Войти на сайт

Авторизуйтесь через любой из сервисов, чтобы оставить комментарий

     

ads

Поиск по публикациям

последние комментарии

К 90-летию народного художника. Мы жили в эпоху Ильи Глазунова

ХХ столетие, несмотря на весь свой трагизм, убедительно показало бесперспективность всех химер, основанных на богоборчестве и утрате национальных истоков, и в то же самое время, оно стало веком торжества национальных и христианских идей, расцвета национальной культуры и её самого образного выражения – реалистической живописи.
Каждый эпизод в жизни и творчестве И.С. Глазунова имеет свой глубокий смысл. Родился он в юбилейный год и если бы советская Россия не пребывала в социальном беспамятстве, то в 1930 году, в год его рождения, по всей стране широко праздновалась бы великая дата — 550-летие Куликовской битвы. Пройдёт 50 лет, и уже зрелый художник Илья Глазунов заставит своим циклом работ «Поле Куликово» пробудиться Россию от векового сна, хотя ему предстоял ещё титанический труд, чтобы молва о Куликовом поле разошлась от его персональных выставок по всей России.
Всем почитателям русской истории хорошо известно имя прадеда Ильи Сергеевича по материнской линии, действительного тайного советника Константина Ивановича Арсеньева, академика Петербургской Академии наук, историка, географа, воспитателя Цесаревича Александра II. По отцовской линии дед Ильи Сергеевича был почётным гражданином Царского Села и имел свой дом неподалеку от художника и великого педагога Чистякова, офицера и поэта Николая Гумилёва и других известных людей Петербурга. Жизнь и творчество И.С. Глазунова — яркий пример того, как человек может воплотить в себе всё то, что не смогли или не успели выразить его предки. Имея таких исключительных прародителей, Илья Сергеевич просто не имел права прожить другую, менее яркую или менее плодотворную жизнь.
Величайшим потрясением отозвалась в душе художника ленинградская блокада, осталась в памяти неотступным кошмаром, когда он, потеряв почти всех родных, умерших у него на глазах, чудом остался жив. 12-летнего мальчика вывезли из осаждённого города через Ладогу, по Дороге жизни, под фашистскими бомбами...
Память о войне всегда жила в душе художника. Будучи студентом Ленинградского художественного института имени И.Е. Репина, он выразил свои впечатления военных лет в картине «Дороги войны», полной истинного драматизма и правды жизни. Глазунов предложил её в качестве дипломной работы. Академическое начальство единодушно отвергло картину, назвав её антисоветской, искажающей правду и смысл Великой Отечественной войны советского народа: «Война характерна победой, а вы смакуете отступление советских войск — такого ещё не было в советском искусстве».
Под высокими сводами академического коридора — бывшей Императорской Академии художеств — 25-летний студент Илья Глазунов встретил девушку своей судьбы, которая стала его женой, — Нину Александровну Виноградову-Бенуа. Происходила она из известной всем любителям искусства семьи ректора Императорской Академии художеств Леонтия Бенуа.
Завершение И.С. Глазуновым высшего художественного образования совпало с первыми проявлениями так называемой «хрущёвской оттепели». Обстановка того времени способствовала появлению новых идей. Разоблачение культа личности, письмо XX съезду партии вызвали в обществе признаки растерянности и надежды. И вот в этот момент Глазунов смог явить всем яркий дерзкий пример того, как может быть востребована искренняя попытка возвращения к своим истокам, своей культуре, своей вере.
Первая выставка 26-летнего ленинградского студента Ильи Глазунова состоялась в начале февраля 1957 года в Центральном Доме работников искусств в Москве. И сразу невиданный громоподобный успех, отозвавшийся волной публикаций в мировой прессе, возвещавшей о мощном ударе по социалистическому реализму, нанесённом молодым художником, поставил это событие в разряд исторических явлений. Основанием для проведения выставки послужило получение Глазуновым Гран-при на Всемирной выставке молодёжи и студентов в Праге за созданный им образ заключённого в тюрьму писателя Юлиуса Фучика. Молодой художник решил эту тему смело и неожиданно. Он показал колодец тюремного двора, куда заключённых вывели на прогулку, и они понуро и уныло бредут по кругу. И только один, чем-то напоминающий своими чертами самого Илью Глазунова, осмелился поднять высоко вверх голову и смотреть на красоту тающих в небе облаков и кружащихся в вечернем закате птиц. Эта картина, столь необычная и драматическая, потрясла не только международное жюри в Праге, но и советскую публику.
