Главное содержание

Там чудеса, там леший бродит


Интерес к сказке никогда не пропадал, но сегодня он обостряется с новой силой. Фольклористы, художники, издатели с энтузиазмом откликнулись на идею писателя Владислава Бахревского учредить Общество сказки. «Мы хотим изучать и продвигать русское сказочное наследие, а через него традиционные семейные и общественные ценности, чтобы воспроизводился тип личности, характерный для нашей цивилизации», – говорит Арсений Миронов, директор НИИ культурного и природного наследия им. Д.С. Лихачёва.
Сказка и колыбельная — первое, что слышит младенец, появившись на свет. Там и житейская мудрость, и незасушенный язык, то и другое впитывается без принуждения и остаётся на всю жизнь. Прекрасно, если сказка достойно издана и оцифрована. Ещё лучше, когда она звучит голосом мамы, сестры, учителя. Задача Общества — найти современные форматы, в которых сказочные образы без искажения оживут и полюбятся. Уже запускается проект «Звёзды читают сказки». Золотой каталог эталонных текстов русского народа будет запечатлён в звуке. А светёлки Арины Родионовны (обучение девочек искусству рассказывать сказки, что им пригодится, когда станут мамами) неплохо бы открыть при школах, детских больницах, приютах, молодёжных лагерях.


Какую речь сегодня слышит ребёнок? Дома вялые куцые реплики, в школах и вузах жаргонный сленг. «Мой внук читает Бажова, и я вижу, что половина слов ему не знакома, — сказал Владислав Бахревский. — Мы дожили до времён, когда дети понятия не имеют, что такое веретено, изба, телега. Горожане привыкли обходиться запасом в 300—500 слов. Говорить о защите сказки не совсем правильно. Это сказка должна защитить наш великий и могучий русский язык, вернуть его и самым юным, и взрослым».
Конкурс бахарей (Бахарь или баятель — рассказчик, сказыватель басен, историй, сказок в древней Руси. — Ред.) выявит ребят, сходу умеющих фантазировать и говорить складно. Запланировано и создание рейтинга и антирейтинга перевода сказок на язык кино, спектакля, мультфильма.
Примеров чудовищного воплощения предостаточно. А вот недорогие, хорошо иллюстрированные книги в дефиците. Вроде бы проблем с книгами сейчас нет, но по карману они далеко не всем. Отпугивает и фарсовый, разухабисто гротескный стиль иллюстраций. «Ведь в действительности фарса в сказках нет, там больше серьёзности, — говорит Арсений Миронов. — Но, к сожалению, пока побеждают изображения, где король с короной, сдвинутой на ухо, и герои выглядят придурковатыми. Хотя Иван-дурак совсем не дурень. Просто его мудрость отлична. В немецких сказках герои расчётливы: Кот в сапогах — предприимчивый менеджер-махинатор, Бременские музыканты одерживают победу хитростью. А в русских сказках всё построено на доверчивости, любви, жалости».


Тепло ль тебе, девица?

Всегда ли сказка формирует у ребёнка правильные картины мира? В «Морозко», к примеру, девочку жестоко подвергают воздействию холода, попросту морозят. Или те же «Гуси-лебеди», где налицо шантаж («Отведаешь моего пирожка ржаного, скажу, куда унесли твоего братца…», — заявляет печка), не говоря уже про лежебоку Емелю, греющегося на печи... Комментируя это, Владислав Бахревский напомнил, как Корнея Чуковского обвиняли, что он вредную Муху-цокотуху сделал положительным персонажем. Сказка отражает жизнь во всём многообразии, учит добру и одновременно показывает то, с чем бороться, чего избегать.  «Теремок» в советское время печатали с «хэппи-эндом», хотя он заканчивался тем, что приходил медведь, садился сверху, и терем трещал по швам. Как нередко поступал с людьми чиновник. В «Сестрице Алёнушке» своя мораль: прежде чем напиться воды — сделать то, чего страстно желаешь, сто раз подумай, иначе «козлёночком станешь». И «По щучьему велению» — яркое свидетельство того, что русский народ сознавал свои слабости. Народные сказки ничуть не устарели.
Немного и современных сказок. Владислав Бахревский несколько лет наблюдает поток сказочников в жюри детской литературы фестиваля «Золотой Витязь», и в основном, это перепевы чего-то иностранного, причём не лучшего качества. Новое поколение сказочников надо растить. Вот в Оренбурге, где хорошо работают с молодёжью, есть замечательные авторы. Увлекательно про приключения Эрмитажных котов написал Пётр Власов: вышла третья книжка не только у нас, но и во Франции. Поэт Татьяна Полетаева придумала сказку «Четыре короля», Алексей Олейников сочинил истории о доблестном рыцаре Эльтарте. Но героических сказок очень не хватает — тут стимулом станет конкурс Бояна для литераторов.
Какой будет первая книжка самого Общества сказки, пока не решено. По словам художника Юрия Иванова, сказку делать крайне сложно — нужна огромная фантазия. Занимаются иллюстрацией сегодня, в основном, девушки, парней на отделениях книжной графики почти нет, потому что платят за это мало.


Намёки добру молодцу

«Сказка ложь, да в ней намёк!» Отвечая на вопрос про сказочные намёки, Арсений Миронов вспомнил сказку «Иван-царевич и Серый волк», подчеркнув, что намёк распознать может только добрый, а не злой молодец. Когда вступаешь в контакт с представителем чуждого мира, а волк — сильное существо, хищник, съевший царского коня, — можно пойти на конфликт, но можно и подружиться, получив верного друга. Сказка и былина были фактором сохранения русской идентичности первопроходцев, шедших на Восток. Русское казачество, покоряя Сибирь, обретало опыт и передавало свои сказания детям. Намёк на плодотворный диалог, актуальный в любые времена, а сегодня особенно.



Алёна АЛЕКСЕЕВА.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить