Войти на сайт

Авторизуйтесь через любой из сервисов, чтобы оставить комментарий

     

ads

Поиск по публикациям

последние комментарии

МХАТ без Дорониной — не МХАТ, признают новые руководители

Одна новость в эти дни порадовала: народная артистка СССР Татьяна Васильевна Доронина награждена орденом «За заслуги перед Отечеством» I степени. Теперь выдающаяся подвижница отечественной культуры — полный кавалер одного из высших орденов России. Редакция «Слова» сердечно поздравляет гениальную актрису и режиссёра, члена Общественного совета нашей газеты, с заслуженной наградой и желает ей крепкого здоровья и дальнейших успехов в её самоотверженном стоянии за русский театр и его славные традиции.
Крепости характера Татьяне Васильевне не занимать. Свидетельством тому не только славное тридцатилетнее руководство МХАТ им М. Горького, но и преодоление многочисленных наскоков либеральной тусовки на репертуарную политику, высокоморальные основы и гуманную составляющую её принципов. В Сети — огромное количество восторженных откликов. Характерны слова актёра Дмитрия Корепина: «Как можно не любить и не восхищаться этой Великой женщиной, её талантом и благородством души, силой её характера. Как беспредельно она любит актёрскую профессию, театр и своих актёров, по-доброму называя нас: мои дети...»
Поэтому не случайно театральная общественность переживает острейшую драму в коллективе МХАТ имени М. Горького после шоковой смены знаменитого руководителя. Почти полгода во МХАТе властвует Эдуард Бояков, известный в определённых кругах благодаря проекту «Золотая маска». Пару месяцев назад состоялась первая выпущенная им премьера, 19 апреля — вторая. Всякий раз их сопровождала шумная пиар-кампания на телевидении и в прессе с посулами чего-то особенного, оригинального. Каков, однако, результат?
В качестве первой заявки о себе Бояков выпустил постановку Андрея Кончаловского «Сцены из супружеской жизни» Ингмара Бергмана. Причём сразу оповестил общественность: «Я сознательно пошёл на то, чтобы это был первый спектакль». «Известия», как уже писало «Слово» (№ 8/2019), отнесли эту премьеру к «перегретым ожиданиям», назвав постановку «антрепризой» — с двумя медийными лицами, примитивной декорацией и незатейливым сюжетом, идеальным вариантом для «чёса» по провинции», посетовав при этом, «что «чёс» этот начался с почтенного МХАТа». А по меткому определению известного журналиста-правдиста Виктора Кожемяко, хвалёная премьера явила зрителям «вполне заурядную поделку, смётанную на скорую руку, да к тому же не оригинальную, а заимствованную со стороны». И это ещё щадящая характеристика. Многие же усмотрели в антрепризе Бергмана-Кончаловского воспевание постельных радостей и расчеловечивание людей, низведение высоких чувств до скотских рефлексов. Короче говоря, явный «хайп» (в молодёжном сленге: шумиха на пустом месте. — В.П.), поборником которого в недавнем интервью «Комсомолке» объявил себя Бояков.
Говорят, что «первый блин — комом». Но комом получился и «второй блин». А это уже тенденция. Речь об апрельской премьере. Виктор Кожемяко привёл слова постоянного зрителя МХАТа Евгении Ивановой, филолога по образованию, которые она адресовала Эдуарду Боякову на его встрече со зрителями в канун 8 Марта: «У нас вопрос по поводу пьесы «Последний герой». Мы внимательно прочитали все её варианты, с доработками и переработками. И мы, постоянные зрители, не согласны с этой пьесой. Это ваша творческая ошибка. <…> Пьеса низкохудожественная… Я скажу, наверное, просто: на мхатовской сцене никогда не было такого. У нас был «Вишнёвый сад», были «Три сестры». И сейчас это первая такая постановка, которую вы хотите нам показать. И это ваше творческое лицо?.. Мы в ужасе и в негодовании от этого «произведения»!»
Эдуард Бояков, очевидно, не захотел услышать этого предостережения — «Последний герой» был представлен зрителю. Даже в комплиментарном отзыве корреспондента «Комсомолки» Дмитрия Стешина главным достоинством спектакля отмечено то, что «на «Последнем герое» не матерились, не показывали со сцены голые задницы, не было нервической педерастии и осмысления феминизма. Этого уже достаточно, чтобы ходить в МХАТ. Для нашего времени — немало». Не слишком ли примитивные критерии предложены для прославленной сцены МХАТ им. М. Горького?!
