последние комментарии

trustlink1

ШАПКА ПО КРУГУ:

Владимир ЛичутинСбор средств на издание «Собрание сочинений в 12 томах» В. Личутина

Все поклонники творчества Владимира Личутина, меценаты и благотворители могут включиться в русский проект.

Реквизиты счёта

Получатель ЛИЧУТИН ВЛАДИМИР ВЛАДИМИРОВИЧ

Cчёт получателя 40817810038186218447, Московский банк Сбербанка Росии г. Москва, ИНН 7707083893, БИК 044525225,

Кс 30101810400000000225, КПБ 38903801645. Адрес подразделения Банка г. Москва, ул. Лукинская, 1. Дополнительный офис 9038/01645.

 

 

Инако творчество

За полвека работы в области культуры и благодаря даровитым людям, с которыми меня сводила судьба, у меня сформировалось определённое понимание культуры как достижения в науке и искусстве, а в философском смысле как способ творческого самовыражения человека, способность человека изменять самого себя, общество и природу.
В18 лет я поступил в Щукинское театральное училище. Первое, что меня поразило, – это педагогический состав. Вот у каких педагогов тогда, в начале шестидесятых годов, мы учились: Борис Захава, Юрий Любимов, Цецилия Мансурова, Владимир Этуш, Анатолий Борисов... Все эти актёры были звёздами Вахтанговского театра. Теперь же педагогами, за редким исключением, работает второй эшелон артистов этого театра и часть преподавателей со стороны. Как справедливо отмечают опытные педагоги, актёрское образование в России на сегодняшний день, к сожалению, идёт в русле общих тенденций сферы образования в России, то есть деградирует. Почему театральные вузы на сегодня уже не являются по качеству образования такими же, как были ещё 20—25 лет назад?

