Войти на сайт

Авторизуйтесь через любой из сервисов, чтобы оставить комментарий

     

ads

Поиск по публикациям

последние комментарии

Переформатирование МХАТ

Ситуация, сложившаяся вокруг МХАТ им. А.М. Горького, продолжает волновать театральную общественность, и не только. Деятельность нового руководства в лице Эдуарда Боякова, Сергея Пускепалиса и Захара Прилепина — людей амбициозных и известных в художественных кругах — пристально рассматривается и вызывает всё большее замешательство. Складывается впечатление, что полным ходом идёт переформатирование театра, до сих пор любовно именуемого его былыми завсегдатаями доронинским. Ставшее модным в последние годы слово «переформатирование» в широком смысле означает изменение характера чего-либо в соответствии с новыми правилами, изменившимися условиями.
Вот и здесь неравнодушная публика увидела явные признаки наполнения классической формы русского театра чуждым ему «альковным содержанием», весьма далёким от тех образцов, которые закладывали К.С. Станиславский и Вл.И. Немирович-Данченко и которые лелеяла народная артистка СССР Т.В. Доронина.
«Перегретыми ожиданиями» — так отозвались «Известия» о мартовских театральных премьерах, на первое место поставив «Сцены из супружеской жизни» Ингмара Бергмана в постановке Андрея Кончаловского на сцене МХАТ. У издания не нашлось логичного объяснения, когда «художественный руководитель одного театра ставит спектакль в другом театре силами исключительно актеров своей труппы. Что тогда мешает воплотить задачу на собственной сцене или поработать с актерами приглашающей, так сказать, стороны?»
Добросовестно была пересказана подоплёка постановки «Сцен…» во МХАТе, о том, как Андрей Сергеевич перенёс туда свой спектакль, поставленный в прошлом году в Неаполе. Перенёс вместе с декорациями и актрисой. Юлия Высоцкая играла в Неаполе на итальянском. Там её героиню звали Миланкой, в Москве она — Марина. В пару к супруге, играющей во всех его спектаклях, режиссёр поставил ведущего актера «Моссовета» Александра Домогарова.
Было отмечено, что текст Бергмана был переписан и дополнен, а действие перенесено в Москву 1990-х. Постановщик объясняет это, ссылается газета на Кончаловского, желанием сделать шведскую историю понятной русскому зрителю. «Но в таком случае, — делается сокрушительный вывод, — для «непонятливой» отечественной публики надо переносить в родные пенаты Отелло и Дездемону, Ромео и Джульетту, Стенли Ковальски и Бланш Дюбуа и так далее, и тому подобное. В пересказе Кончаловского Бергман напоминает заштатного драматурга из глубинки, а сама постановка — антрепризу средней руки. Если с афиши убрать два громких имени — Бергмана и Кончаловского, то даже искушенный театрал не скажет вам, кто писал, кто ставил. По сути это и есть антреприза — с двумя медийными лицами, примитивной декорацией и незатейливым сюжетом. Идеальный вариант для «чёса» по провинции. Странно лишь, что «чёс» этот начался с почтенного МХАТа».
Остаётся лишь напомнить неискушённому читателю, что «чёс» в жаргоне театралов — это поездки артистов с гастролями по стране — как бы прочесать всю страну гребешком и собрать «бабло» от концертов. Для полноты понимания происходящего с прославленным театром стоит привести слова его нового художественного руководителя Э.В. Боякова, который заявил: «Я сознательно пошёл на то, чтобы это был первый спектакль». Он же подкрепил эти слова уверениями в том, что «мы должны быть ближе к самым главным вещам в жизни... это вопросы совести, чести, семейных ценностей». Многие театраловеды увидели в антрепризе Бергмана-Кончаловского лишь воспевание постельных радостей и расчеловечивание людей, низведение высоких чувств до скотских рефлексов, а не обращение к главным духовным ценностям.
Не случайно ruskline.ru напомнил Боякову о том, что в отличие от его сомнительной театральной заявки, первым программным спектаклем Московского Художественного театра стала пьеса А.К. Толстого «Царь Федор Иоаннович», в которой раскрывалась судьба русской государственности, выяснялось качество центральной власти. Чеховский цикл театр начинал спектаклем «Чайка», вместе с автором развивая тему призвания и ответственности таланта. А Т.В. Доронина, продолжая репертуарную линию эпохи Станиславского, первым спектаклем своей трупы избрала «На дне» А.М. Горького.
В недавнем интервью «Комсомолке» Бояков бодро заявил очевидно своё кредо: «Зрителю нужен хайп». На молодёжном сленге «хайп» — это ажиотаж или шумиха на пустом месте вокруг какого-то события или человека. Не без ехидства, на наш взгляд, корреспондент Анастасия Плешакова тут же задала вопрос: «Ольга Бузова и Сергей Шнуров тоже могут появиться на мхатовской сцене?» «Только если они будут играть себя...», — ничтоже сумняшеся ответил Эдуард Владиславович.
Как далеки его установки от того, что писал Н.В. Гоголь о русском театре: «Театр ничуть не безделица, не вовсе не пустая вещь... Это такая кафедра, с которой можно много сказать миру добра... Частое повторение высокодраматических сочинений, то есть тех истинно классических пьес, где обращено внимание на природу и душу человека, станет необходимо укреплять общество в правилах недвижных... Есть много среди света такого, которое для всех, отдалившихся от христианства, служит незримой ступенью к христианству. В том числе может быть и театр, если будет обращен к своему высшему назначению».
В соцсетях уличили нынешнего худрука МХАТа в лукавстве, когда в том же интервью он заявил о своём общении с Татьяной Васильевной — чего не было, того не было. А посему приходится ещё раз вернуться к теме смены руководства МХАТ. В комментариях зрителей МХАТа из соцсетей появились свидетельства о том, что «увольнение нашей любимой актрисы с должности художественного руководителя-директора было запланировано за 2 месяца до трагической и всем известной нам даты», что из ближайшего окружения убедили «нашу любимую актрису написать заявление по собственному желанию, ибо в ход пошли угрозы, что «разгонят театр, разгонят труппу, потребуют деньги за невыполненное госзадание». Работа по убеждению актрисы написать заявление по собственному была мастерски выполнена!»
Не только зрители, но и многие эксперты считают вопиющей несправедливостью фактическое отлучение Т.В. Дорониной от театра, который она выпестовала и успешно им руководила долгие 30 лет. Хоть должность для Дорониной придумали, но круг обязанностей не определили — её компетенции не ясны. Это и наталкивает на мысль о навязанной ей роли «свадебного генерала». В журналистском сообществе не раз уже обращали внимание на её ровесницу Г. Волчек, которая из инвалидного кресла продолжает успешно руководить «Современником», в то время как Т. Доронина выходит на сцену. Напрашивается горькое слово «предвзятость». Как писал великий русский композитор и мыслитель Г.В. Свиридов в книге «Музыка как судьба», такой государственный и партийный фаворитизм «наносит страшный ущерб развитию нашей культуры».

Обзор подготовил
Константин ЛОРИН.

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите на сайт через форму слева вверху.

Please publish modules in offcanvas position.

Free Joomla! templates by AgeThemes