Войти на сайт

Авторизуйтесь через любой из сервисов, чтобы оставить комментарий

     

ads

Поиск по публикациям

последние комментарии

Брюсов, или Поэт на стыке эпох

БрюсовКаждому времени присущи свои литературные пристрастия. В наше время, опутанное Всемирной паутиной, всяк мнит себя блогером, в душе почитая за литератора, поэта ли, прозаика, критика или публициста (к счастью, чаще беспартийного). Теперь это просто – завёл блог и строчи в нём во всю ивановскую!
Ну а уж если по гамбургскому счёту, то сейчас – время прозы. Разной. Чаще мусорной, как набившие оскомину «мыльные» телесериалы, построенные подчас на всё том же макулатурном чтиве. Хотя встречается и очень высокой литературной пробы проза, которую читатель замечает и голосует за неё своим рублём.
К сожалению, что-то не так складывается с поэзией. Самодеятельных (сетевых) поэтов у нас тьмы и тьмы, что «блоковских скифов», а вот гигантов, как великая троица – Вознесенский, Евтушенко, Рождественский – увы и ах! Может, время такое сейчас непоэтическое? Кто знает?
Впрочем, Золотой и Серебряный века русской поэзии давно как минули. Конечно, с младых ногтей мы знаем и помним стихи Пушкина и Лермонтова, немного Некрасова. Что же до Серебряного века, то у всех на слуху рифмы Марины Цветаевой, переложенные в шлягеры Примадонны, промельки Николая Гумилёва и Анны Ахматовой и почти забытый Александр Блок. Тот самый автор знаменитых — «Незнакомки», «Двенадцати» и «Скифов», — «почти забытый» Блок, который в начале прошлого века поднёс другому поэту книгу своих стихов с такой надписью: «Законодателю русского стиха, кормщику в тёмном плаще, Путеводной Зелёной Звезде…». Этим поэтом был Валерий Брюсов. И если Блока можно с грустью считать «почти забытым», то Брюсов – один из столпов Серебряного века — едва ли не «совсем позабытый» у нас поэт.
Мои тезисы, отнюдь, не бесспорны. Из Пантеона русской поэзии Брюсова никто не выносил, но в шлягеры наших див и эстрадных идолов его тяжеловесная поэзия не вписалась, а время на дворе, как я уже говорил, не поэтическое, а шлягерное. Однако ж нашёлся автор и нашлось издательство, которое без всяких сомнений и оглядок на попсу выпустило книгу «Валерий Брюсов» в своей фирменной серии «ЖЗЛ».
Автор книги о Брюсове Василий Молодяков погружает читателя в литературный мир конца XIX — начала XX столетия, вплоть до трагического разлома между поэтами, когда одни остались со своей родиной, а другие отправились в изгнание. Иван Бунин, Зинаида Гиппиус, Дмитрий Мережковский, Владислав Ходасевич, Константин Бальмонт и другие поэты, писатели, философы стали «русским зарубежьем». Они такая же гордость русской поэзии, как и Александр Блок, Валерий Брюсов и «бунташная» молодёжь — футуристы, имажинисты, которые остались с Россией.
Судьба многих из них сложилась трагично. Александр Блок умер в августе 1921 года, через 20 дней расстреляют Николая Гумилёва, Брюсов умрёт в октябре 1924 года (хотя и членом ВКП(б), Есенин повесится в декабре 1925-го, Маяковский застрелится в апреле 1930-го. Роковой список утрат можно длить и длить…
После революции судьба Брюсова складывалась вроде бы успешно. Можно сказать, что в революцию он вписался и продолжал активную творческую деятельность. Некоторые постреволюционные стихи являются восторженными гимнами «ослепительному Октябрю». Однако став родоначальником «русской литературной ленинианы», Брюсов позабыл о «заветах», изложенных им самим ещё в 1896 году в стихотворении «Юному поэту» — «не живи настоящим», «поклоняйся искусству».
«Поэтом Новой жизни», как и частью наступившей эпохи, Брюсов стать так и не смог. Владислав Ходасевич, в целом критически настроенный к Брюсову, не без сочувствия оценивает этот советский период как попытку через «сознательную какофонию» обрести «звуки новые». Не получилось. Дерзкая молодёжь обошла вождя символизма. Для имажинистов Есенина и футуристов Маяковского он уже слишком забронзовел. Не та рифма, не тот размер. Стих его, и ранее тяжеловесный, становился всё более громоздким.
«…Если бы мне жить сто жизней, они не насытили бы всей жажды познания, которая сжигает меня», — говорил он в молодости. Но жизнь у него была одна. До самой смерти Брюсов работал как прозаик, редактор, журналист, наставник творческой молодёжи. Однако стремительное время новой эпохи догнать ему было не суждено.
 
Виктор ПРИТУЛА.

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите на сайт через форму слева вверху.

Please publish modules in offcanvas position.

Free Joomla! templates by AgeThemes