Войти на сайт

Авторизуйтесь через любой из сервисов, чтобы оставить комментарий

     

ads

Поиск по публикациям

последние комментарии

28 октября исполняется полвека со дня кончины Корнея Ивановича Чуковского (1882—1969), умершего на 88-м году жизни в московской кунцевской больнице, как считается, в результате случайного заражения болезнью Боткина (желтухой) после какого-то сделанного ему укола. Так это или нет, мы не берёмся судить. Но одно время такая версия, во всяком случае, имела широкое бытование.
Мне посчастливилось увидеть К.И. Чуковского и разговаривать с ним единственный раз, за два года до его смерти, и эта встреча оставила неизгладимый след в моей памяти на всю последующую жизнь.

Александр Сергеевич ПушкинКак бы ни тщились наши либералы умалить роль Пушкина в духовной жизни России, Александр Пушкин был и останется великим поэтом, поэтом от Бога. По складу души и ума он — не только напряжённый и глубокий мыслитель, но и вдохновенный пророк. Причём пророк подлинный, чётко сознающий своё божественное призвание и высокую меру своей ответственности. Стихотворение «Пророк» (1826) наверняка было плодом долгих нелёгких размышлений и высших откровений поэта, примерившего на себя жестокое бремя пророческого предназначения: «глаголом жечь сердца людей». Но он был не библейским, а сугубо русским, христианско-православным пророком – мягким, участливым к людям и не выпячивающим своё духовное могущество.
Таков Александр Пушкин и в своём главном произведении — романе в стихах «Евгений Онегин». По глубинным философским и нравственным смыслам роман вполне сопоставим с дантевской «Божественной комедией», шекспировским «Гамлетом» и толстовской «Войной и миром». Подобно Данте, Пушкин выстроил свои круги российского ада и рая, имеющие проекцию в общечеловеческие ценности...

ИСТОК КАМЫ.
Всегда, особенно в детстве, волновало начало всего: как всё начинается? Особенно весенние ручьи. Вот он вытек из-под сугроба, маленький такой, даже маленькую щепочку не утащит, а вот он уже побольше-побольше, и вот это уже ручей, и мы отправляем в плавание по нему свои кораблики.
И всегда очень хотелось побывать у истока нашей реки Кильмезь, конечно, у истока Вятки, Волги, других рек. Увидев исполинскую мощь реки Камы в Перми, возмечтал о путешествии и к её истоку. И вот, только что, мечта сбылась, побывал.
Это Кезский район Удмуртии, село Кулига. Там красиво необыкновенно. Тем более ехали в такой солнечной день через просторы лесов и полей, сияющих золотым, красным, желтым, оранжевым цветами прощания с летом. Но о прощании не думалось, даже казалось, что это цветение всегда тут, у начала Божия чуда, великой русской реки. И даже не надо было писать там на щите: «Исток великой уральской реки Камы», это, конечно, уральцы хотят Каму себе присвоить. А мы, вятские как? Да Кама километров тысячу проходит через вятские поля, питается вятскими реками, особенно водами красавицы Вятки, какая она уральская? Она общерусская.
Конечно, Вятка смиренно растворяется в Каме, заканчивая и своё название, а вот что касается впадения Камы в Волгу, тут нам, и уральцам и вятским, досадно. Объясню. И гидрографы, да и все мы привыкли, что имя реке после слияния рек остаётся от той реки, что полноводнее, шире при слиянии. А Кама при соединении с Волгой гораздо шире Волги. То есть Волга должна была уступить имя Каме, которая шла бы благополучно далее до впадения в Каспийское море. Но нет, победила Волга. Да она, честно сказать, в общем-то и длиннее прошла путь до слияния с Камой. И согласимся, что века и века утвердили во мнении народном величие Волги, тут спорить не о чем.
И встал я одной ногой на правом берегу маленькой Камы, другой на левом, как некий Гулливер в стране лилипутов и умылся, и напился из этого начального ручейка.
Но нет, конечно, какой я Гулливер, какая страна лилипутов? Это Россия, это глубинные целебные родники, вышедшие на поверхность, чтобы родить реку, которая несёт жизнь всему живому на огромном пространстве Предуралья и Верхневолжья.
Да, но не смогу с горечью не сказать об истоке родной Вятки, это Ярский район. Далековато, не смогли поехать, время поджимало. Но видел и фотографии и кино документальное о её истоке. Исток Вятки оборудован совсем иначе, чем камский. Очень языческий. Торчат деревянные и каменные идолы, страшные хари. Часовни под Крестом, как у Камы, нет.
Вот вам и ответ, почему город Вятка, получивший название от красавицы реки, до сих пор в плену партийного псевдонима пламенного революционера, большевика-ленинца Кострикова.
 
