Войти на сайт

Авторизуйтесь через любой из сервисов, чтобы оставить комментарий

     

ads

Поиск по публикациям

последние комментарии

ТЕАТР И ЛЮДИ В НЁМ — АКТЁРЫ

Драматический театр

имени М.Н. Ермоловой

в новом сезоне первым распахнул свои двери
для зрителей.

Наш корреспондент, «проведя месяц в театре», делится своими впечатлениями.

 

Благодарная публика, презрев  30-градусную московскую жару, каждый вечер нынешнего августа заполняла большой зал до отказа. Этот драматический театр открыл сезон, смеясь. Точнее, показав москвичам и гостям столицы спектакль «Вечер комедии». В него входят четыре одноактные пьесы: «Деревенское сватовство» Бернарда Шоу, «Учитесь водить автомобиль заочно» Клода Фортюно, «Гарлемская трагедия» О’Генри и «Риск» Эдуардо де Филиппо. Зрительный зал во время всех четырёх постановок, удачно поставленных Михаилом Борисовым, послужил хорошей «акустикой» для артистов. Он им сопереживал, постоянно отзываясь смехом и аплодисментами. В интеллектуальной комедии Шоу особенно ярка и убедительна была Мария Бортник. Актриса молода, но благодаря своей индивидуальности уже «засветилась» в главных ролях. Её заметил и отметил художественный руководитель театра Владимир Андреев. В буффонаде О’Генри все исполнители «соответствовали» жанру пьесы. Совершенную актёрскую игру показали Галина Анисимова в роли миссис Финк и Елена Калинина (миссис Кессиди). Не уступали им в мастерстве и их партнеры-мужчины — Вячеслав Якушин и Юрий Новиков. Зрителей подкупили их выразительные мимика и жесты, так как роли были немногословны. В итальянской трагикомедии Эдуардо де Филиппо, как говорится, «на полную катушку» выложились Вячеслав Молоков и Михаил Борисов.

Карнавалом назвал постановку пьесы «Раба своего возлюбленного» народный артист России Рифкат Исрафилов. Это произведение Лопе де Вега дало простор фантазиям режиссёра: яркое, просто бешеного веселья действо, фантастических цветов костюмы, вкрапления современной жизни в канву спектакля — танец «Яблочко», амуниция байкеров и т. д. Смеялись дети и публика зрелого возраста, молодые иностранцы, оказавшиеся в данный момент в центре Москвы. Комедийные ситуации были понятны без перевода. Конечно, расположение театра вблизи Кремля влечёт сюда туристов. Но считать, что зрители в Театре Ермоловой — люди случайные, было бы неправильно. В этот храм постоянно ходят те, кто любит и чтит театральные традиции, которые сложились ещё в начале прошлого века, когда театром-студией руководил ученик Станиславского Николай Хмелёв. Он считал, что «в драматическом искусстве центральной фигурой является актёр». Так думает и Владимир Андреев. Ведь не зря же на празднике 860-летия Москвы Андреев выступил как актёр и гражданин любимого города.

Но вернёмся в театр. Следующий спектакль опять оказался комедией. «Мы не одни, дорогая!» Рэя Куни и Дж. Чэпммена перевел специалист современного английского юмора Михаил Мишин. А поставил народный артист России Юрий Васильев — для тех, кто предпочитает лёгкие зрелища. Сюжет запутанный и очень смешной. Но такого рода спектакли — большое испытание для актёров. Играть комедию в ансамбле опасно. Один неверный жест — и смех в зале улетучится... Труппа ермоловцев оказалась на высоте, не разочаровав ни случайных гостей, ни фанатов театра. Комедия положений рассчитана на публику разного рода. Главное — не переступить черту, которая отделяет смешную ситуацию от пошлой. Но на страже всегда Владимир Андреев.

Нельзя не поведать о многолетней дружбе ермоловцев с драматургом Леонидом Зориным. Нынче в репертуаре театра — зоринские «Невидимки» и «Перекресток». Оба спектакля ведет сам Андреев. Обе пьесы — на двоих. В первой — история двух одиночеств. Случайное телефонное знакомство — Мужчина и Женщина с вычурными именами, явно придуманными. Сразу понятно — они очень разные. Он — старше, интеллигентен. Она — юная, возможно, приехавшая завоевывать столицу. Но что-то их объединяет, несмотря на разный язык общения, и заставляет браться за телефонную трубку. Они невидимы, но притягательны друг для друга. Лейтмотив пьесы: «Мне нравится, что вы больны не мной...» Полутона, недоговорённость. Романтично и сентиментально...

Почти в том же духе — интеллигентов-шестидесятников звучит и «Перекресток». Вариации знаменитой когда-то «Варшавской мелодии». История разрушенной асфальтовым катком советских законов любви польской пани Гелены и русского молодого человека Виктора — несколько десятилетий спустя. Теперь они — просто Он и Она — встречаются в аэропорту одного из городов мира. Играют Андреев и, как всегда элегантная, Татьяна Шмыга. Но нынче их исповедь не носит частный характер. Она созвучна судьбам людей, сидящих в зале. Поэтому дистанции между сценой и актёрами практически нет.

