же Савва передал мне свою мастерскую? Мы долго не виделись. Так сложилось, что я почти 10 лет прожила в Америке в Сиэтле. О Савве знала, что он болен и почти не выходит из дома. Молилась на далёкой чужбине в храме Николая Чудотворца о его здоровье. Вспоминала посиделки в его мастерской.
  Пречистенка, 32, строение 2, во дворе – это был адрес, известный почти всей творческой элите Москвы и Питера. В гостях у Саввы мы пировали с Максимом Шостаковичем, он готовил свое коронное блюдо — ведро перепёлок в сметане. Завсегдатаями мастерской были художник Борис Мессерер с поэтессой Бэлой Ахмадулиной, художники Михаил Ромадин и Сергей Бахтин, замечательная балетная пара Васильев и Максимова, писатель Валентин Распутин, любимый друг Саввы – актёр Василий Ливанов и много-много других замечательных людей.
  Сидя за столом на кухне, можно было протянуть руку в открытое окно и сорвать с ветки яблоко. Где ещё в Москве сохранился такой уникальный дворик господской усадьбы начала XIX века, весь усаженный гигантскими липами, тополями, яблонями и грушами? Недаром киношники так полюбили этот двор. И фрагменты флигеля, каретных сараев, господского дома можно встретить во многих наших фильмах. И последний фильм с Абдуловым в главной роли снимался в этом дворике и во флигеле Саввы.
  Замечательна история этой усадьбы. Первый владелец — князь Охотников построил её дважды: первый раз до войны 1812-го, а во второй — воссоздал заново в 1813 году. С середины XIX века здесь была известная Поливановская гимназия, в которой учились дети Толстого, Островского. Её закончили художник Головин, поэт Бальмонт, великий шахматист Алёхин. Сейчас в здании бывшей гимназии располагается художественная школа имени Серова и музыкальная школа имени Мурадели.
  Из флигеля идеально сохранившаяся лестница начала XIX века ведёт посетителя на второй этаж в святая святых Саввиной студии. Там всё было деревянным: лавки, огромный стол, старинный буфет, двухцветный паркет пушкинских времён. Главное место мастерской — кухня с массой маленьких фотографии друзей Саввы на красно-краплаковых стенах. Стены в холле тоже были насыщенного красного цвета – этакая киноварь, сошедшая с древних икон и поселившаяся у Саввы. Сейчас я понимаю, что красный цвет не случайно был в студии. Савва по жизни был победителем, поэтому в его творческом доме красный цвет стал доминантой. Явственно помнится, как Савва сидел в красной рубахе на фоне красной стены, и вся эта багряная феерия уравновешивалась огромной зелёной лампой в стиле арт-деко, висящей над большим столом. Савва всегда сидел за столом между двух окон под портретом его духовного отца архимандрита Алипия.
  Этими воспоминаниями я жила в Америке, и как только вернулась в Россию, позвонила Савве. Никто не ответил. Истосковавшись по русской глубинке, я поехала сначала во Псков, потом в Печоры и, наконец, в Изборск… И какова же была моя радость, когда на крыльце деревянного гостевого дома в Изборске я увидела чуть раздавшуюся вширь фигуру Савелия, а рядом с ним его жену Валентину и дочь Марфу. Мы проговорили до полуночи, а утром разъехались разными маршрутами: Савва с семьёй в Пушкинские горы, а я в Москву. Где-то через неделю раздаётся звонок.
  — Ты вернулась в Россию, а мастерская у тебя есть? – спросил Савелий.
  — Нет, – отвечаю.
  — Бери мою и работай.
  — А как же ты?
  — Работай, работай. Я теперь почти всё время на Бурденко — это сейчас мой реставрационный дом.
  Так, вернувшись в Москву, я обрела творческий кров и твёрдую руку старшего друга, большого мастера, наставника, ведущего меня и поныне. Мастерская была, конечно, в некотором запустении: пришлось и крышу латать и электрику переделывать, но стены и фотографии на них, абажур, деревянные лавки, стол, буфет, а главное, атмосфера мастерской остались прежними.
  И вот Савелия Ямщикова уже нет, а я так и продолжаю работать, писать свои картины, напоминающие иконы, в мастерской, которую завещал мне Савва.

Елена БОЛОТСКИХ.

 

Please publish modules in offcanvas position.

Free Joomla! templates by AgeThemes