ЧИТАЙТЕ ТОЛСТОГО.
В руках у меня «Сборник государственного толстовского музея». Гослитиздат. Значок издательства уже с серпом и молотом. Но ни даты издания, ни оглавления. Видимо 20-е, 30-е годы. В сборнике, ещё к тому времени не изданные толстовские тексты, печатаемые впервые. Конечно, это потом всё издавалось, но я не вдаюсь в такие изыскания. Учение Толстого я на дух не принимаю, но отдаю должное его писательскому мастерству и привередливому уму.
Мне Толстой интересен как личность. Совершенно гипертрофированное себялюбие. Принимает из мира только то, что его поддерживает. На всякий случай разбирает по косточкам Будду, Конфуция, Магомета. Да и в литературе для него авторитетов нет. Хвалит, например, Максимова и Семёнова, ругает Шекспира. Чехова хвалит, но своеобразно. Разбор чеховской «Душечки» у Толстого более объёмен, нежели вся «Душечка». Оказывается, Чехов написал не то, что хотел написать, но уж Толстой-то знает, что именно. Читает Лев Николаевич записки Кестнера о Гёте (Кестнер, как и Эккерман, ловил каждое слово из уст немецкого гения и сохранил их для потомства, то есть для нас). Толстой подчеркивает слова, произнесённые небожителем: «У женщин, даже самых образованных, больше аппетита, чем вкуса. Всего им хочется отведать, их притягивает всё новое. Они не различают, между тем, что привлекательно, что нравится, что признаётся справедливым, всё это они валят в одну кучу». Ещё, отмеченное у того же Кестнера из того же Гёте: «Он не ходит в церковь, не ходит причащаться и редко молится, потому что, говорит он, я для этого недостаточно лжив». В сборнике комментарий публикаторов: «Толстой, борец против религиозного лицемерия, отчеркивает всё это место и подчеркивает последние слова».
В сборнике интересен левтолстовский анализ семидесяти книг издательства «Посредник». Это 1910-й год, 23 октября. По воспоминаниям Маковицкого Толстой делит их на четыре части.
Первая. «Очень хорошие книги». Здесь он отмечает 17 своих книг, 5 Семёнова, одна Мопассана и «Житие Св. Филарета Милостивого».
Вторая. «Хорошие книги». Тут снова его книг отмечено побольше других, появляется Горбунов-Посадов, Чертков, снова Семёнов, какой-то «Ответ мертвеца» в переводе Лукьянской…
Третья часть. «Недурные книги». Опять Горбунов-Посадов, Горбунова, Конопницкая, Безродная, снова Семёнов, Стахевич, Гаршин.
Наконец, четвёртая часть. «Низший сорт». К нему наш повелитель тогдашних умов относит Телешова, Додэ, Наживина, Волгина и (ей-Богу так!) Пушкина, «Станционный смотритель».
На следующее утро, 24 октября, Толстой сказал: «Я нынче ночью думал. Четвёртый разряд надо выбросить и заменить книжечками весёлого содержания, а то это однообразие наскучит». (Страницы сборника 250–253).
Читайте Толстого. Он великий авторитет в литературе. Да и в политике. Он же очень Ленину помог, который, от него отталкиваясь, воевал с православием. Толстой-то как раз занимался «срыванием всех и всяческих масок» и, по Ленину, заявлял: «Я не ем мяса, я кушаю рисовые котлетки». Конечно, одобрение Лениным позиции Толстого несомненно помогло созданию музея в Ясной Поляне.
 
