Войти на сайт

Авторизуйтесь через любой из сервисов, чтобы оставить комментарий

     

ads

Поиск по публикациям

последние комментарии

К 100-летию Юрия Нагибина

Своё, переплетённое с платоновским: так воспринимается проза Нагибина; своё, оригинальное, веское очевидно: прекрасные образцы русской стилистики выпеваются… или выливаются млеком каждого абзаца; нечто, идущее от платоновской густоты и перенасыщенности, ощущается во фразах, определённого покроя. Или построения.
«Срочно требуются седые человеческие волосы» — и алмазом прорезанные отношения людей возникают на мутноватом стекле реальности, где одиночество, как естественная мера вещей. Один из рассказов – из ярких, удачных, крепких, вещных. У Нагибина – гроздья рассказов, иные из них благоухают духовными ароматами, представляя панорамы мира знакомого, но подсвеченного изнутри так, как другой бы не смог: через свой мир и своеобразие видения яви.
Сколь чудесен зимний дуб! Как раскрыт он – гигантским серебряным сердцем простора! Сколько природной щедрости перешло в прозу Нагибина, обогащая и питая её; сколько московских переулков, исполненных трепетом детства и юности, пыльных, милых, не сохранившихся поют и переливаются красками в замечательных рассказах.
Повествование о жизни, исполненное с мастерством – жизнь Нагибина; и как твёрдо, густо, грустно проявляются жизни выдающихся и великих людей в книге «Вечные спутники»; как оживают картины старой Англии в рассказе о Марло, как плещет звуками и красками Италия Верди!
И были «Дневники» Нагибина – книга столь же скандальная, сколь и монументальная; исполненная страсти и парения, яда и счастья: всего, что мешается в человеке на протяжении отпущенных ему сроков. Можно восстанавливать картины литературной Москвы того времени по дневникам; можно читать иные части, как вынутые из собрания сочинений рассказы; но крутой взвар блюда, что готовил писатель всю жизнь, весьма вкусен, хотя и чрезмерно прян.
Поэтизировал ли Нагибин жизнь? Он безусловно знал её в большинстве, если не во всех проявлениях – от войны до успеха, от тяжёлого пьянства до свинцовой скорби; он знал, что цель жизнь сама жизнь, и значит, даже будучи прозаиком, нельзя не поэтизировать роскошный, щедрый, красочный, печальный, избыточный дар.

Подготовил Александр БАЛТИН.

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите на сайт через форму слева вверху.

Please publish modules in offcanvas position.

Free Joomla! templates by AgeThemes