Попробовал «последний романтик театра», как часто называют Андреева, поставить и ещё одну «странную» пьесу, приправленную к тому же ещё и щепоткой мистики и фарса. И название постановщик Андреев выбрал соответствующее — «Странная книга любви». По пьесе Франсуазы Саган со всеми её недоговоренностями и недосказанностями. Каждый воспринимает действие в силу своего воображения. Если оно — художественное, то вам повезло. Остальные просто отдыхают. Режиссёр Андреев в спектакле даёт возможность актёрам играть, полагаясь на свою интуицию. Не экспромт, конечно, но всё же... нечто похожее. Так же Андреев поступает и со зрителем, в конце спектакля доводя действие до степени ужастика. Словом, художественный руководитель театра пытается заставить «постичь игру через игру» всех присутствующих в театре: и актёров, и зрителей. И многим становится интересно, когда театральная игра возводится в абсолют. Вот такой абстрактный получился спектакль, а может, импрессионистский?!

Наконец, можно перейти к ермоловскому последнему шедевру. Это, безусловно, «Фотофиниш» Питера Устинова в постановке Сергея Голомазова. Что касается билетов — на этот спектакль их достать непросто, и надо позаботиться заранее. В главной роли — народный артист России Владимир Андреев и замечательная, тонко чувствующая автора и зрителя труппа театра. Хороши, классически хороши практически все, занятые в спектакле. И народный артист России Алексей Шейнин, и Борис Миронов, и Антон Семкин, и Ольга Фомичева, и обе Елены — Калинина и Пурис, и Сергей Покровский, и Владимир Павлов, и Светлана Головина, и юный Егор Анисимов... Жанр пьесы — трагикомедия. Оценка за артистизм — самая высокая по театральным меркам. Сюжет таков. 80-летний писатель Сэм Кинсейл благодаря своему художественному воображению вызывает к жизни своих двойников-Сэмов в возрасте 20, 40 и 60 лет. Пьеса предельно исповедальна, поэтому главному герою приписывают мысли автора пьесы. Он с сожалением, порой с угрызениями совести вспоминает прошлое, но ничего не отрицает. Андреев в образе Сэма — фигура очень обаятельная и... таинственная. Он — себе на уме. Сидит на диване в уютном старом кабинете с настольной лампой от «Тиффани» и хитро наблюдает, как ведут себя три других Сэма. Этот 80-летний Сэм необычайно привлекателен как мужчина, гораздо интереснее, чем его мятущиеся двойники, потому что мягок и мудр. И это неудивительно. Ведь все эти черты присущи самому Владимиру Андрееву.

Худрук театра Ермоловой убежден, что актеры просто обязаны помогать зрителям решать важнейшие вопросы бытия. Вот 20-летний Сэм собирается жениться вопреки воле отца, 40-летний намерен развестись с беременной женой, 60-летний пытается завести роман с молоденькой... Все эти желания кажутся 80-летнему Сэму абсурдными. А зритель сидит в зале и тоже думает: «А если бы всё вернуть?» Но жизнь нельзя прожить второй раз. И это точно знает Сэм 80-летний. Ему со сцены это хорошо видно. Поэтому в финале прорывается кредо главного героя, а может быть, самого Андреева: «Вот если на закате жизни вдруг взять да собрать последние силы и поднатужиться. И тогда ощутишь вдруг радость, а не страх, подходя к финишной черте».

Пьеса вовсе не проста. В ней много философских размышлений. Класс игры актёров очень высок. Помогают музыка, пластика и, конечно, свет ( спасибо Максиму Дудику!). Это свет «в конце туннеля». Артисты поворачиваются спиной к залу и смотрят в глубь сцены. А там — дверной проём, где светится весеннее дерево с белыми цветами. Кабы молодость да знала, кабы зрелость да могла! А зрелость в лице Сэма-Андреева может всё! Ибо ей хотя всё УЖЕ понятно, но ЕЩЁ все доступно. Сам Андреев не прячется за своим актёрским и человеческим обаянием. И в финале он отлично справляется с довольно пафосным монологом. Что это? Старинная ермоловская школа или уникальные индивидуальные особенности Андреева-актёра? Скорее всего и то и другое. Но налицо — большая удача. В конце спектакля в зале минуту стоит тишина, а потом зрители встают и благодарят театр бурной овацией. Часто ли мы видим, как актёры помогают зрителям найти ответ на вопрос о смысле жизни? Словом, эта умная, тонкая, пронзительная пьеса нынче в репертуаре театра.

В новом 82-м сезоне ермоловцы покажут зрителям ещё один спектакль в постановке Голомазова. Это будет премьера У. Шекспира «Двенадцатая ночь», где Андреев выступит в роли Шута. Готовится также пьеса Евгения Унгарда «Аделаида» в постановке Фаины Веригиной. Композицию по произведениям Ивана Бунина покажет актер и режиссёр Герман Энтин. А пока Владимир Андреев приступил к постановке спектакля по произведениям Александра Вампилова, в основу которого положены рассказы, пьесы и записные книжки одного из самых интересных авторов второй половины ХХ века. Кстати, ермоловцам принадлежит честь открытия драматурга Вампилова. Именно на сцене Театра имени М.Н. Ермоловой впервые были сыграны спектакли по его произведениям: «Старший сын» (1972), «Прошлым летом в Чулимске» (1974), «Стечение обстоятельств» (1977), «Утиная охота» (1979). И именно они определили когда-то целое десятилетие жизни театра. А театр, как сказал великий Николай Гоголь, — «это такая кафедра, с которой можно много сказать миру добра». Так что, ещё не финиш...

 

Лилия КОВАЛЁВА.

 

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите на сайт через форму слева вверху.

Free Joomla! templates by AgeThemes