КЛИМАКС ИЗВЕСТНОСТИ.
Не кризис, а именно климакс. При котором женщины, не все, конечно, начинают метаться, становятся нервными, истеричными, требовательными, капризными. Как же иначе, обидно же: всё были на виду, красивыми были, повелевали сердцами, и вот — красота уходит, поклонники тают. И что, сдаваться? Да ни за что! Начинается судорога цепляния за известность, славу, доходы.
Но если гораздо более громкие имена уходят в забвение, что же надеяться, что Пугачёва останется в веках, если уже и Клавдию Шульженко молодёжь не знает. Кобзон не превысит Утёсова, Газманов не затмит Вертинского, остальные соответсвенно. То же и в музыке: Шнитке и Губайдуллина отзвучали, остались для любителей: не такой у них талант, как у Свиридова и Гаврилина. И Макаревич и Гребенщиков тоже обречены. Но не хотят смириться, хотят быть на плаву, поклонения хотят и считают, что их мнение обязательно для исполнения.
Известность в мире искусства — это отрава. На первых порах сладкая, потом привычная, но в конце горькая, потом никакая. Как наркотик: вначале весело, потом ломка. Известность — она как дорога. Была проезжей, по ней катались, а потом не стали ездить, и она, естественно, зарастает. Её ещё помнят, и по ней ещё можно проехать, но уже желающих всё меньше. Да ведь и это тоже нормально. Меняются поколения, требуются новые имена, ритмы. Уж как гремела так называемая Мадонна, где она? Пришла юная Билли Айлиш, и уже визжат на её концертах дочки и внучки тех, кто ломился на Мадонну, на битлов.
Конечно, людьми поколений конца двадцатого века не совсем забыты ни Bony-M, ни Ricchi e Poveri, ни Дин Рид, ни Том Джонс, ни Тото Кутуньо, ни Arabesque (Сандра), ни, конечно, АBBА, Эдит Пиаф, Патриция Каас, Мирей Матье, тут каждый назовёт свои симпатии, памятные ему имена, но все равно же любые из них отодвигаются в прошлое. Уходит поколение, уйдёт и память его. Уйдут и имена. Какие-то быстро, кто-то помедленней. Смотришь истории их жизней, кто ещё и жив, но благополучных дедушек и бабушек маловато.
Деятели, юмористы эстрады чаще мозолят глаза, прямо живут на экранах. Вот приходит вечер, вот уже отболтались, поприцеплялись для виду друг к другу политики, вот чиновники опять досыта наврались на тему, как они о нас пекутся, и вот — настаёт время выхода на экраны подёнщиков сатиры и юмора, сеятелей разврата, пошлости, скрытой и явной ненависти к всему русскому. Вот они — пожиратели всего святого.
Кто-то ещё смотрится, а кто уже надоедливо торчит. Неужели будут долго помнить Петросяна, Винокура, Клару эту? Киркорова? Всякие аншлаги? Арлазорова, Жванецкого, Хазанова, Державина (уж, конено, не Гавриила), Шифрина с примкнувшими к нему Воробей и Степаненко, имя им легион? Вспомнят? Да ни в жизнь! Давайте проверим хотя бы лет через сорок. Я бы вспомнил, но только как помеху, мешающую людям спасать душу.
А в кино и театре всё прокручивается ещё быстрее. На сотню сериалов зацепятся за недолгую людскую память два-три. Конечно, рабыня Изаура с её фазендой. А ещё? Кино — считаем по пальцам. А какие были известности! А уже или забылись или надоели. Шутили, например: «На свете столько нет армян, сколько ролей сыграл Джигарханян». А ему в насмешку запомнят не его роли, а его старческий влюбчивый маразм.
Смотришь в зал на концертах этой либеральной элиты, они очень хотят быть элитой, и видишь хлопающих и их одобряющих зрителей. Ты, женщина в годах, и твои подруги, чему вы так радуетесь? Веселят вас, отвлекают от неприятностей жизни? А веселье это натужное, искусственное, обессиливающее. И деньги, вами покорно принесённые, пойдут на облицовку нового особняка «элитного» хохмача.
О, этой «элите» очень нравится, когда к ним заглядывают в скважину, лезут в постель, считают жен и любовниц, мужей и любовников. Всё это такая грязь. И вроде бы они таким вниманием возмущаются. Но ведь видно же: рады — популярность. Чем и живы. А есть средство борьбы не испачкаться в этой грязи? Есть. Какое? Просто: не замечать её.
Известность в литературе тоже дело шаткое. Конечно, она поосновательнее и, в идеале, нужнее для жизни государства. То есть эти все певцы и актёры, это, так сказать, тактика, а литература стратегична. Знаком с ней лет пятьдесят, срок крошечный, а сколько за это время вспузыривалось имён, премий, собраний сочинений, наград, званий?! Увы — всё булькнуло в реку времени. Но тут обойдусь без фамилий. «Ходить бывает склизко по камешкам иным, итак, о том, что близко, мы лучше умолчим».
ЗНАКОМЫЙ ПРОФЕССОР из Шанхая, читаю интервью с ним, печалится, что разработанный им проект издания в 12-ти томах русской литературы XX века не нашёл поддержки у издателей.
Хотя, могу сказать, в Китае очень даже знают русских поэтов и писателей. Куда как лучше, чем в хвалёной Европе. Но приходится признать, что общемировой процесс снижения интереса к литературе уже достиг и Китая.
 
ДЕНЬГИ — РЕЛИГИЯ Европы.
Да уже и всего падшего мира. Рассказывает на заседании Молодёжного православного Центра при Заиконо-Спасском монастыре профессор, только что свершивший поездку по странам Западной Европы:
— Интерес к человеку там только до поры, пока он не заплатит. А до и после — ноль внимания. Только деньги. Раньше была пословица «Нет кайфу — нет лайфу», сейчас «Ноу мани — ноу фанни», то есть: нет денег — нет веселья. Деньги во всём, расчёт и считание денег, выкраивание их из всего — основа жизни. Чеки хранят, купленное потом меняют или сдают обратно. Память забита только расчётами о выгоде вкладывания денег.
Тут для меня нет ничего нового: жадность, скупердяйство европейцев мне знакомы. Руки моешь в кафе, потом в счёте читаешь: аква-туалет. Во всём ужимают.
Даже так: Сикстинская капелла, сотворение мира, Микеланджело. Удачно попал, людей мало. Свет такой, вроде как начало сумерек. Но видно. Хожу. Останавливаюсь. Стою. Заметил, что у некоторых настенных фресок такие вроде как коробочки со щёлкой для монет. Подумал, что выскочит какая открытка на память. Опустил сто лир — ничего не выскакивает. Ещё сто. И ещё. И заметил, что стали ко мне подтягиваться посетители. А фрески, увидел, вдруг стали ярко освещёнными. То есть, стало понятно, за эти лиры мне добавили света. А за мой счёт и другие творение мастера получше разглядели. Да, так. Вскоре искусственный свет стал тускнеть и потребовал питания. Но монеты у меня финишировали в этой коробочке, и пошёл я на улицу, на свет естественный.
А время было, и зашёл по дороге в храм. А там того чудней: хотел свечу поставить, а в продаже свечей нет. Как нет, а у распятия, я же вижу, свечи горят. Пригляделся, а это искусственные, в форме свечек, светильнички. У них на кончиках красные огоньки электролампочек. А сбоку, опять же, щёлочка для монеток. Опускаешь монетку — твоя свечка зажигается. Побольше монеток, она подольше горит. Ну до чего же удобно: чистота, аккуратность, свечи не оплывают, прислужницам благодать. Только вот ладошку над живым пламенем не обогреть. Да не увидеть, как в тёмном стекле оклада мерцают огоньки. Будто глядишь ночью на далёкий город в горах. Вроде и горит свечка, а свет её холодный, не молитвенный.
Жадность уже и матушку Россию обволакивает, только о деньгах и разговоры по телевидению и радио, курсы валют со стен сбербанков и в присутственных местах. Всякие акции, якобы уценки, непрерывная о них болтовня, якобы забота о потребителях — обман всё это, и всю эту ложь потребители ежедневно потребляют.
Люди те же на вид, а по сути становятся другими. Мысли куцые, надежды безкрылые.
 
Владимир КРУПИН
 

Точка опоры
В конце 90-х годов один старший товарищ сказал мне, тогда ещё подростку, страшные слова: «Мы пережили свою Родину: Советского Союза уже нет, а мы ещё существуем. Вашему поколению придётся всё начинать с нуля». Действительно, рождённые в пору перестройки, в юности мы лишились образа и светлого будущего, и светлого прошлого. Истины подвергались сомнению, святыни осквернялись, не оставалось надёжных точек опоры, ясных ориентиров.
Но однажды добрый человек подарил мне книгу Аксакова: под общей обложкой были «Записки об уженье рыбы» и «Записки ружейного охотника». На форзаце даритель оставил надпись: «Будущему рыбаку, охотнику и писателю». К рыбалке и охоте я, честно говоря, так и не пристрастился, а вот со словом подружиться сумел, и во многом благодаря той аксаковской книге. Поразило, как поэтично автор говорит о промысле. Казалось, ерша или окуня он ловит, чтобы просто внимательно рассмотреть. Казалось, никогда не вскидывает ружья, а только наблюдает за дрофой, журавлём, тетеревом. Будто настал благословенный золотой век – и нет уже ни ловцов, ни добычи, все кротки, смиренны, все просто любуются друг другом.

Журналист Елена Рыбина, художник Константин Крылов. художник Таис Жаспар на выставке "Сокровища Тутунхамона в Киеве", 1975 г.В Киеве о ней ходили легенды, обраставшие нелепицами, фантазиями, неимоверными приключениями. Из этого вороха нагромождений и выдумок ясно было одно: женщина эта действительно необыкновенная, с яркой жизнью и удивительной судьбой.
Вспоминаю нашу первую встречу. В дом вошла женщина невысокого роста, хорошо сложенная и со вкусом одетая. В Киеве тогда мало кто носил шляпы. Она носила их в любое время года, так же, как и чулки. Она всегда была изысканно элегантна. Мы проговорили несколько часов, Таис рассказывала о своей жизни в Шанхае и Париже. Это была самая увлекательная история, которую я узнала. Между нами сразу возникла духовная связь и взаимопонимание с полуслова. Она сказала: «Я буду называть вас Элен. Вам очень идёт это имя. Не возражаете?» «Конечно нет», — ответила я. С ней было очень легко, я могла слушать её часами. Потом к нашей беседе присоединился мой муж Валентин. Она стала другом нашей семьи с первой встречи и навсегда.

Перед вами, дорогие читатели, 1000-й номер «Слова» — газеты, которая выходит вот уже более двадцати лет. Для нас — это праздник, заметный рубеж, который свидетельствует о стойкости редакции, приверженной традициям высокой журналистики, в которой издавна ценились профессионализм, порядочность и преданность своей стране. Издавать такую газету в наших условиях — дело, как минимум, непростое.
Мы стараемся быть верными целям, которые перед собой поставили: говорить читателям правду о происходящем в стране и в мире. Мы поддерживаем президента в его решимости отказаться от губительного курса его предшественника во внешней и оборонной политике. Мы подвергаем критике попытки «пятой колонны» продолжать разрушительные «реформы» в сфере культуры, образования и здравоохранения, выступаем в защиту завоеваний социального государства. Вместе с большинством нашего народа сопротивляемся ухищрениям либералов испохабить наследие великой Победы, поставить знак равенства между нацистской Германией и Советским Союзом. Наконец, выступаем за чистоту родной речи – дело, которое сегодня можно приравнять только к отстаиванию исторической самобытности и суверенитета России.