Чтобы понять, каков был уровень гражданской зрелости ещё юного Ильи Глазунова, надо вспомнить о заседании Идеологической комиссии ЦК КПСС и встрече с интеллигенцией в декабре 1962 и марте 1963 года, где в качестве альтернативы «прозападным» настроениям было предложено возвращение к традиционным ценностям. Понятно, что в разгар антирелигиозной кампании призывы к сохранению памятников русской истории вместе с осуждением современного искусства впечатления не производили, но это позволило обсуждать проблемы истории и культуры Древней Руси в печати, и прежде всего — в журнале ЦК ВЛКСМ «Молодая гвардия» и газете «Комсомольская правда», а также внести коррективы в политику издательства «Молодая гвардия», книги которой были ориентированы прежде всего на молодёжь.
Когда на заседании в ЦК КПСС после обычно пафосной риторики «шестидесятников» дали слово Илье Глазунову, он решительно и смело обозначил наиболее острые вопросы и поныне стоящие перед русской культурой. Там Глазунов очень тонко для того времени поднял вопрос о национальности и народности искусства. Он говорил: «Русские художники, несмотря на разнообразие их творческих устремлений, направлений, были полны решимости жить и дружно работать для лучшего будущего. И вечное их стремление в великом познании человека объясняет непреходящее значение подлинного искусства в народной жизни. Истинный художник-творец должен верить в живородящие силы родной страны, должен искать творческое вдохновение в светлых родниках народного творчества. Эта вера в немеркнущие идеалы искусства всегда объединяла русских художников. Во все времена горели для нас путеводные огни великих имён гениальных художников древности. И верность их традициям, как верность стрелки компаса для капитана среди ночи, выводила из многих тупиков многие поколения русских художников…
…Быть современным — это не значит подражать утвердившейся моде в искусстве. Быть современным ‒ это значит выражать духовный мир современника, его внутренние переживания, любовь, ненависть, радость, его нравственные идеалы. Быть современным — это значит жить интересами своего народа, и чтобы каждый перед смертью мог сказать, как Пушкин: «И неподкупный голос мой был эхо русского народа». Быть национальным в искусстве ‒ это прежде всего знать, любить и гордиться культурой своей Родины, своего Отечества. Но нельзя любить то, чего не знаешь…».
Смелое и страстное выступление художника запомнилось всем присутствующим и навсегда сделало Илью Глазунова не «шестидесятником», а русским художником с гражданской позицией, которой он не изменял всю жизнь.
Известность и слава Глазунова стремительно росла, и некогда пустующий чердак в башне дома Моссельпрома в Калашном переулке вскоре стал одним из культурных центров Москвы, через который прошли сотни известных представителей науки, искусства и политики, обеспокоенных судьбой России и её исторического наследия. Успеху Ильи Глазунова как «короля художников» способствовали не только качества его характера, но и его воспитание. Ведь для того, чтобы стать «живописцем королей», надо обликом и манерами соответствовать своего рода архетипу «международной звезды». Глазунов всегда был элегантно и по моде одет, корректен, приветлив, аристократичен, непринуждённо чувствовал себя в любом обществе. Его приглашали Феллини, Лоллобриджида, Висконти и другие знаменитости.
По единодушному мнению окружавших его людей, Илья Сергеевич Глазунов в своей башне на Калашном был не одним из многих, но именно главным знаменосцем русского национального возрождения. Во всяком случае, он поднимал знамя выше всех, а главное, работал с широким кругом людей. Эта просветительская работа была тогда особо востребована в стране, которая стремилась к культурному национальному и религиозному пробуждению. Рядом с мастером неотступно была его верная помощница, его ангел-хранитель Нина.
