последние комментарии

trustlink1

ШАПКА ПО КРУГУ:

Владимир ЛичутинСбор средств на издание «Собрание сочинений в 12 томах» В. Личутина

Все поклонники творчества Владимира Личутина, меценаты и благотворители могут включиться в русский проект.

Реквизиты счёта

Получатель ЛИЧУТИН ВЛАДИМИР ВЛАДИМИРОВИЧ

Cчёт получателя 40817810038186218447, Московский банк Сбербанка Росии г. Москва, ИНН 7707083893, БИК 044525225,

Кс 30101810400000000225, КПБ 38903801645. Адрес подразделения Банка г. Москва, ул. Лукинская, 1. Дополнительный офис 9038/01645.

 

 

«Но мы сохраним тебя, русская речь…»

Продолжение разговора. Начало в № 10/2018
Будущего у России не может быть без русской словесности, расцветшей на почве церковнославянского языка. Словом искони передавалась традиция самобытной культуры народа, опыт исторических побед и поражений. Слово есть выразитель всей народной жизни и души народа с её скорбью и радостью, песней и плачем. «И мы сохраним тебя, русская речь, // Великое русское слово», – звучали слова А. Ахматовой в роковую годину, когда враг, захвативший почти всю Европу, стоял на подступах к Москве.
Дорого нам досталось сохранение на протяжении столетий великого русского языка, как дорого оно достаётся сейчас жителям Донбасса – колхозникам и шахтерам, взявшим в руки оружие после того, как на Украине ввели закон о русском языке… «Мы из всех исторических катастроф вынесли и сохранили в чистоте великий русский язык», – писал Василий Шукшин – наша гордость, наша совесть.
Сегодня идёт ожесточённая борьба с русским языком, ибо именно он – незримый охранитель народа. Как иначе назвать то, что до минимума сокращено преподавание литературы в школе – единственного предмета, который формирует мировоззрение человека, воспитывает духовность и нравственность; в теле- и радиоэфире нет места традиционной русской культуре, как и культурам многонациональной России со всей палитрой их сказок, песен, былин…
Сохраним ли мы в чистоте великий русский язык в нынешнее время рафинированного патриотизма и невиданной подмены традиционной культуры?
Александр ИЛЬИН, кандидат филологических наук, доцент Поволжского православного института им. святителя Алексия, митрополита Московского (Тольятти):
Может ли русское слово существовать в эпоху массовой культуры (а никакой другой культуре место в глобальном отцифрованном пространстве не предусмотрено)? Устоит ли слово перед цифровой экспансией? – «Все прогрессы реакционны, если рушится человек». Но в том-то и дело, что человек в его традиционном образе и подобии в цифровом обществе тоже становится досадным анахронизмом и в общем-то совершенно излишен. Ну, так что ж: «Лес рубят – щепки летят». Это, конечно, всё были цветочки по сравнению с разворачивающейся утилизацией традиционной культуры и, кажется, последних её носителей во славу цифрового бога (или зверя), имя же его легион, множество, что, собственно, и является непременным атрибутом, визитной карточкой всеядной массовой культуры. Всеядной, потому что эта культура не просто отрицает религию (разумеется, за исключением только одной конфессии – сребролюбия во всех его цифровых вариантах), но решительно и энергично пропагандирует муляж традиционной религиозной культуры, дезориентирующий и соблазняющий многих и многих. «Сын Человеческий пришед убо, обрящет ли си веру на земли».
Именно массовая культура сначала сделала человека косноязычным («гению отрезывают язык» – по известному проекту бесноватого персонажа из романа Достоевского), а затем сделала «контрольный выстрел в голову», оглушив риторикой – пожалуй, самым эффективным оружием массового словесного поражения. «Риторика в меру своей лживости вселяет страх или надежду» – вывод сделан М.М. Бахтиным не без веских на то причин и не на пустом месте. Ведь риторика в её современном изводе – это тот же муляж, суррогат слова, используемый для всевозможных игр и манипуляций. «Вот так Ванька – он речист! Вот так Ванька – он плечист! Катьку дуру обнимает, заговаривает». Не случайно, конечно, любимой словесной игрой и речевым упражнением в бесконечных ток-шоу, форумах, круглых столах и т.д., получивших массовое распространение не только на телевидении, стало состязание в празднословии, когда участнику сказать нечего, он косноязычен, и слова у него нет, но страсть к надуванию щёк и так называемого рейтинга так сильна, что вдохновенное враньё Хлестакова («слова вылетают из уст его совершенно неожиданно») кажется детской забавой рядом с пошлостью нынешних спикеров всех мастей.
Но раз уж слову в его традиционном качестве, слову как источнику спасения не предусмотрено место в магазине игрушек современного Homo ludens, то и в самом деле: «се оставляется дом ваш пуст». Богооставленность играющего, бессловесного человека – проклятие массовой культуры, симптом губительного религиозного кризиса. И не будем говорить банальности, когда всё давным-давно известно: возвращение к слову возможно лишь по милости Божией через духовное обновление, называемое искони покаянием.
Диакон Павел СЕРЖАНТОВ, кандидат философских наук, доцент ПСТГУ, клирик храма преп. Евфросинии Полоцкой (Москва):
Что нам предстоит, знает Бог. Не будучи пророком, я не возьмусь приоткрывать судьбы нашего народа и нашего языка. Могу лишь выразить надежду, что мы сохраним наследие великих предков, не подведём; и наши потомки будут жить в великой стране с её великой культурой.
Что нужно для сохранения языка? Многое нужно, всего и не перечислить. Для меня важнее, в чём конкретно состоит моя задача.
Главное – сохранить и приумножить в своей душе любовь к родному слову. С годами я всё больше и больше ценю «непереводимого на другие языки» Пушкина, вдохновляюсь тем, как поэт и мыслитель Александр Сергеевич Пушкин пользуется русским словом.
