Войти на сайт

Авторизуйтесь через любой из сервисов, чтобы оставить комментарий

     

ads

Поиск по публикациям

последние комментарии

17 сентября 2020 г. состоялся не дистанционный, а самый живой, радостный, обнадёживающий Десятый конкурс патриотической песни и поэзии «Сербия в сердце моём…».
Это начинание слависта Ильи Михайловича Числова (1965–2019) с его соратниками сегодня стало для многих школьников и студентов, их учителей и преподавателей со всех концов России целым событием – ожидаемым, серьёзным. А ещё – это возможность для современного юношества вспомнить о своих корнях, художественно выразить причастность к великой славянской культуре и героической истории.
Сегодняшний конкурс, традиционно проходящий при поддержке Посольства Республики Сербии в РФ и Союза писателей России, организован Обществом русско-сербской дружбы во главе с его председателем кандидатом филологических наук Е. А. Осиповой.

19–20 сентября по благословению Святейшего Патриарха Московского и Всея Руси Кирилла на священной Можайской земле прошёл XV Всероссийский фестиваль духовности и культуры «Бородинская осень».
Насыщенная программа включала в себя по традиции посещение Бородинского поля, где участники фестиваля – писатели, кинематографисты, музыканты — пропели «Вечную память» и возложили ветви калины к обелиску русским воинам.
Праздничный концерт в городском парке дали музыканты – лауреаты конкурса, который по традиции вела заслуженная артистка России Татьяна Петрова. Среди выступавших – лауреаты всероссийских и международных конкурсов: солист оркестра Росгвардии, кавалер медали им. Георгия Свиридова Максим Щербицкий; исполнитель народных и авторских песен, композитор, актёр театра и кино, лауреат специального фонда президента республики Беларусь Максим Павлов; исполнительница народных песен, обладатель грамоты Святейшего патриарха Алексея II Татьяна Семушина. Выступили на городской сцене и юные дарования, удостоившиеся награды фестиваля. Десятиклассница Ангелина Шкаберда из Белгорода – одна из них.

Крепкая основательность и весомая плотность фразы Куприна, точно идущие от телесной его, с богатырской традицией связанной силы (у него и пьянство было не забубённое, отчаянно-русское, а от щедрости натуры, не знающей преград, живущей избытком!). Точно мускульное напряжение фразы даёт зримость картин и узнаваемость образов.
Но – мощь множится на сострадание, ибо голая, как стыд, мощь будет нарушением русских правил.
…вот срез публичного дома из хрестоматийной «Ямы»: и какой теплотой овеяны павшие! Будь его, писательская власть, поднял бы их, даже вознёс – за вектор страдания, что привёл сюда, в чёрный цвет смрадной ямы.
Галерея лиц, каталог типажей: Куприн вообще, казалось, каталогизировал все типы русского общества.
...вот поп, корпусом могутный, как лодка – поп, которому надо анафемствовать графа Толстого – а он, зная, чем грозит непослушание, возглашает Льву многая лета, ибо что же ещё можно пожелать Льву мысли и литературы.

Наша встреча произошла в Москве на гранд-выставке, именуемой «Золотые руки России», что проходила в Гостином дворе. Тогда народный художник РФ П.Т. Стронский сказал мне, что после осмотра его полотен он обязательно должен показать изумительной красоты произведения ювелирной мастерской «Хризолит». Так мы и поступили.
Сказать, что я был восхищён увиденным, значит ничего не сказать. Выставлены были предметы, изготовленные русскими мастерами; с дизайнерским изыском – на благородном тёмно-зелёном бархатном фоне, с направленной подсветкой и в красивой горке тёмного дерева стояли блюдца, чашки, бокалы, вазочки, выполненные витражной эмалью на серебряной основе. Висели иконы в драгоценных окладах и изумительной работы, у которых ризы словно и не из тончайшей серебряной проволоки изготовлены, а сотканы затейливыми кружевами из тончайшей шёлковой нити искусными мастерицами – столь они легки, воздушны и сложны в своём плетении, где виден, просматривается каждый крохотный завиток, каждый узелок.

«Наконец-то!» — радостно воскликнуло великое множество меломанов, не представляющих своей жизни без музыки! Почти полгода самоизоляции... Конечно, радио и телевидение превзошли сами себя: исторические концерты, знакомство с молодыми музыкальными мастерами, оперы, балеты, интереснейшие программы, в том числе и такие уникальные, рассчитанные на молодёжь… И всё-таки какое все мы испытывали солнечное чувство ожидания, как можно скорее – войти в знакомый и бесконечно любимый концертный зал, чтобы услышать живую музыку! Первым эту радость, даже счастье, предоставила нам Московская филармония в Концертном зале имени Петра Ильича Чайковского. Добрые, светлые и тёплые слова директора Московской филармонии Алексея Алексеевича Шалашова были сами настоящей радостной музыкой!
Слушатели проходят через контроль. Те, кто почему-то пришел без своей маски (от радости, вероятно, позабыли) получают их еще до рамок контроля. И вот мы в по-своему непривычном зале. Кресла через одно покрыты бумажной полосой, на которой написано, что это место «волшебника акустики». В связи с такой «раскадровкой» получилось, что занят весь зал и совсем нет никаких «проплешин» свободных кресел. Получилось удобно, уютно и даже красиво.