В битве против варварского отношения к памятникам истории за спасение исторической Москвы — вернее, того, что от неё осталось к началу 1970-х годов тогда ещё молодой человек Илья Глазунов глубоко прочувствовал меру своей ответственности как художника и гражданина за судьбу России, её культурного наследия. Вначале был создан клуб, затем объединение «Родина», из которых в дальнейшем выросло широкое общественное движение, окончательно оформившееся в середине 60-х годов в Всероссийское общество охраны памятников истории и культуры (ВООПИиК).
И всё же особенно значительна и неоценима заслуга И.С. Глазунова перед русским и мировым искусством в том, что он, получив мировую известность и будучи увенчанным лаврами, с энтузиазмом и энергией молодого художника создавал Академию живописи, ваяния и зодчества, в которой сегодня творят, учатся и работают сотни юных дарований со всех уголков нашей Родины. Важным этапом на этом пути явилось создание Ильей Глазуновым в 1978 году мастерской портрета в Суриковском институте, которая за время своего существования фактически сформировала будущий педагогический состав Академии. Это был первый вызов Ильи Сергеевича советскому идеологическому диктату: создать творческий коллектив, который был организован не по законам господствующей идеологии, а вопреки ей. По закону служения Красоте и Правде Божьей. И несмотря на недоброжелательство и даже противодействие педагогического коллектива Суриковского института, мастерская всё-таки стала развиваться. И вот в такой атмосфере непонимания и противодействия Глазунов начинал торить свой путь к созданию русской школы высокого реализма.
Сегодня, гуляя по роскошным залам и коридорам Академии, невозможно себе представить, сколь труден был путь к созданию всего того, что сегодня является уникальным достоянием русской культуры. В стенах Академии бережно сохраняются лучшие традиции классического гуманитарного образования, учебно-творческая и музейная практика студентов Академии проходит в крупнейших музеях Санкт-Петербурга, Москвы и Подмосковья, городов Золотого кольца России.
Ещё 21 декабря 2006 года Президент России В.В. Путин посетил Академию и сделал в Книге Почётных гостей надпись: «Поздравляю преподавательский, творческий коллектив с высокой планкой, которую вы держите при подготовке студентов, воспитывая их на лучших традициях отечественной художественной школы. Гордимся Вами!». Понятно, что этот визит был продиктован в том числе различными разговорами в околоправительственных кругах, что возраст ректора давно вышел за пределы допустимого для такой должности, что якобы ведёт к застою в академическом образовании. В.В. Путин решил сам всё выяснить и нашёл оригинальный выход из этого сложного положения: 10 июня 2009  г. Вышло Постановление Правительства Российской Федерации о переименовании Академии. С той поры она стала именоваться «Российская Академия живописи, ваяния и зодчества Ильи Глазунова» и её создатель оставался ректором Академии до последнего своего вздоха.
И.С. Глазунов помимо всех своих достижений в области изобразительного искусства оставил потомкам удивительное литературное наследие, написав книгу «Россия распятая», где вернул нашим утратившим память современникам забытые имена таких мыслителей как: Александр Гильфердинг, Василий Флоринский, Юрий Венелин, которые обогатили своими исследованиями наше историческое прошлое и приоткрыли завесу над тайной, скрывающей от нас духовно-генетическое родство древнейшей арийской и современной славяно-русской цивилизаций. Ещё в 1965–1966 годах в нескольких номерах журнала «Молодая гвардия» была напечатана его книга «Дорога к тебе» — лирическая исповедь о пути к познанию России, её богатейшей истории и великой культуры, выделяющейся среди культур других народов своей православной духовностью. В те годы, когда само понятие «русское национальное сознание» было изъято из лексикона, эта книга воспринималась как гимн историческому бытию России, её национальному величию.
