Войти на сайт

Авторизуйтесь через любой из сервисов, чтобы оставить комментарий

     

ads

Поиск по публикациям

последние комментарии

Удовольствовать Россию фарфором. Пить чай или кофе из вербилковских чашек так приятно, что захотелось узнать подробнее, кто и как их делает

Вербилковский фарфорШотландец с редким нюхом
Основана фабрика в Вербилках шотландцем Фрэнсисом Гарднером, который в 1746 году приехал в Петербург, стал Францем Яковлевичем и, разбогатев на лесе и сахаре, перебрался вскоре в Москву, о чём в Басманном районе напоминает Гарднеровский переулок. Будучи дальновидным коммерсантом, Франц Яковлевич задумал выпускать фарфор, зная, что Россия ввозила его из-за границы. Открытые китайцами фарфоровые технологии хранились за семью печатями. Японцы их выведали и засекретили ещё больше, а вот персы, докопавшись до строжайше скрываемых тайн, продали формулы в Европу. И мода, если не сказать бум на фарфор, быстро покатилась по высочайшим домам. Короли и монархи покорялись изяществом и красотой этого «белого золота» — как тогда его называли. Владыка Флоренции Франческо Медичи устроил мастерскую, откуда не вылезал. Саксонский мейсенский завод соперничал с французским севрским. Елизавета Петровна, чтобы «удовольствовать Россию фарфором», учредила в 1744-м Санкт-петербургский императорский завод, изумлявший европейцев качеством и затейливостью изделий.
Отец нашего фарфора Дмитрий Виноградов (1720—1758) — друг и однокашник Ломоносова по Славяно-греко-латинской академии — положил на это свою жизнь. Кропотливо исследовал он месторождения глин, отрабатывал технологию их промывки. Сам конструировал печи и горны, подбирал топливо, выводил формулы красок, шифруя записи в дневнике на смеси латинского, древнееврейского, немецкого и русского. В его рецептуре белые глины, олонецкий кварц и алебастр. Первый виноградовский сервиз «Каприз императрицы» с роскошными супницами, тарелками, вазами изготовили в 1756 году. Дмитрий Иванович жил взаперти: ни родной Суздали, ни родных не видел. Из цеха его не выпускали, а потом вообще посадили на цепь, приковав к печи. Из-за жуткого напряжения он запил и трагически ушёл из жизни в 38 лет. От его гениальных непосильных трудов остались трактаты и около десяти раритетных изделий с авторским клеймом «W».
 
На берегу Дубны
Хорошо понимавший ситуацию Гарднер купил тем временем у князя Урусова в 90 км от Москвы сельцо Вербилки на реке Дубне. Там на берегу и суждено было появиться первой отечественной фарфоровой частной фабрике. На притоке Дубны Якоти соорудили мельницу, на которой мололи сырьё. Подходящую глину долго искали, гжельская была отвергнута, ей предпочли обнаруженную в селе Полошки Черниговской губернии близ Глухова. Гарднер позвал работавшего с Виноградовым мейсенского мастера Иоганна Миллера и немецкого художника Кестнера, набрал местных крестьян и дело завертелось. Да ещё как! Уже через несколько лет гарднеровской посудой любуется Екатерина II! Включавшие до полутора тысяч элементов орденские сервизы Георгия Победоносца, Андрея Первозванного, Александра Невского и святого князя Владимира великолепны: ими сервировали стол на приёмах кавалеров этих орденов. Дворяне заказывали эксклюзивные наборы с вензелями и родовыми гербами. Это стоило огромных денег, но массовый потребитель тоже не был забыт. Гарднеровский фарфор уважали во всех слоях общества. В «Географическом словаре Российского государства» о Вербилках Дмитровского уезда можно прочесть, что на местной фабрике делают «фарфоровые кофейники, чайники и прочие вещи с таким искусством, что и саксонскому мало в чём уступит».
 