По сути, большинство сегодняшних театральных вузов работают по тем же схемам, что и 25 лет назад, с одним отличием: количество бюджетных мест — минимально, количество коммерческих мест на курсе — подавляющее. Кумовство и блат, которыми грешила прежняя система, соединились с тем отвратительным, что мог дать рынок, — непомерными ценами на образование, торговлей именем вуза, которое создавалось в течение десятилетий выдающимися деятелями культуры. У руководителей культуры ушла требовательность, а точнее, появилась нарочитость в подборе кадров, понадобились педагоги с другим мировоззрением. Проще говоря, в систему вторгся «намеренный» народ, с другой профессионализацией, у которого цели и ориентиры заточены не на развитие традиций, а на их разрушение под видом постмодернистских искательств.
О чём говорить, если за пик «высокого искусства» выдавали спектакль по пьесе Михаила Волохова «Игра в жмурики», где практически весь текст был построен на ненормативной лексике. Его в 1993 году поставил в театре Моссовета Андрей Житинкин, ныне народный артист России. «Смысл этого волоховского реализма, напялившего на себя абсурдистскую маску и матюгами прикрывшегося от слишком быстрой расшифровки, страшен. У человека нет нутра. Все его роли — мнимые», — писал в своё время Лев Анненский.
Я никогда не поверю, что у кого-то родилась безумная идея специально «опустить» мировой бренд – школу Станиславского. Однако уже тогда у некоторых людей, причислявших себя к творческой элите, появилась уверенность, что новому классу, в руках которого оказалась львиная доля богатств России, нет времени выбирать между «честной» и «нечестной» приватизацией. Постперестроечным нуворишам, как вскоре выяснилось, выгоднее иметь дело не с умным и талантливым народом, а с Иванами, не помнящими родства — безвольными, разъединёнными, беспринципными, пьющими и вымирающими.
По данным Росстата, в 90-е и последующие годы по объёму потребления алкоголя в России на одного человека приходилось до 18 декалитров чистого спирта в год. Надо сказать, что 8 декалитров — уже смертельная доза. Это — страшные хмельные цифры. Всемирная организация здравоохранения считает, что если количество выпитого превышает 14 декалитров спирта на душу населения, начинается вырождение генофонда. На спаивание народа в настоящее время работают более 1300 ликеро-водочных заводов, что в 12 раз больше, чем было во всём громадном Советском Союзе.
Ещё одна насущная проблема: Россия имеет самую низкую плотность населения. Однако при этом профессор Вера Прилепская, президент Российского общества по контрацепции, в докладе на IV конференции по планированию семьи, заявляет: «Призывающие повысить рождаемость в России забывают о проблемах перенаселения в мировом масштабе. Нам не нужен прирост. Нам нужны здоровые дети». В этом сомнительном тезисе забота о перенаселении Земли поставлена выше судьбы России! А Инга Гребешева, гендиректор Российского ассоциации «Планирование семьи» (РАПС) на той же конференции высказалась ещё яснее: «Очень важно вести работу с маргинальными слоями. А то приходит беременная безработная и на аборт не соглашается. А какого она может вырастить ребёнка? В таких случаях возникает мысль о принудительной стерилизации. Надо же что-то с ними делать?»
Это тоже вопросы культуры, её главного звена – культуры семьи. Надо отметить, что РАПС получает финансирование не только от Российского правительства, но и от международных организаций (Агентство международного развития США, фонд «Ноу-хау» британского правительства, «Европейское экономическое общество», ЮНЕСКО и т.д.). И очевидно «поёт» с голоса последних. Недаром Билл Клинтон высоко оценил работу служб планирования семьи в России и поддержал решение конгресса США выделять средства на проведение там абортов.
Россияне вдруг осознали, что у нашей страны нет образа будущего! В Советском Союзе такой образ был, а сейчас его нет. Более того, явление «новой культуры», смоделированной СМИ, повергло многих людей в пучину депрессии и безысходности, подтолкнуло к пьянству, наркомании, к сведению счётов с жизнью. Отсюда, к слову, и драматическое положение с отечественной демографией. Если бы создатели мыльных опер и детективных сериалов почаще заглядывали в Интернет и читали комментарии зрителей, то увидели бы, что их масс-культура реально оценивается как примитивная «кормушка» халтурщиков по перекачке огромных денег.
Наспех сбитым «телевинегретом» нас кормят из года в год. Это — «идеология дебилизации». Под это духовное «зелье» кучка новоявленных заправил бизнеса обирает народ, разворовывает страну, а всё лучшее сплавляет за границу. Ещё Максим Горький писал, что «недавний раб», дорвавшийся до власти, «становится самым разнузданным деспотом, как только приобретает возможность быть владыкой ближнего своего». Эти люди, о которых народ метко заметил, что у них вместо сердца «ладанка на вороту, а чёрт на шее» на своих «болотистых местах» бесстыдно воруют, прикрываясь высокими словами о своём служении людям. За последние 30 лет Южная Корея увеличила свой ВВП в 50 раз, Китай — в 100 раз. А где оказались мы?
Пришедшие к власти в 90-е годы вовсе не были дураками. Они исходили из проверенных рецептов — нужны «хлеб и зрелища». Зрелищ было много. С хлебом вышла загвоздка, но помогли разглагольствования о готовности «лечь на рельсы», если жизнь не улучшится и заверения, что «рынок всё поставит на своё место». Никто не лёг и рынок не поставил – обманули!
Специфика российского капитализма в том, что он вернулся из небытия как разрушитель социалистического общества, а потому ему — в отличие от капитализма Западной Европы и США, мимикрировавшего под «социальное государство» a-ля Советский Союз — органически присущ геноцид собственного народа, какими бы филантропическими акциями и разговорами о «социальном государстве» он ни прикрывался. Против собственной природы не пойдёшь! Именно об этом книга «Геноцид» советника президента по экономическим вопросам, академика Сергея Глазьева.
Недаром даже такой опытный политик и враг, как недавно почивший в бозе Збигнев Бжезинский, в своём интервью «Газете.Ru» предупреждал: «Путин должен думать о своём будущем. Конечно, чрезмерная концентрация властных элит в России на приобретении богатства может со временем вызвать социальные реакции и враждебность. Это ещё не произошло, но я думаю, что потенциальный риск таких тенденций существует».