Не менее важно для меня передать своей дочери эту любовь к языку. В семье ребёнок учится говорить и любить родной язык; в школе и университете образование у ребенка пойдёт, если в семье был заложен прочный культурный фундамент.
А ещё мне надо передать любовь к русскому языку людям, которым я преподаю. Правда, предметы мои – догматическое богословие, аскетика и антропология – связаны с русским языком не напрямую.
И все-таки сам я стараюсь на занятиях говорить понятным языком, особенно на трудные и запутанные темы. От преподавателя требуется рассказывать «вкусно», ярко, пользуясь всем богатством языка. Я пытаюсь подталкивать студентов – поднимать на высоту их культуру речи, культуру мысли, даже культуру чтения вслух и обсуждения прочитанного.
Аскетику и другие мои предметы можно по-разному преподавать, очень легко отказаться от путешествия из мира потребления в мир здравой аскезы, легко перейти к псевдоаскетическим «упражнениям в риторике», к «плетению благочестивых словес». За этим тоже приходится следить, фальшь недопустима.
Такие у меня задачи… С меня спросится, как я с ними справлялся. Спросится, держал ли я связь с коллегами и единомышленниками, как мы двигали общее наше дело, боролись за него.
В наши дни действительно совершается грандиозная «подмена традиционной культуры», и это очень нам мешает. Массовая культура, преимущественно американская, вытесняет русскую литературу, ставшую в XIX веке по-настоящему великой классической литературой, русские писатели подарили миру неповторимые шедевры.
Массовая культура пытается заменить народную культуру, начиная прямо с младенчества, с материнского фольклора. Я не хочу огульно отрицать массовую культуру, среди её произведений попадается то, что заслуживает внимания образованного человека. Однако большая часть произведений массовой культуры (и порождённой ей элитной культуры) только портит людям вкус, не развивает его, только приучает людей искать довольно низменные развлечения. И уж, конечно, массовая культура не может дать человеку нужные ориентиры в жизни. А традиционная культура – даёт.
И это в полной мере относится к традиционной русской церковной культуре. Она уходит своими корнями в византийскую культуру и глубже – в библейское откровение. И она не представляет собой механическое повторение того, что говорили две тысячи и тысячу лет назад лучшие представители других народов. Русская церковная культура – одновременно и традиционная, и творческая, способная к здоровому развитию. Как и положено полноценной культуре.
С церковной культурой беспощадно боролись последние сто лет, хотели уничтожить её и воспоминания о ней. Эта борьба в менее ожесточенных формах велась, по крайней мере, с XVIII века. И все же Русская церковь выстояла, наследие православного христианства дошло до нас как неотъемлемая часть отечественной и мировой культуры. Надеюсь, при всех тревожных обстоятельствах выстоит наш народ с его традиционной культурой, с его великим русским языком.
Лидия СЫЧЁВА, прозаик, публицист, главный редактор литературного интернет-журнала «Молоко». (Воронеж – Москва):
Что есть слово? Величайшая драгоценность, тайна, данная человеку. Слова – живые. Словами мы строим свою судьбу, будущее, счастье своей жизни.
Торговать словом («заниматься пиаром» или пропагандой), то есть лгать – это всё равно что торговать народом, его доверием. Лживое слово всегда возвращается, нанося страшные разрушения человеческой и народной душе, государству.
Возьмите наши современные эстрадные песни, особенно те, что мы видим на центральных каналах телевидения. Какое неуважение к слову, к красоте, к слушателю, к человеку! Какое самолюбование и самоуверенность исполнителей и авторов!.. Чванство самозванцев. А язык политических дебатов? (В том числе претендентов на высшие политические посты.) Имитация, пустота и скандал.
А язык наших горе-политологов, их «аргументы», крики, гвалт, истеричность? Где же уважение к народу, к времени жизни человека? Наше телевидение – яд в конфетной обёртке.
Слово, язык — есть сама природа человека и народа. Художественное слово, наполненное чувством, можно сравнить с животворящей любовью, без которой бытие не имеет смысла. А что мы видим сегодня? Поспешный отказ под видом «современности» от родного слова в пользу заёмно-бездушного, синтетического. Но это то же самое, что пальмовое масло вместо молока! Подделка.
Информация о любви самой любви никогда не заменит. Увы.
Обидно видеть, как предают красоту слова журналисты, политики, бизнесмены, интеллигенция и даже писатели. Мы лишаем народ жизнестойкости, а себя – опоры на многотысячелетний фундамент родной истории.
За последние тридцать лет из России уехали миллионы людей. Молодые женщины – в поисках личного счастья, трудоспособные мужчины – чтобы заработать на жизнь. За границу уехали сотни тысяч образованных людей – учёных, предпринимателей, инженеров. Народ русский разбросан по миру: в каких только углах не встретишь наших людей! Они приспосабливаются к новой жизни, не найдя счастья на родине. Огромная потеря для России!.. И язык наш точно так «разжижается», теряет энергию и жизнестойкость. С вынужденным отъездом на чужбину каждого россиянина мы становимся слабее!
Восстановление жизнестойкости нашего народа на трёх уровнях – природно-демографическом, социально-политическом, духовно-мистическом – главная задача нынешнего исторического времени. «Или мы убережём Россию, // Или мы погибнем вместе с ней!» (Валентин Сорокин).

Please publish modules in offcanvas position.

Free Joomla! templates by AgeThemes