Главное содержание

Есть темы вечные. Сколько ни говори о них, ни конца, ни края не видать: тема эта по-настоящему неисчерпаема. Так и в драматургии. Разумеется, в утверждении этой аксиомы я не стремлюсь открыть что-то новое. Так вот, обратимся к тому вечному, которое предлагает нам лучшая драматургия, и самое непосредственное отношение к ней имеет творчество Александра Вампилова.
Лучшую пьесу этого талантливого автора назвать трудно, да и зачем? По всей России театры с постоянными аншлагами ставят Вампилова, и он всегда звучит по-новому, не старея во времени. Взять хотя бы его «Старшего сына». Когда-то появился замечательный фильм с Евгением Леоновым в главной роли, который без конца показывают по телевидению. Геннадий Гладков написал отличную оперу «Старший сын». В театре-студии Олега Табакова недавно была показана удачная постановка с Юрием Чурсиным в роли Володи. Новое прочтение этого шедевра Вампилова — всегда праздник, и, что хочется отметить, такой спектакль, как правило, всегда «обречен на успех».
И на этот раз касательно премьеры в Московском театре «Сфера», который недавно возглавил одаренный Александр Коршунов. Он же и поставил спектакль, который бесконечно волнует зрителей и вновь обращает их к теме прозрения совести... Семья неудачливого музыканта Сарафанова знакома всем нам уже давно, но даже знакомый сюжет можно переживать по-новому, тем более что атмосфера действия ёмко подчеркнута самой сценической конструкцией театра. Она делает происходящее более интимным на крупном плане — глаза в глаза. Особый же колорит происходящему придает музыка. Через весь спектакль «проходит» знаменитый Венгерский танец Брамса. Он несёт в себе не только энтузиазм, солнечность и надежду, но, пожалуй, и некоторую тревогу. Таким образом, создается музыкальная партитура, включающая в себя и народные мелодии, и романсы А. Суханова на стихи И. Бунина и М. Волошина. Слышатся даже отзвуки звучащих вроде бы в прошлом мелодий советских композиторов. Но обобщение — за Брамсом, и Венгерский танец звучит «по делу», удивительно гармонично...
На круглой сцене «Сферы» стоит длинный низкий стол — основной сценографический атрибут спектакля (сценография и костюмы Ольги Коршуновой). Имеются ещё и «говорящие» двери — они приобретают весомый метафорический смысл. Нам поначалу неизвестно, через какие двери проникли на территорию дома Сарафанова непрошеные гости. А чуть позже двери начинают «работать»: оба заигравшихся молодых героя, Володя и Сенька Сильва, классические типажи легкомысленных озорников, неожиданно ломают привычные устои дома Сарафановых.


Оба парня врываются в квартиру резковатой и тоскующей в одиночестве секретарши суда Наташи Макарской (будоражат её сердце, особенно Сильва). В глубине сцены — двери, через которые входит в дом сам хозяин. Там же включается в действие трогательный, наивный и влюбленный в Наташу первой почти детской любовью Васенька... У каждого, с кем нас знакомят, — своя судьба, свои мечты, свои личные всплески совести... И в такой «домашней обстановке» распахивается действие, в котором совесть каждого или ломается, или начинает обретать новое качество и глубину.
Надо сразу отметить — актерский ансамбль яркий: Володя Бусыгин (Анатолий Смиранин), Сильва (Ренат Кадыров), Васенька (студент-щепкинец Даниил Толстых), Наташа (Александра Чичкова), Нина (Евгения Казарина), наконец сам Сарафанов (Вадим Борисов)... Драматургия Вампилова самым добрым образом объединила исполнителей, которые естественно, органично, зримо живут в режиссуре Александра Коршунова. Как всегда, у этого постановщика всё определяет настоящий, острый психологизм. Взаимоотношения персонажей продуманы до мелочей. Ни капли наигрыша (даже у Сильвы, которого часто «переигрывают»). А вот зрительские переживания возникают тотчас, умно схватив интонацию очень своеобразной комедийной линии Вампилова.
Да, что-то вызывает откровенную улыбку — так надо. Иное — тоже откровенное огорчение, нужно и это. Порой — печаль... Много разнообразных настроений дарит нам спектакль. И, наверное, самую большую симпатию, самое тревожное чувство будит отец непростого семейства — Сарафанов. Он удивительно нежный, доверчивый, наивный, искренне озабоченный не только своими детьми, но и теми, кто рядом – и Наташей, и Володей, и даже растрепанным в своих чувствах и привязанностях, самоуверенным, нагловатым и баламутным Сильвой.
Но то, что связывает его со «старшим сыном», — пронзительно, поразительно до слез. Вадим Борисов создал характер ёмкий, глубокий, я бы сказала, трепетный; в него нельзя не влюбиться, честное слово! И каждая фраза, которую он обращает к Володе с нескрываемой надеждой и любовью, — не просто взаимопонимание, но и собственное поведение на будущее, обретение советчика, друга, которому можно и должно доверить всё. И Володя на наших глазах обретает абсолютно «новую» совесть, отказавшись от бахвальства, легкомысленности, нерешительности… И мы понимаем, как поменяла парня экстраординарная ситуация и предчувствие любви и к Сарафанову, и к его дочери Нине. В Володе рождается неведомая ему прежде ответственность за свои слова, поступки, отношения с людьми. Анатолий Смиранин, которого мы хорошо знаем по его театральным работам, в «Старшем сыне» показал себя зрелым мастером, поэтому хочется от всего сердца его поздравить.
Поворот характеров волею обретенной совести отличает всех персонажей спектакля. «Бессовестным» остается (да и останется ли?) только один — эдакий «перпендикулярный» солдафон Кудимов, жених Нины (Алексей Суренский), но сыгран этот персонаж весьма выразительно, что требуют и драматургия, и режиссура.
И опять не могу не вернуться к музыкальному решению спектакля (Павел Герасимов). Трудно представить всё это действо без музыкальной фонограммы, открывающей и завершающей пьесу на сцене. Лично я (как и многие зрители) хорошо и давно знаю Венгерский танец Брамса, но сейчас он отложился в памяти совсем по-иному, осветив переживания, надежды, мечты, душевное состояние всех, с кем познакомила нас премьера театра «Сфера».


Наталья ЛАГИНА.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить