Войти на сайт

Авторизуйтесь через любой из сервисов, чтобы оставить комментарий

     

ads

Поиск по публикациям

последние комментарии

«Дерзновению подобно». «Медный всадник России» на 41-м ММКФ (вне конкурса)

Эта историческая драма Василия Ливанова сразу выделилась из пёстрого ряда фестивальных кинолент — своей державной темой, высокой тональностью, мастерством команды исполнителей, пронзительной нотой уважения и любви к России и её истории. В своём обращении к зрителям Ливанов, прославленный мэтр советского и российского кино, так раскрывает замысел картины: «Фильм повествует о давних и прочных связях культур Франции и России... К решению императрицы Екатерины II пригласить в Россию Этьена Мориса Фальконе и его талантливую ученицу Мари Анн Колло имели отношение такие славные личности, как Вольтер и Дени Дидро.
Памятник Петру Великому, установленный в Санкт-Петербурге в 1782 году и названный великим русским поэтом Александром Пушкиным «Медный всадник», утвердился в веках как один из знаковых символов России. Фильм посвящён памяти гениального скульптора Этьена Мориса Фальконе, французского патриота России».
Примечательно, что чем воинственнее вела себя Россия в XVIII веке на европейской арене, тем разносторонней и шире развивались её культурные, научные, дипломатические и просто человеческие контакты с Западом и видными представителями западной элиты. Десятки и сотни иностранцев возводили лучшие здания града Петрова, разбивали в нём проспекты, учили дворянских недорослей в открытых по инициативе фельдмаршала Миниха Сухопутном и Морском Шляхетском корпусах.
Российская империя под скипетром Екатерины умело использовала «мягкую» и «жёсткую» силы во внешней политике задолго до того, как эти понятия стали расхожей валютой современной политологии. На этом пути императрица следовала примеру своего великого предшественника. Пётр I благодарил разбитых им наголову под Полтавой шведов за военную науку и почтительно внимал советам иностранцев, создавая российскую Академию наук. Фигуры Потёмкина, Румянцева и Суворова из основания петербургского памятника Екатерине совсем не случайно появляются в первых кадрах фильма. Эти «екатерининские орлы» покрыли себя неувядаемой славой в блестящих завоеваниях золотого екатерининского века. А сама императрица состояла в переписке с передовыми умами того времени. Переписывалась она и с приглашённым в Россию для создания Медного всадника Этьеном Фальконе. Скульптор написал ей 20 писем, она отвечала ему на каждое. Гром побед российских воителей, похоже, лучше усваивался Европой под шорох державных эпистол.
Сделанный по строгим и благородным канонам киноклассики, ливановский «Медный всадник» уже одним своим появлением стал вызовом бурному потоку пошлости, который всё сильней захлёстывает мировой экран.
Народный артист РСФСР В. Ливанов выступает в «Медном всаднике России» как режиссёр, сценарист и продюсер — верный знак того, что он придаёт этой ленте особое значение. Замысел её вынашивался давно, что неудивительно, ибо памятник Петру притягивал к себе творческое воображение поколений русских творцов, начиная с Пушкина. Здесь схлестнулось многое в судьбах России — гигантская фигура первого императора, железной рукой поворотившая страну на Запад, разрыв с русской традицией, прорубание окна в Европу, через которое уже которое столетие смотрится и всё никак не наглядится на заморские прелести русский народ.
Вот что рассказывал о фильме Василий Борисович Ливанов в одном из своих многочисленных интервью.
— В 2008 году я прочёл интервью какого-то ленинградского педагога, который был в комиссии по набору студентов на высшие курсы режиссёров. И этот педагог сказал, что к нему пришёл молодой человек — а поступать было можно только людям с высшим образованием, — ленинградец, и на собеседовании в приёмной комиссии его спросили: «А кому стоит памятник на Сенатской площади?». И он сказал; «Кому? Скобелеву!»
Меня это просто потрясло. Я обратился к истории создания памятника. Литературы было очень немного на эту тему. Но была замечательная книжка искусствоведа по фамилии Каганович, называлась «Медный всадник». Там наиболее полно была отражена история создания памятника Петру Первому. История была удивительная и очень меня увлекла.
— Что бы Вы хотели сказать тем, кому сейчас пятнадцать?
— Мы сделали фильм о фильме и опрашивали в Петербурге молодых людей, очевидно, из выпускных классов, про памятник Петру Первому. Катастрофа! Они не знают, кому это памятник. Поэтому, я считаю, наш кинематограф серьёзно должен заняться через искусство кино обучением людей истории нашей. Замечательной истории. Это очень важная и очень серьёзная задача. Вот мой фильм, может быть, первый серьёзный современный фильм на эту тему».
Расцвет искусства в истории был возможен, говорит автор фильма, только когда власть дружила с творцами. Так было в античные времена, в Средние века, в эпоху Возрождения. История создания памятника «Медному всаднику» — «один из редчайших примеров, когда верховная власть и художник действуют заодно…».
Интрига в фильме, в которой с увлечением участвует Екатерина, разворачивается вокруг одного: отдавать ли создание памятника русским творцам, вроде замечательного скульптура Ф. Шубина (кстати, дяди А.К. Толстого, автора «Князя Серебряного»? Или соглашаться на приглашённого француза?
Удивительная мысль создателей фильма заключается в том, что в России, стране, обладающей мистической силой, даже сугубые иностранцы претерпевают чудесное преображение личности. Они прозревают не только к новому пониманию своего предназначения в жизни и искусстве, но и к разительному переосмыслению самой России, страны, способной вызвать в человеке западной цивилизации неожиданные перемены.