В газете «Слово» (№ 12/2019) была опубликована статья «ЧП в российской культуре», где прозорливо указывалось, что такие режиссеры, как Богомолов, «покажут зрителям, что наши национальные театральные традиции и гроша ломаного не стоят».
И вот К. Богомолов, недавно назначенный министром культуры РФ В. Мединским главным режиссёром театра на Малой Бронной, не заставил себя ждать.
Свою новую постановку Богомолов осуществил вовсе не на театральных подмостках, а — бери шире — на улицах Москвы!
На глазах москвичей и гостей нашей столицы по улицам двигался чёрный похоронный катафалк с открытой, задранной к небесам багажной дверцей. А там, где положено перевозить гробы с покойниками, в красных тряпках валялись сам режиссер и его невеста Ксения Собчак в белоснежном одеянии.

Мастер перформанса Эдуард Бояков — о чём свидетельствует его скандальная деятельность в Воронеже и Липецке (См. «Слово» № 13/2019) — превращает прославленный доронинский академический театр в подобие торгово-развлекательного центра. То, о чём предупреждало «Слово», из-за чего негодовали былые завсегдатаи театра, против чего восстала часть театральной труппы, свершилось. Господин Бояков провозгласил свою программу.
 
ОТКРЫТЫЕ СЦЕНЫ МХАТ
новый культурно-просветительский кластер для горожан, которые ищут живые смыслы и образы, которые верят в способность театра объединять творческие практики
МХАТ на протяжении многих десятилетий был центром притяжения, местом встречи важных политиков, ярких женщин, легендарных артистов, композиторов, литераторов, художников, ставших символами эпохи. МХАТ привлекал лучших из лучших: Головина, Рериха, Бенуа, Чехова, Горького, Андреева, Булгакова, Леонова, Татлина…

Театр Советской армии - юбилейный сезонВ этом году в Центральном академическом театре российской армии (ЦАТРА) несколько юбилеев: открылся новый 90-й сезон, уникальному зданию, построенному в виде звезды, исполнилось 80 лет, и всё это ознаменовалось проведением ежегодного фестиваля «Лестница», который состоялся в 5-й раз. Масштабное мероприятие прошло 1 сентября по адресу: Суворовская площадь, 2 — у главного театрального входа.
Уже сложилась традиция, что каждую осень на центральной площади перед зданием театра и на главной его лестнице артисты показывают фрагменты разных спектаклей, которыми богат репертуар театра. Но в этом юбилейном году «Лестница» прошла в «новом формате» — одновременно со всех сторон здания на восьми площадках, на лестнице у каждого подъезда.

В музее-заповеднике Ф.И. Тютчева «Овстуг» 16–18 августа 2019 года прошёл VII международный литературный конкурс «Мыслящий тростник». Поэзия Тютчева сложными, глубинными путями вошла, входит и будет входить в плоть и кровь русской литературы, устремляя её ввысь, побуждая к проникновенному и целостному видению и воплощению человека и природы, России и мира.
Открывая церемонию награждения победителей конкурса, Оксана Шейкина (директор музея-заповедника) подчеркнула, что для Тютчева всё подлинное бытие России совершалось как бы на глубине, не доступной поверхностному взгляду. Истинный смысл этого бытия и его высшие ценности не могли — уже хотя бы из-за своего беспредельного духовного размаха – обрести предметное, очевидное для всех воплощение. Вот почему, — подчеркнула Оксана, — поэт был интересен вчера, вызывает неподдельный интерес сегодня и будет востребован завтра – его поэзия насквозь проникнута духом времени, истории, предчувствием грандиозных событий и переворотов.

Сергей Менахин (30.04.1941—02.09.2002) — один из лучших теноров своего времени. В 1960-х годах окончил Государственный институт театрального искусства, где учился у С.Я. Ребрикова и Б.А. Покровского. Был солистом в труппе Детского музыкального театра и в Московском театре оперетты. «Особое место в жизни Менахина занимает оперетта. Называя её «Прекрасной дамой», он всегда остается её верным «рыцарем», — так писала о нём незабвенная Татьяна Шмыга.
Хотите — верьте, хотите — нет, но такого тембра не было даже у великих звёзд. У нас он «почти сгинул». Редкие записи! А ведь я слышал в концертах его Хозе, кавалера де Грие и Рудольфа из «Богемы». Дивное владение голосом, всё согрето сердцем, трагический темперамент паяца. Как-то он взял на репетиции высокую тесситуру в ариозо Канио и держал верхнюю ноту почти полминуты. Конечно, недоиграл, недолюбил и недопел! А вот забыть его — нет сил! Время бежит быстро, вскоре ему исполнилось бы 80 лет со дня рождения. Боль и восторг — это Сергей Менахин!