Пропел гудок заводской
В 1892 году наследники Гарднера продали фабрику за 238 000 рублей активно осваивавшему зарубежные рынки промышленнику Кузнецову. В «Товариществе Кузнецова» трудилось более 12 тысяч человек, экспортировали фарфор в Турцию, Персию, Румынию. После Октябрьской революции предприятие национализировали, назвав «Дмитровской государственной фабрикой в Вербилках», а в 1991-м вновь приватизировали, переименовав в ЗАО «Фарфор Вербилок». Процесс проходил болезненно, люди, работавшие здесь поколениями, чувствовали свою брошенность. Денег не платили, но они продолжали работать. Гигантские туннельные печи гасить было нельзя, температурные перепады для них губительны. В 7 утра гудок будил посёлок, в 8 гудел снова, оповещая, что рабочий день начался. На рабочих плечах производство продержалось и спаслось. «Мануфактуры Гарднеръ в Вербилках» сегодня одно из трёх крупных фарфоровых производств, действующих в России. Государство оплачивает газ и субсидирует золотосодержащую краску. Выпускается ежемесячно и продаётся оптом около 250 тысяч изделий. Обработка, перемалывание сырья и обжиг сосредоточены не как раньше на двух внушительных территориях, а в одном месте. Объединились и два фабричных магазина, где представлен штучный товар.
«Вербилковская посуда славится в мире поныне, — говорит директор фабрики по туризму Мария Кувычкина. — С 1754 года наше производство не прекращалось. Недавно были гости из Индии, куда мы отправляем большие партии изделий, популярных на Востоке со времён Матвея Сидоровича Кузнецова. Те формы чайников, пиал сохранились и используются сейчас. Спрос так велик, что удовлетворить его полностью не всегда хватает мощностей».
В советское время на фабрике работали тысячи людей, сейчас всего 170 человек — почти столько же, сколько во времена Гарднера в 1780-м. Многие узкопрофильные специальности утрачены. Молодёжь не идёт, рук не хватает. В дефиците имеющие допуск к печам печники — профессия со множеством тонкостей, надо чувствовать устройство печи и управлять температурным режимом. Свои нюансы у отливщиков жидкого фарфора. Остались только пожилые токари, обслуживающие формовочные станки. Получить такую профессию негде. Рабочий день с 8 до 17 часов с перерывом на обед. Те, у кого маленькая зарплата, могут подработать в цехе декорирования, приклеивая картинки или оправляя горлышко чайников и заработать свыше 25 тыс. рублей. У художника, скульптора и живописцев сдельная оплата труда. Главный художник Татьяна Анатольевна Никулина создаёт образец, по которому живописцы оформляют посуду, сувениры, статуэтки.
В декабре – январе шли крупные заказы на ёлочные игрушки в виде «мышат» — символа года, только их и расписывали. Когда-то в живописном цехе было больше мужчин, сейчас — исключительно женщины — мастера высокого класса, коренные жительницы Вербилок, закончившие здешнее профессиональное училище. Пять лет назад оно, к сожалению, закрылось. «Вопрос о том, чтобы наладить к нам новый приток специалистов, мы поднимаем на разных уровнях, — говорит Мария. — Привлекаем ребят, умеющих рисовать, студентов, которые могут работать дома, взяв белую посуду. Готовы передать им навыки, но пока желающих обучаться мало…».
Зато в фирменном салоне выбор богат: настенные блюда, вазы, скульптуры, конфетницы, кувшины, сухарницы, салатники, маслёнки, колокольчики. Авторские фигурки Голенищева-Кутузова, Барклая-де-Толли и других исторических личностей. Очень хороши «Крестьянка с корзиной грибов», «Акулина», «Танцовщица». Триптихи «Конёк-горбунок» (19 тыс. руб.) и «Золотая рыбка» (30 тыс. руб.), чайные сервизы «Мимоза» и «Василёк» по 150 тыс. рублей, прекрасные кружки и бокалы, тёплые, уютные, радующие глаз и стоят недорого — до 130 рублей. Цены на любой кошелёк.
«Вербилки» испокон веков слывут «кружечниками» и «чашечниками». «По нашему старинному рецепту перемалывается, перетирается, смешивается в определённом соотношении с водой песок, шпат, белая и голубая глина. Глазури наши бесцветные, прозрачные, красители не используем. Только сказочные вазы «Нимфы лесов» с зелёным оттенком. Тарелку мы не особо любим, — поясняет Мария, — вот у Дулёвского завода больше тарелочной продукции. Императорский завод более статный. В отличие от них у нас нет изделий с костяной мукой. Это более дорогой фарфор — мягкий тонкий с молочным оттенком. Но мы друг друга не тесним, у каждого своя визитная карточка. Главный наш конкурент — Китай». И правда, в других поселковых магазинах исключительно китайская посуда. Почему торговая политика такова, что своё продавать невыгодно?! А где купить вербилковскую? В подмосковных музеях-усадьбах Федоскино и Абрамцево, московском Доме фарфора. Знают и любят чайники и чайные пары в Дагестане, на Урале, в Екатеринбурге, Саратове, Якутии. Фабрика принимает индивидуальные заказы, самый свежий — на скульптурную композицию — поступил от Гарика Сукачёва. И коллективные. Социальные службы Вологды в преддверии 75-летия Победы попросили 12 тысяч чайных наборов для подарков ветеранам. Структуры МВД, ФСБ, Суворовское училище заказывают вазы со своей символикой. Кафе, рестораны, сеть общепита, отдельные коллекционеры — чашки с блюдцами. На хорошее спрос велик. А фарфор Вербилок не просто хорош, а великолепен.

Татьяна КОВАЛЁВА.

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите на сайт через форму слева вверху.

Free Joomla! templates by AgeThemes