За восемь лет работы над памятником Петру в России гениальный Этьен Морис Фальконе стал, по очень точному замечанию В. Ливанова, «французским патриотом России». А ведь нечто похожее — пусть и за пределами фильма — произошло и с самой германской принцессой Софией Ангальст-Цербстской, будущей Екатериной Великой. Зритель узнаёт, что отцом её является русский дворянин Иван Иванович Бецкой, незаконнорожденный отпрыск князя Трубецкого, который в бурной молодости имел амуры с матерью Екатерины. Есть, кстати, и ещё одно указание на славянские корни Екатерины — она, по одной из версий её происхождения, происходила из лужицких сербов, славянского племени в Германии, до сих пор не утратившего своего лица, наречия и обычаев. В своих «Дневниках» Екатерина пишет, что её, 18-летнюю, пригласила императрица Елизавета Петровна, чтобы проверить знание русского языка, и была потрясена, что молодая принцесса говорит без всякого акцента. Она стала на Руси истинно русской императрицей.
Ольга Белова, хорошо знакомая зрителю по работе на ТВ, в роли Екатерины Великой открывает себя и образ матушки-государыни с неожиданной стороны. Она красива, убедительна, мудра и непреклонна. «Почему я пригласил её? – отмечал Ливанов. — У неё не только есть внешнее сходство с Екатериной Великой, у неё есть спокойное чувство собственного достоинства. Это сыграть невозможно. И изобразить это будет фальшиво. А когда оно есть — оно есть».
Народный артист РФ Геннадий Гладков написал прекрасную музыку к фильму, очень многоплановому и сложному по жанру, что стало подтверждением неувядающего дарования этого маститого композитора. Школьной дружбе Гладкова и Ливанова можно позавидовать – ей многие десятки лет. Зритель хорошо знает, что сотворчество этих двух выдающихся деятелей нашей культуры всегда высекало искры – вспомнить хотя бы хрестоматийных «Бременских музыкантов». В «Медном всаднике России» талант обоих мастеров является нам во всём своём блеске.
Вот что сказал Геннадий Игоревич корреспонденту «Слова»: «Для меня очень важен был сценарий, который даёт настрой к пониманию всего замысла. Я увидел, что сценарий – законченное художественное произведение, это нечасто бывает. Основные детали оставалось уточнить на встречах.
Ведь в чём идея? Памятник Петру держит не только Петербург, он держит Россию. Это явствует из рассказанной в фильме истории его создания и места, которое он занимает в городской мифологии.
Одна из основных тем фильма — тема труда русских людей, которые решили техническую задачу гигантской сложности — перенос и водружение тысячетонного камня в основание памятника. Тема труда требует своей музыки. Русский человек не любит петь просто так. Он поёт застольные песни, но в избе долго петь не может, выходит на улицу, и здесь на воле, когда дышится во всю грудь, когда кипит работа, начинают звучать трудовые песни, они у нас – из самых известных. Создавая музыку для сцен переноса гром-камня, я вспоминал свои консерваторские экспедиции в Смоленскую область. Сделанные тогда заготовки стали частью музыкальной партитуры «Медного всадника».
Картина В. Ливанова очень тонкая, замысел её раскрывается не сразу. Музыка к фильму должна растворяться в общем замысле, стать частью совместных усилий режиссёра, оператора и художника, а не торчать, как шпиль над всем. Она и стала естественной частью живой творческой работы».
Операторская работа Н. Немоляева и И.Алимова заслуживает всяческих похвал, им всё по плечу, всё подвластно, всё подчиняется зоркости глаза и манию твёрдой руки — величественные панорамы имперского града Петра и пронзительные съёмки природы, леса и величавое течение Невы, гром-камень и крупные планы прекрасного созвездия актёров.
Впечатляют великолепные актёрские работы. О замечательной Ольге Беловой уже сказано. Евгений Стеблов филигранно распутывает вязь сложнейшей роли Бецкого, аристократический красавец Евгений Редько (Э.-М. Фальконе) сыграл свою роль так, как и французу не сыграть. Порывист и изящен Борис Хвошнянский (капитан Ласкари), очаровательна и трогательна Валерия Ланская (Мари-Анн Колло), влюблённая в Фальконе, основателен многомудрый Юрий Назаров (Е. Хайлов). Прекрасные актёры В.Ильин (Билиштейн), А. Соколов (Фельтен), Ю. Стоянов (Яковлев), представляющие русскую знать, расцвечивают ленту новыми красками. В 1953 году великий советский артист Борис Николаевич Ливанов великолепно сыграл роль Потёмкина в фильме «Адмирал Ушаков». А сегодня роль Потёмкина талантливо воплотил его внук Борис Ливанов.
Памятник стал символом державной мощи России — почти таким же по силе воздействия на потомков, как Троице-Сергиева лавра, оплот мощи духовной. Попробуй-ка кто сдвинь такие творения человеческого духа и разума, возьмись сокрушить – и лопнешь. Многие брались совладать с ними, да со смирением вскоре убеждались, что мудрено, не под их силёнки сложено и слажено.
Ливанов показал, что можно сделать классическую киноленту, великолепно костюмированную стараниями художников во главе с Марией Турской, подобрать великолепную команду исполнителей, найти блестящих операторов Немоляева и Алимова и всем вместе передать победный дух имперской эпохи так, что в гордом волнении невольно забьётся сердце всякого русского. Проходящий в финале марш «Бессмертного полка» показывает неразрывную связь российских поколений. «Дерзновению подобно», — гласила памятная медаль, выбитая в честь сооружения памятника на Сенатской площади. Воистину так!
А царственному всаднику на коне принадлежат гордые и полные высокого смысла слова: «Бог создал Россию одну, она соперниц не имеет».
 
Виктор ЛИННИК
Фото редакции «Слово».
 

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите на сайт через форму слева вверху.

Free Joomla! templates by AgeThemes