Ещё одно его достижение — Московская государственная картинная галерея Ильи Глазунова. Галерея была торжественно открыта в отреставрированном особняке рядом с Храмом Христа Спасителя при стечении всей национально-мыслящей русской элиты 31 августа 2004 года. Это был настоящий праздник русской культуры и русского духа. Вероятно, не напрасно по воле каких-то неведомых сил открытие галереи откладывалось трижды, и всякий раз находился какой-то «объективный» повод. В галерее Ильи Сергеевича Глазунова представлены свыше 700 работ, в том числе монументальные исторические полотна, портретная живопись и театральные декорации к русским классическим операм. Большой раздел экспозиции посвящён иллюстрациям художника к произведениям русских писателей-классиков. Пожалуй, ни один из русских художников не сделал столько иллюстраций к классикам русской литературы, как Илья Глазунов. Всемирную славу Илье Сергеевичу принесли иллюстрации к произведениям его любимого писателя и философа, русского пророка Фёдора Михайловича Достоевского. И.С. Глазунов — единственный художник, который проиллюстрировал все произведения великого писателя, где выразил внутренний мир героев Достоевского. Как и во многих романах писателя, фоном жизни героев художника является Петербург, где он родился и вырос, навсегда полюбив свою родную северную столицу. В иллюстрациях к произведениям Ф.М. Достоевского нет ярких красок, всё в серых тонах и приглушенных красках, нет ярких красок, отражающих красоту Божьего мира. Но если задуматься, как по-другому можно изобразить, например, «Униженные и оскорблённые» или «Старые годы», «Обрыв». Глубокий философский смысл связывает эти картины с вечно современными литературными произведениями Фёдора Михайловича. Сегодня, когда все магазины пестрят яркими журналами с фотографиями красивых и успешных людей, так называемый глянец, и молодые люди даже не задумываются, что есть и другой мир, где люди на грани жизни и смерти, где нет радости и вдохновенья, а царит беспросветная нищета и идёт отчаянная борьба за выживание.
Многие наши современники, множество раз видя иллюстрации к картине «Сто веков», или, как её ещё называют «Вечная Россия», даже не подозревают, что она написана Глазуновым. Такое ощущение, что эта картина существовала вечно, как и сама Древняя Русь. Но те, кто были свидетелями её первого явления миру к 1000-летию крещения Руси, помнят, что это была словно вспышка негаснущей молнии, освятившей необычайно ярким блеском серый и мрачный небосклон советского искусства. Какая там бездна неповторимых образов, мыслей, чувств гордости за наши победы, горечи и сострадания поражениям. О том, что изображено на этой картинах, люди годами пишут книги, оттачивая искусствоведческое мастерство. Можно посвятить целую жизнь, чтобы донести до зрителя своё мнение о трудностях становления русской государственности в нашей стране, а можно всё это выразить через живые образы, что собственно и сделал художник, и ничего убедительней придумать невозможно. Никакие славянофильские рассуждения не смогут сделать того, что сотворила с застойным советским сознанием картина Ильи Глазунова «Вечная Россия». А самое значительное в социальном его понимании полотно Ильи Глазунова «Христос и антихрист» по своей философской насыщенности и духовному содержанию может быть поставлено рядом с таким шедевром иконописи, как «Троица» Андрея Рублёва. Работа Ильи Глазунова «Христос и антихрист» может стать той преградой, которая позволит современному убаюканному СМИ-пропагандой и утратившему нравственные ориентиры человечеству остановиться на грани падения в пропасть апокалиптической бездны.
«Лебединая песня» Ильи Глазунова — это Музей сословий. Собрание произведений искусства Ильи Сергеевича Глазунова ‒ одно из самых известных в России. Увлечение старинной живописью зародилось у него ещё в юности, когда ему по наследству перешел от дяди пейзаж Н.К. Рериха. Позже, в 1950-е годы, в глухих деревнях на просторах русского Севера Глазунов находил и старался спасти от гибели древние иконы. Первыми иконами в собрании художника стали образ Спасителя, подаренный ему деревенской женщиной во время его поездки в Кижи, и святого Иоанна Крестителя, привезённого из Минусинска в 1955 году, где художник писал этюды и искал народные лики для своей дипломной работы.
«Коллекция произведений искусства, сформировавшаяся у Ильи Сергеевича Глазунова в советское время, была доступна очень ограниченному кругу лиц. Многие стремились попасть в знаменитую мастерскую художника в Калашном переулке, но посещали её единицы: государственные деятели, творческая элита – поэты, писатели, музыканты, оперные и эстрадные певцы, актёры и кинорежиссёры, которые позировали художнику для портретов. Однако даже в условиях такой камерности, в 1970—1990-е годы о частной коллекции, в которой находились иконы от эпохи Ивана Грозного, дворцовая мебель XVIII–XIX веков и гарнитур по эскизам В.М. Васнецова, гравюры, изделия прикладного искусства, русская и западноевропейская живопись с известнейшими именами художников, — ходили легенды.
