Войти на сайт

Авторизуйтесь через любой из сервисов, чтобы оставить комментарий

     

ads

Поиск по публикациям

последние комментарии

Пречистенка, 32

 Стремительно приближается годовщина со дня кончины Савелия Васильевича Ямщикова – ревностного защитника древнерусского искусства, инициатора реставрации и восстановления целых городов, таких как Псков, Великий Новгород, Ярославль, Кострома, Суздаль, Владимир, председателя Союза реставраторов России, автора страстных, неравнодушных книг о русской культуре и искусстве, организатора первых  выставок иконописи в России, первооткрывателя многих великих имён в истории русской живописи. Савва — это имя, данное ему в крещении. Так он и стал называть себя в последние годы жизни.
  Мы начинаем публикацию воспоминаний его друзей о нём, оставшемся посмертно членом Общественного совета газеты «Слово».

Впервые я увидела Савву, в ту пору Савёлку, в храме Марфа-Мариинской обители, где в середине 70-х располагался отдел иконописи знаменитых «Грабарей» (Всесоюзный художественно-реставрационный научный центр имени Грабаря). Там работали мои друзья Борис Ерёмин и Саша Гассель. Борис сейчас — ведущий реставратор музея Рублева, а Саша вот уже больше 30 лет живёт в Бостоне, где пишет иконы и картины. Недавно он написал книгу о технике иконописи по материалам «Грабарей».
  Ребята пригласили меня, тогда ещё студентку художественного института, посмотреть на редкую икону Богоматери XVI века. К нам подошел статный, красивый, выглядевший немного старше моих друзей, человек. Он сказал об иконе так, что мы все трое замолчали, поражённые точностью и глубиной его слов. Нас познакомили: «Савелий Ямщиков – реставратор высшей категории», «Елена Болотских – начинающий живописец».
  Могла ли я тогда подумать, что через 20 лет буду работать в творческой мастерской Саввы на Пречистенке, а мои картины будут у него в «Музее друзей» наряду с работами Михаила Шварцмана, Бориса Мессерера, Юрия Купера, Натальи Нестеровой, Татьяны Назаренко и многих других талантливых художников?
  «Музей друзей» — это коллекция работ, которые были подарены Савве его друзьями-художниками. Выставки «Музея друзей» прошли в Москве, Пскове, причём выставка в Псковском художественном музее совпала с гражданской панихидой по Савелию Ямщикову. Сейчас коллекция «Музея друзей» в постоянной экспозиции в месте вечного упокоения Саввы в Пушкинских горах.
  Как же Савва передал мне свою мастерскую? Мы долго не виделись. Так сложилось, что я почти 10 лет прожила в Америке в Сиэтле. О Савве знала, что он болен и почти не выходит из дома. Молилась на далёкой чужбине в храме Николая Чудотворца о его здоровье. Вспоминала посиделки в его мастерской.
  Пречистенка, 32, строение 2, во дворе – это был адрес, известный почти всей творческой элите Москвы и Питера. В гостях у Саввы мы пировали с Максимом Шостаковичем, он готовил свое коронное блюдо — ведро перепёлок в сметане. Завсегдатаями мастерской были художник Борис Мессерер с поэтессой Бэлой Ахмадулиной, художники Михаил Ромадин и Сергей Бахтин, замечательная балетная пара Васильев и Максимова, писатель Валентин Распутин, любимый друг Саввы – актёр Василий Ливанов и много-много других замечательных людей.
  Сидя за столом на кухне, можно было протянуть руку в открытое окно и сорвать с ветки яблоко. Где ещё в Москве сохранился такой уникальный дворик господской усадьбы начала XIX века, весь усаженный гигантскими липами, тополями, яблонями и грушами? Недаром киношники так полюбили этот двор. И фрагменты флигеля, каретных сараев, господского дома можно встретить во многих наших фильмах. И последний фильм с Абдуловым в главной роли снимался в этом дворике и во флигеле Саввы.
  Замечательна история этой усадьбы. Первый владелец — князь Охотников построил её дважды: первый раз до войны 1812-го, а во второй — воссоздал заново в 1813 году. С середины XIX века здесь была известная Поливановская гимназия, в которой учились дети Толстого, Островского. Её закончили художник Головин, поэт Бальмонт, великий шахматист Алёхин. Сейчас в здании бывшей гимназии располагается художественная школа имени Серова и музыкальная школа имени Мурадели.
  Из флигеля идеально сохранившаяся лестница начала XIX века ведёт посетителя на второй этаж в святая святых Саввиной студии. Там всё было деревянным: лавки, огромный стол, старинный буфет, двухцветный паркет пушкинских времён. Главное место мастерской — кухня с массой маленьких фотографии друзей Саввы на красно-краплаковых стенах. Стены в холле тоже были насыщенного красного цвета – этакая киноварь, сошедшая с древних икон и поселившаяся у Саввы. Сейчас я понимаю, что красный цвет не случайно был в студии. Савва по жизни был победителем, поэтому в его творческом доме красный цвет стал доминантой. Явственно помнится, как Савва сидел в красной рубахе на фоне красной стены, и вся эта багряная феерия уравновешивалась огромной зелёной лампой в стиле арт-деко, висящей над большим столом. Савва всегда сидел за столом между двух окон под портретом его духовного отца архимандрита Алипия.
  Этими воспоминаниями я жила в Америке, и как только вернулась в Россию, позвонила Савве. Никто не ответил. Истосковавшись по русской глубинке, я поехала сначала во Псков, потом в Печоры и, наконец, в Изборск… И какова же была моя радость, когда на крыльце деревянного гостевого дома в Изборске я увидела чуть раздавшуюся вширь фигуру Савелия, а рядом с ним его жену Валентину и дочь Марфу. Мы проговорили до полуночи, а утром разъехались разными маршрутами: Савва с семьёй в Пушкинские горы, а я в Москву. Где-то через неделю раздаётся звонок.
  — Ты вернулась в Россию, а мастерская у тебя есть? – спросил Савелий.
  — Нет, – отвечаю.
  — Бери мою и работай.
  — А как же ты?
  — Работай, работай. Я теперь почти всё время на Бурденко — это сейчас мой реставрационный дом.
  Так, вернувшись в Москву, я обрела творческий кров и твёрдую руку старшего друга, большого мастера, наставника, ведущего меня и поныне. Мастерская была, конечно, в некотором запустении: пришлось и крышу латать и электрику переделывать, но стены и фотографии на них, абажур, деревянные лавки, стол, буфет, а главное, атмосфера мастерской остались прежними.
  И вот Савелия Ямщикова уже нет, а я так и продолжаю работать, писать свои картины, напоминающие иконы, в мастерской, которую завещал мне Савва.

Елена БОЛОТСКИХ.

 

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите на сайт через форму слева вверху.

Free Joomla! templates by AgeThemes