100 лет тому назад, 12 сентября 1919 года, в финской деревне Нейвола близ станции Мустямяки (ныне Горьковская) Финляндской железной дороги, в шестидесяти с небольшим километрах от Петрограда, на даче своего приятеля драматурга Ф.Н. Фальковского скоропостижно скончался от сердечного приступа совсем ещё не старый, 48-летний Леонид Андреев.
Втечение первых двух десятилетий ХХ столетия Леонид Андреев был одним из самых известных русских беллетристов и драматургов, эпизодически, но очень активно выступавший и как политический публицист.
При жизни его слава была огромна – издательства и журналы наперебой печатали как отдельные его произведения, так и собрания сочинений: вышло 4 прижизненных собрания его сочинений, последнее не было доведено до конца по причине начавшихся революционных событий. А театр и режиссёры «дрались» за право первой постановки его пьес.

Выставка «Частные музеи России. Самородки России» недавно прошла в московских Сокольниках. В ней участвовали 100 частных музеев со всей страны. «Те, кто кладут свой труд, время, талант, знания, финансовые средства на то, чтобы оставить память поколениям о тех бесценных богатствах, которые есть в нашей стране, которые создала наша культура», — сказал министр культуры РФ Владимир Мединский.
Впервые в истории в одном выставочном пространстве были представлены коллекции более 100 частных музеев от Камчатки до Калининграда. Среди участников выставки — Музей столярных инструментов, музей «Железное царство», Современный музей каллиграфии, Военный музей Карельского перешейка, Театр-музей Ильи Муромца, Музей русских суеверий, Музей козла, Музей истории телефонов, Боровский музей — Дом купечества и старообрядчества. Предметом коллекционирования стали колокола, самовары, ложки, вышивки, фарфор, часы, пишущие машинки. На выставке продавались сувениры… Она перекликается с привычными православными ярмарками, выставками русских промыслов «Ладьёй», «Жар-птицей»...

Долго думал, с чем могу сравнить Людмилу Васильевну Целиковскую. Подсказку дала она сама. «Реки текут по-разному. Одни по равнине – плавно и вольно, другие – низвергаясь водопадами; мне же пришлось пробираться и перескакивать через камни и пороги…». Эврика! Вот и сравнил бы её с Волгой (Людмила Васильевна и родилась в Астрахани) – привольной, прихотливой, меняющейся на глазах, поражающей своей величавостью. И притом, кажется, не таящей в себе скрытого коварства, как натворившие столько бед реки в Иркутской области. Людмила Васильевна была цветущим лотосом, неувядающей кувшинкой с Волги.

В залах Успенской звонницы и Патриаршего дворца открылась выставка «Хранители времени. Реставрация в Музеях Московского Кремля», посвященная работе кремлёвских реставраторов за последние пять лет. Все они — мастера высочайшего класса. Если заведующий отделом реставрации Владимир Вычужанин окончил Университет дружбы народов имени Патриса Лумумбы по специальности «химия», то в его коллективе трудятся специалисты по художественной обработке металлов, ювелиры широкого профиля, получившие образование в Абрамцевском художественно-промышленном колледже имени Виктора Васнецова, Московской государственной художественно-промышленной академии имени Сергея Строганова. Они достойно продолжают дело своих предшественников — золотых дел мастеров.

На днях удалось побывать в Музее оружия в Измайловском кремле. В таком огромном мегаполисе, как Москва, немало различных музеев, в том числе и связанных с военной тематикой и историей войн. Все знают Бородинскую панораму или Музей Вооружённых сил. Ближнее и дальнее Подмосковье порадуют экспозициями Музея техники Вадима Задорожного, Музея танков в Кубинке, Ленино-Снегиревского военно-исторического музея…

3 июля 2019 года президент России Владимир Путин принял известного художника и скульптора Михаила Шемякина. Вот краткое изложение их беседы в изложении пресс-службы Кремля.
«В.Путин: Прошу. Михаил Михайлович, что это Вы такое интересное принесли?
М.Шемякин: Как всегда, с каким‑то эстетическим барахлом. (Смех.) Это одна (книга) из 16 томов, над которыми я работаю. Уже четыре тома готовы. Это первый том – «Буква. Слово. Текст».

«Международный музыкальный конкурс имени Петра Ильича Чайковского — масштабнейший во всём мире», — считает обладатель первой премии и золотой медали XVI Международного конкурса имени П.И. Чайковского скрипач Сергей ДОГАДИН. За звание лауреата в этом году были готовы бороться 954 музыканта, по результатам отборочного тура прошли 231. Лауреатами первых премий по разным специальностям стали восемь музыкантов. И среди них Догадин.

Именем Тютчева названа Всероссийская литературная премия «Русский путь», основанная в Брянске в 1996 году и вручаемая современным российским и зарубежным деятелям литературы и искусства, философам, переводчикам, историкам, дипломатам, творческим коллективам, внёсшим большой вклад в изучение и популяризацию литературного и историко-публицистического наследия Фёдора Ивановича Тютчева.

Протест против смещения народной артистки СССР Татьяны Дорониной с должности художественного руководителя МХАТ им. М. Горького ширится и набирает обороты. Артисты записали видеообращение к президенту России. «Театр целенаправленно превращается в антрепризную площадку и своего рода культурно-досуговый центр с торговыми точками и секцией йоги», — отмечается в обращении. Стоя на ступеньках театра на Тверском бульваре, они обратились к президенту с просьбой вернуть Татьяну Доронину в качестве художественного руководителя. Для них Прямая линия отнюдь не закончилась. Ведь кто, как не президент, может исправить ситуацию?