Гораздо требовательней и справедливее оценка работающего ныне за границей профессионального режиссёра Павла Карташова: «Режиссура, несмотря на обилие чего-то актуального навроде видеопроекции на опущенном пожарном занавесе, вся по первому плану, без глубины, ИМХО (аббревиатура с английского In My Humble Opinion: «по моему скромному мнению». — В.П.). Актёры стараются, честно стараются, и неплохие актёры ведь, закалка Татьяны Васильевны Дорониной всё-таки видна. В сюжете есть «ряженые» — реконструкторы-аниматоры военно-исторических событий, «клоуны в псевдоисторических костюмах, обслуживающие официозные мероприятия». Но ряженые без кавычек, как показала премьера, пришли в МХАТ им Горького. Во главе с г-ном Бояковым. Прошло больше ста дней их присутствия в театре, и что мы видим? Подвальная эстетика а-ля театр «Практика» (который основал Э. Бояков как театр «современного языка и новой театральной стилистики». — В.П.) упорно натягивается на величественную сцену МХАТа, как сова на глобус. Планка занижена в разы по сравнению с «На дне» Горького – одним из символов этого театра, а ведь именно с этой пьесой идёт соревнование в актуальности, злободневности, художественной правде в конце концов.
Перед нами ночлежка нового типа. «Эдуард Бояков отметил следующее: «Рассказывать про внутренность заброшенной ракетной базы через обнажение изнанки нашей сцены — это простой, прямой, но очень убедительный и уместный ход». (Читаем мы на сайте МХАТ в разделе новости.) Ход прямой, даже прямолинейный, но не убедительный.
В итоге — позор. Именно это слово прозвучало из зала сразу после окончания первого акта (и особенно на поклонах, но уже массово со всего зала). Правдёнка заглушила, задушила правду... В начале второго акта стало видно, что зал заметно поредел. Это при том, что проданных мест крайне мало, в основном все по входным: зал был забит приглашёнными, и никто этого не скрывал.
К сожалению, в основе «театра Боякова» – пиар, пиар и ещё раз пиар. Но, граждане, товарищи дорогие, пиар — это пиар, а театр — это театр. Совесть же иметь надо... Печально, когда ты ждёшь действительно чего-то нового, живого, подлинного, а видишь, воля ваша, какие-то графоманские потуги, выдаваемые за новаторство».
Павлу Карташову вторит замечательный театральный критик Капитолина Кокшенёва: «Тема МХАТ и Доронина — для меня важная, близкая… <…> Cкажу одно: никто из команды «реформаторов» никогда не переживал такого тотального исключения и изгойства, как она — такого демонстративного невнимания театральной среды и СМИ, никто не выдерживал из них никогда и доли того презрения к «консерватизму» и «патриотизму» от профессионального сообщества, которое терпел МХАТ и Т.В. Доронина. Согласитесь, что патриотизм Дорониной и патриотизм Боякова имеют разную цену! Разное достоинство и разную меру. <…> Э. Боякову, конечно, ближе «смыслы», «институции», «пространства», «мультикультурность», и тот тип креатива, которым он научен отнюдь не в школах русской традиции».
Хотелось бы верить в исправление столь странной ситуации. Президент МХАТа имени Горького и председатель его художественного совета Татьяна Доронина пока не смогла оценить премьеры Эдуарда Боякова. С начала года она не появлялась в театре, по официальной версии, из-за болезни, однако, по утверждению Боякова, в ближайшее время может вернуться к работе. На днях обрадовала нас сообщением корреспондент «Комсомолки» Анастасия Плешакова, «состоялся исторический разговор Боякова с Дорониной».
Как рассказал худрук театра Эдуард Бояков, он обсудил с Дорониной новые постановки и перезапуск существующих спектаклей. В мае она может приехать на показ постановки «Последний срок» Сергея Пускепалиса. Есть у команды театра и планы, связанные с реконструкцией спектакля «Три сестры» Владимира Немировича-Данченко. «Татьяна Васильевна восстанавливала постановку в 90-х годах. Сейчас снова возьмёмся за реконструкцию с участием молодых актёров, которых пригласила в труппу Доронина. Очень подробно говорили о спектаклях по произведениям Валентина Распутина. Здесь наши мечты совпадают: было бы хорошо вслед за «Последним сроком» выпустить «Прощание с Матерой»», — цитирует Боякова kp.ru.
Бояков, по его словам, также предложил знаменитой актрисе сделать полноценный спектакль по поэзии Сергея Есенина и книге Захара Прилепина о поэте. «Сейчас в репетиционном статусе находится спектакль «Старая актриса на роль жены Достоевского» по пьесе Эдварда Радзинского, в котором, надеюсь, снова увидим Татьяну Васильевну», — заключил Бояков.
Почитатели доронинского МХАТа ставят под сомнение сам факт этого «исторического разговора». А если это так, то следует ли актёру Дмитрию Корепину больше не опасаться того, что его отчислят из труппы за добрые слова в адрес Татьяны Васильевны? Или, может быть, Эдуард Владиславович откажется от идеи вывести выпестованную Дорониной труппу за штат и «посадить» на контракт? Чтобы послушней были.

Обзор подготовил
Владимир ПОТАПОВ.
 

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите на сайт через форму слева вверху.

Free Joomla! templates by AgeThemes