Для убаюкивания населения зрелищами нужна была эрзац-культура, начинённая соблазнами, грехом, разложением и пошлостью. На зрителей обрушили каскад ток-шоу, где копаются в чужих судьбах. А в последнее время в бренде нашего ТВ — только проблемы Украины и нового президента США Дональда Трампа. Предпринят разрушительный поход и на русскую классику: обессмысливая её, вульгаризируя и опошляя, срочно занялись её вивисекцией в театре и на оперной сцене. Так, в репертуаре театра им. Ленинского комсомола появился спектакль Константина Богомолова «Князь» по роману Достоевского «Идиот». Князь Мышкин в этом спектакле понарошку мочится. Зачем? — Чтобы показать, что он не герой и уж совсем не тот, которого Достоевский хотел представить как человека, близкого к облику Христа. А на самом-то деле он – абсолютная «овца»! Вот один из многочисленных негодующих откликов на спектакль: «Единственное, чем спектакль может привлечь вечно рассеянное внимание зрителя, — социальные и этические провокации…»
К счастью, есть исключения. Так, московский театр «Сопричастность», возглавляемый заслуженным деятелем искусств России, известным актёром и режиссёром Игорем Сиренко, из русской классики поставил пьесу Сухово-Кобылина «Смерть Тарелкина», которая характеризуется как самая острая и жёсткая социальная сатира в русской драматургии. Режиссёр в этом спектакле не «резал» пьесу по живому, не прибегал к сомнительным контрапунктам для поддержки актуальности спектакля. Он шёл за автором, в нём искал современное звучание. И вот результат — высшая награда на Международном театральном фестивале «Русской классики» в Лобне и первоклассная оценка критики. «Режиссер И. Сиренко со своей удивительно разнообразно подобранной труппой демонстрирует замечательный актёрский ансамбль, замечательное владение непростым словом старого драматурга. Следует отметить остро гротесковую пластику спектакля — органичную, искреннюю, трепетную. Видны такие детали на сцене, от которых нельзя не прийти в восторг. Режиссёр ищет способ погрузить зрителей в сегодняшний день, найти взаимопонимание с сегодняшним залом. И, соответственно, мысли, которые спектакль вызывает — они актуальные, необходимые сегодняшнему человеку», — пишет известный театральный критик А. Кузнецова.
Причём режиссёр И. Сиренко на гребне успеха многие годы довольствуется небольшим залом, поставил десятки прекрасных спектаклей, не просит бОльшей творческой свободы и, безусловно, заслуживает высочайшей благодарности за свой талант. Однако какими бы ни были успехи или трудности у его театра,  он не стремится повысить интерес к своей персоне и к своей работе путём живосечения русской классики, эпатируя публику непристойностью и сомнительными театральными находками. Поистине: «Где есть творчество, там нет безумия».
Другой пример даёт приснопамятное выступление Константина Райкина о той самой «творческой свободе», на которую якобы ведут наступление какие-то далёкие от искусства люди. За это выступление некоторые театральные критики даже назвали К. Райкина «человеком года». Однако далеко не все с ним согласились. Открыто возразил Никита Михалков: «Мне хотелось бы понять: где его ущемили? Чего он не имеет — свой театр, школу? Он ставит то, что хочет».
Ещё резче высказался Виктор Ерёмин, автор книги «Сто великих поэтов»: «За чей счёт самовыражаются все эти творцы? Разве кто-то посягает на их самовыражение, если оно делается на деньги самого творца или его мецената? Я о таком слыхом не слыхивал. Твори за свой счёт сколько твоей душе угодно. Если натворил талантливо, самобытно — все траты окупятся. И публика будет тебе благодарна.
Нет, Райкину необходима государственная гарантия, что какую бы гнусь, кто бы из севших на шею государству и налогоплательщикам ни состряпал, всё будет оплачено, а финансирующая сторона при этом обязана сидеть в сторонке и не сметь вякать по поводу того, что её надули жулики. Потому что их вовсе не жулики надули, а так творцы самовыразились! Те самые портные из сказки Андерсена, которые шили королю наряд из пустоты, оказывается, были не жуликами и плутишками, а творцами «пошивочного искусства!»
Самое интересное — это то, чем закончилась баталия Райкина с властью. Вот, что сообщил по этому вопросу политолог Андрей Колесников: «В январе 2017 года стало известно, каким будет финансирование «Сатирикона» в этом году. Финансирование театра составит 235 миллионов рублей, что примерно равняется прошлогоднему бюджету. Тогда «Сатирикон» получил от Минкультуры 213 миллионов». Нелишне добавить, что после нашумевшей речи Райкина прозвучали громогласные заявления ряда руководителей нашей страны разного уровня, которые требовали ни в коем случае не покушаться на свободу творчества, оставить  творцов наедине со своей совестью! Оказывается — легче откупиться…
Иная судьба у спектакля Богомолова «Князь». Произошло чудо! Спектакль сняли, поскольку зрители уходили пачками. Не оскудела Россия ни духовностью, ни добротою, ни силой духа. Что интересно: снял спектакль не театр, не Захаров, который взял Богомолова в штат режиссёром, а сам постановщик — Константин Богомолов. Почему я акцентирую внимание на постановках классики? Потому что наша классика — это наша национальная философия. На неё направлена главная атака, продуманный удар по менталитету русских, по тому, что является геномом и культурной идентичностью народа. Делается ли это ради творческих поисков, по недосмотру или продуманно и последовательно? Судить вам.
Что же в итоге? В когда-то самой читающей стране, на 40% упала потребность в книге. Тревожное явление. Наша культура в опасности. В отсутствии идеологии и этических ориентиров, вопреки вакханалии распада, надо как можно быстрее ткать ткань новой России и постепенно вовлекать в эту ткань всё новых и новых людей. Это — каждодневная работа. Прямо с утра, сразу после утренней зарядки.

Валерий ИВАНОВ-ТАГАНСКИЙ

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Please publish modules in offcanvas position.

Free Joomla! templates by AgeThemes