Уважаемый Владимир Владимирович!
Обращаемся к Вам с огромной просьбой – спасите народную артистку СССР Татьяну Васильевну Доронину и МХАТ им. Горького, театр с великой историей!
В нарушение приказа Министерства культуры от 17 декабря 2018 года за № 2242 «О внесении изменений в устав театра» президент театра Доронина Т.В. лишена возможности исполнять свои обязанности, а художественный совет так и не создан.

Есть в работе Издательско-полиграфического комплекса «Новые решения» издания, в которых с неиссякающей интеллектуальной энергией тёплыми словами писателей, поэтов, учёных и журналистов рассказывается о родном крае и своём городе. Тридцать выпусков насчитывает монументальный издательский проект по истории российских городов художественно-просветительского альманаха «Тобольск и вся Сибирь» Тюменского регионального общественного благотворительного фонда «Возрождение Тобольска», который возглавляет председатель президиума фонда Елфимов Аркадий Григорьевич.

Галина Альбертова Киреева, заведующая библиотекой им. М.Ю.ЛермонтоваНа днях в торжественной обстановке прошло празднование 100-летнего юбилея библиотеки им. М.Ю. Лермонтова, приуроченное к 205-летию со дня рождения великого русского поэта. И, что символично, оно совпало с Днём славянской письменности и культуры.

О том, что происходит в Брянской области в селе Красный Рог Почепского района с единственной в стране мемориальной усадьбой писателя Алексея Константиновича Толстого, рассказывает Валерия Даниловна Захарова, филолог по образованию, исследователь жизни и творчества А.К. Толстого, лауреат премии им. А.К. Толстого «Серебряная лира», член Консультационного совета по культуре при губернаторе Брянской области, координатор инициативной группы «В защиту А.К. Толстого».

Ю.В. Андропов, опытнейший государственный деятель, неоднократно повторял, что руководство страны ни в коем случае не должно конфликтовать с творческой интеллигенцией, поскольку именно она определяет настроения в гражданском обществе.
В.Р. Мединский демонстрирует непонимание или упорное нежелание понимать задачи, права и обязанности занимаемой им должности министра культуры РФ, постоянно конфликтует именно с творческой интеллигенцией, а последнее, достаточно продолжительное время, делает всё возможное, чтобы такой конфликт углубить и обострить.

Эдуард Владиславович!
Вчера вы опубликовали открытое письмо труппе МХАТа им. М. Горького под названием «О смысле нашего театра».
Позвольте в связи с этим письмом задать вам несколько вопросов. Они вполне конкретны и не являются словоблудием по примеру ваших статей и писем:
1. Имеете ли вы право, будучи выпускником Воронежского государственного университета по специальности «Журналистика», не имея образования в области актерского мастерства или режиссуры театра, давать наставления профессиональным актерам Московского художественного академического театра, проработавшим в этом театре десятилетия, о том, что же такое Художественный театр? Неужели вы думаете, что выпускники ведущих театральных вузов, которых собрала в Художественном театре подлинная мхатовка Т.В. Доронина, не усвоили это? Вы, чьей профессиональной вершиной является лишь подвальный театр «Практика», можете говорить мхатовским артистам «о смысле» МХАТа?!

Сегодня, к сожалению, совсем немного осталось ветеранов Великой Отечественной войны. А актёров-фронтовиков и того меньше. Гордостью Центрального академического театра Российской Армии и авторитетом для коллег по цеху является народный артист России Александр Алексеевич ПЕТРОВ. Человек-легенда, почти ровесник века (24 марта актёру-фронтовику исполнилось 97 лет), повидавший на своём веку немало. Александр Алексеевич по-прежнему в строю — сегодня он играет в спектакле режиссёра Бориса Морозова «Судьба одного дома», выходя на сцену любимого театра, которому служит уже 67 лет! И пусть у него небольшая роль в эпилоге спектакля, но она важна и для актёра ощущением творческой востребованности, и для зрителя, к которому обращены слова актёра-фронтовика: «...Чтобы не было войны!».

Опера «Влюблённый дьявол» в Московском театре им. К.С. Станиславского и В.И. Немировича-Данченко
Этот роман француза Жака Казота, казнённого во времена Французской революции, был написан в 1772 году и мгновенно — вплоть до наших дней — обрёл поистине сумасшедшую популярность. Кто только ни прошёл своеобразное испытание «Влюблённым дьяволом»?! Тут и Михаил Лермонтов, и Валерий Брюсов, Лев Толстой и Александр Грин, Уильям О’Генри и Эдгар По… Если говорить о композиторах, то прежде всего следует упомянуть Сергея Прокофьева с его оперой «Огненный ангел». А ещё балеты, которые сегодня множатся по всему миру как грибы после дождя.

maria fedosovaВ театре Содружество актёров Таганки актриса Мария Федосова играет в 20 (!) спектаклях, побуждая зрителей окунуться в атмосферу того времени, в котором живут герои; найти ответы на многие вопросы, созвучные нашей эпохе; сопереживать, думать, страдать, надеяться, ведь театр должен вызывать определённые эмоции у зрителя, а добиться этого помогает талантливая актёрская игра. В этом году у актрисы творческий юбилей — 20 лет на сцене одного театра, где несколько лет назад она решила расширить границы своих творческих возможностей, попробовав свои силы в режиссуре.