Значительная часть личной коллекции предметов искусства была безвозмездно передана И.С. Глазуновым в фонды открытой им галереи, но для создания новой экспозиции, посвящённой культуре и быту царской России, Илья Сергеевич не просто передал на хранение несколько тысяч предметов. Для него было важно перенести в музей бережно сохраняемую в его душе красоту русского мира, которым он был окружён, как художник, и создать там авторскую экспозицию, для чего и было выстроено радом с галереей новое здание «Музея сословий России».
В Музее сословий России наиболее полно представлены три сословия — дворянство, крестьянство и духовенство: «Русская православная цивилизация создана великим единением сословий России. Каждое сословие сверкало своим светом, как бриллиант, создавая общерусскую культуру «страны — Жар-птицы». Крестьянское искусство представляет там настоящую энциклопедию русского национального искусства. Это – народная одежда девятнадцати губерний Российской империи, ткачество и вышивка, художественный металл, резная и расписная мебель, архитектурные детали домов, предметы утвари, быта и повседневного труда крестьян. Многие из выставленных там экспонатов и сегодня являются редкостью для российских музейных собраний.
Увлечённо работал Илья Сергеевич над планировкой здания Музея сословий, разработкой тематико-экспозиционных планов интерьеров, их расположения и декоративного убранства, участвовал в реставрационных советах и монтаже экспозиции, тратил личные средства на оплату работ по изготовлению резных подоконников, печей, материй по старинным образцам для обивки стен, витрин, художественных росписей.
И.С. Глазунов воплотил в новом музее образ «живой» России, отражающий его видение художника, поэтический взгляд и внимание к эстетической стороне экспозиции, которая, по его замыслу, отразила бы величие и красоту быта и культуры различных сословий русского общества.
Творческая деятельность художника, получившая широкое признание как в России, так и за рубежом, отмечена рядом высоких званий и наград. О личности и творчестве Ильи Сергеевича было снято много фильмов. Последний замечательный фильм был снят в год кончины художника режиссером Алексеем Денисовым «Личность в истории. Илья Глазунов» (2017).
И.С. Глазунов несмотря на преклонный возраст был полон сил, энтузиазма и творческого горения, неутомимо продолжая работать на благо России. Он задумал масштабный триптих «Первая мировая; Вторая мировая; Настоящий день». Но девятого июля 2017 года перестало биться горячее, любящее и наполненное верой в Творца и в Россию, сердце истинного патриота и большого художника Земли Русской. Его талант с течением времени проявляется всё очевиднее, а боль утраты становится всё острее. Большое видится на расстоянии. Ещё не пришло время дать достойную оценку этой могучей личности ХХ столетия, предначертавшего своими трудами культурный облик эпохи. Илья Сергеевич изначально был избранником Божиим, чтобы сформировать духовный стержень того времени, в котором мы жили. Ведь в 1950-х годах, когда он начал свой творческий путь, эпоха была совсем иной, но именно он стал тем единственным творцом, который смог свои идеи пронести через шестьдесят лет художественного творческого горения, находясь всё время на Олимпе славы. Конечно, здесь многое зависело и от его мужества, от его таланта, от его упорства, но главное зависело от Бога, потому что для избранников своих Господь очищает путь. Именно этим путём вёл его Божественный ангел-хранитель от самого рождения, нередко, в прямом смысле слова, по минному полю, всякий раз оберегая от катастрофы. Примечательно, что Глазунов реализовался в Москве – в Третьем Риме, а не в родном, воспитавшем его Петербурге. Это говорит о внутренней связи каждой эпохи развития русской цивилизации, её живого и неиссякаемого течения в истории.

Владимир БОЛЬШАКОВ,
президент Международного художественного фонда, доктор философских наук, член СЖ России, профессор Российской академии живописи, ваяния и зодчества Ильи Глазунова.

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите на сайт через форму слева вверху.

Please publish modules in offcanvas position.

Free Joomla! templates by AgeThemes