Сергей ДмитриевСергей Николаевич Дмитриев, историк, поэт и издатель, заслуженный работник культуры РФ, действительный член Академии российской словесности и Российской академии естественных наук.
Родился в 1959 г. в Великом Новгороде. С 1977 г. живёт в Москве. С 1981 по 1994 год работал в издательстве «Молодая гвардия», пройдя путь от младшего редактора до главного редактора. Впоследствии и по настоящее время — главный редактор издательства «Вече». Кандидат исторических наук, автор более 20 книг, в том числе 10 сборников стихотворений, альбомов «По русским далям и просторам», «По свету с камерой и рифмой», «На Святом Афоне», «Персидские напевы», исследований «Последний год Грибоедова», «Владимир Короленко и революционная смута в России» и более 150 статей на исторические темы. 

Борис Ливанов с сыномВ эти дни исполнилось 115 лет со дня рождения любимого ученика Станиславского Бориса Николаевича Ливанова (1904—1972). «У него таланта на четверых», — говорил о нём Немирович-Данченко. Об этом же свидетельствуют его пять Сталинских премий (1941— за роль Пожарского в фильме «Минин и Пожарский»; 1947— за роль командира крейсера Руднева в фильме «Крейсер «Варяг»; 1942, 1949, 1950— за театральную работу) и Государственная премия СССР (1970— за актёрские и режиссёрские работы). И. Сталин, завзятый театрал, специально приезжал в МХАТ на «Мёртвые души», чтобы посмотреть Ливанова в роли Ноздрёва.

Одна новость в эти дни порадовала: народная артистка СССР Татьяна Васильевна Доронина награждена орденом «За заслуги перед Отечеством» I степени. Теперь выдающаяся подвижница отечественной культуры — полный кавалер одного из высших орденов России. Редакция «Слова» сердечно поздравляет гениальную актрису и режиссёра, члена Общественного совета нашей газеты, с заслуженной наградой и желает ей крепкого здоровья и дальнейших успехов в её самоотверженном стоянии за русский театр и его славные традиции.

Эта историческая драма Василия Ливанова сразу выделилась из пёстрого ряда фестивальных кинолент — своей державной темой, высокой тональностью, мастерством команды исполнителей, пронзительной нотой уважения и любви к России и её истории. В своём обращении к зрителям Ливанов, прославленный мэтр советского и российского кино, так раскрывает замысел картины: «Фильм повествует о давних и прочных связях культур Франции и России... К решению императрицы Екатерины II пригласить в Россию Этьена Мориса Фальконе и его талантливую ученицу Мари Анн Колло имели отношение такие славные личности, как Вольтер и Дени Дидро.

41-й Московский международный кинофестиваль стал трибуной для высказываний знаменитых мэтров-интеллектуалов. На его площадке 22 апреля состоялась премьера исторического фильма Василия Ливанова «Медный всадник России».
«Нам хотелось показать великую Россию, какую мы давно не видели, — сказал народный артист РСФСР, кавалер высших российских орденов, кавалер ордена Британской империи Василий Ливанов о своём фильме государственной идеи «Медный всадник России», вышедшем в 2019 году. — Нам хотелось показать русский народ, величие Петра Первого, Екатерины Второй». История создания «Медного всадника» уникальна единением художника и верховной власти. Вот урок для верховной власти, которая собирается сотрудничать с художником.

Грандиозный, обескураживающий, безжалостный в портретах и социальных сюжетах — эпитеты, которые проносятся в голове при встрече с нашим большим художником рубежа двух минувших веков. Илья Ефимович жил долго — 86 лет, но когда всматриваешься в его полотна, а в залах на Крымском валу, включая графику, их свыше трёхсот, и это лишь часть его огромного наследия, не покидает мысль: каким образом он успел так много сделать? Объять необъятное! Работы приехали из двух десятков российских музеев, из Чехии, Финляндии, Белоруссии, из семи частных коллекций.

Ханты-Мансийск, один из центров нефтегазового комплекса России, встретил после Москвы первозданной тишиной и необыкновенно чистым воздухом. Наши восторги местные жители пытались сбить тут же по прибытии самолёта в 4.30 утра: «Да у нас содержание кислорода на 20 процентов меньше нормы». Но это признание нас не обескуражило, оставшиеся-то 80 всё равно чище. Вообще восхищение увиденным и испытанным в следующие два дня нас не покидало.

Страница 1 из 19

Free Joomla! templates by AgeThemes