Немецкий драматург, лауреат Нобелевской премии Герхарт Гауптман (1862–1946), начавший своё драматургическое творчество в конце XIX века пьесой «Перед восходом солнца» (1889), завершил его в первой трети XX века пьесой «Перед заходом солнца» (1932). В первом произведении, получившем название «драмы сострадания», Гауптман, описывая жизнь бедной семьи, гибнущей от алкоголизма, предостерегал буржуазное общество от грядущей социальной опасности и призывал обратить внимание на страдания бедняков. Давая понять, что так жить нельзя, он названием пьесы оптимистически выражал надежду на близкое торжество в Германии и на Западе гуманистических идей.
Впоследнем произведении, написанном автором в 70-летнем возрасте, от былого оптимизма у него не осталось и следа. И это при том, что главным героем драмы Гауптмана на сей раз выступал уже крупнейший капиталист, человек высокой культуры, успешный предприниматель. Его личная, чисто человеческая, трагедия состоит в крахе надежд духовного плана. Полюбив молодую девушку и вызвав у неё искреннее ответное чувство, он не может поступить по своей воле и под давлением и травлей обуянной алчностью собственной семьи вынужден покончить жизнь самоубийством.

Минуло два года с кончины Валерия Николаевича Ганичева. Рассказать о нём непросто. Завидная, до предела насыщенная событиями и трудами жизнь, живой интерес ко всему, разнообразные умения и таланты. Державник, неутомимый «дела делатель», он жил, учился и работал в Сибири, на Украине, в Москве, впитал нравы и обычаи разных краёв и народов. В его биографии слились воедино разные поприща — учительство в Николаеве, работа в украинском, а потом и в московском комсомоле, издательская деятельность в «Молодой гвардии», редакторство в «Комсомольской правде» и в журнале «Роман-газета». На протяжении почти четверти века Ганичев — председатель Правления Союза писателей России, крупнейшего в стране, и заместитель Святейшего Патриарха во Всемирном русском народном соборе.
Вот как вспоминал он о начале своей трудовой биографии в одном из наших разговоров:

24 июня в Екатерининском зале Кремля состоялась церемония вручения Государственных премий Российской Федерации 2019 года. Среди награждённых в области литературы и искусства за вклад в сохранение и развитие традиций русской литературы — Валентин Яковлевич Курбатов.
В своём выступлении на торжественной церемонии вручения Государственных премий президент Владимир Владимирович Путин пояснил выбор даты мероприятия: «В этом году нам пришлось отступить от традиции чествования лауреатов премии в День России. И когда мы определяли другую дату, то выбрали именно 24 июня, потому что для истории нашей страны, нашего народа это навсегда, на все времена день славы и триумфа.
Вы знаете, мы уже об этом много раз вспоминали, ровно 75 лет назад состоялся легендарный Парад Победы. И сегодня по Красной площади, видели наверняка, торжественным маршем прошли наследники солдат этой Великой Победы.

Уж сколько раз твердили миру: именно Михаил Александрович Шолохов написал великий роман «Тихий Дон» и никто другой. Не верим, говорят некоторые высоколобые учёные мужи, что мальчишка двадцати трёх лет от роду, да ещё почти безграмотный, да ещё крестьянин смог создать абсолютно гениальное произведение, за которое он, правда только через сорок лет, но всё же получит Нобелевскую Премию. Не верим и всё! Потому, что такого не может быть никогда. И это неверие, и эти бессмысленные вопросы возникают то тут, то там из года в год, из месяца в месяц.
Грех такого же рода, чего уж там говорить, случался и у меня. Почему же, думал я, никто из современников не может повторить то же самое в нынешние времена? Никто не станет спорить: Россия родила бесконечное количество бесконечно способных творческих людей. Но где другие примеры юных дарований, где золотая, яркая поросль, которая мимоходом, неведомо что, творя, создает новое, необычное, блистательное… Что, таланты разве перестали рождаться на Святой Руси? Почему, рассуждал я, мелкотравчатость одна и в поэзии, и в прозе? И что же, тот малограмотный Миша Шолохов и впрямь оказался умнее и талантливее всех наших золотых выпускников лучших университетов и аспирантур? Мне казалось, что здесь что-то не вяжется.

В архиве, который завещала она Лисиной, множество рецензий, отзывов на её фильмы, воспоминаний о работе с ней знаменитых актёров. И, как ни странно, очень мало о самой Татьяне Михайловне, о том, как выковывался характер «Железной леди советского кино». Подчеркнём: именно советского кино. Потому что «до конца, до смертного креста» оставалась она верна идеалам своего отца, погибшего под Смоленском в первые дни войны в ополчении, идеалам своего пионерского детства и комсомольской юности, своей партии, куда вступила в зрелые годы.
Удивительно, о детских годах Лиозновой мы узнали многое из интервью, которая дала она не профессиональным журналистам, которым перестала доверять в годы «катастройки». Разговорилась она с ученицей 10 класса Галей Гаямовой, с чьей семьей соседствовала в одном подъезде дома — последнего её пристанища. Черновик этого интервью сохранился в архиве.
Но красноречивее всего говорит снимок в газете «Правда» за 1939 год. Подпись под снимком: семиклассники школы № 723 района Сокол г. Москвы на перемене. И что же!? В центре — девочка с легко узнаваемым лицом и широко распахнутыми руками о чём-то рассказывает подругам. И все взоры устремлены на неё. Лидер! Уже тогда.

Непрофессиональный и бездарный персонаж, если ему каким-то образом удаётся занять руководящую должность, создаёт множество проблем в любой сфере деятельности. А для искусства, культуры, где авторитет таланта и творческой состоятельности играет особую роль, отсутствие у назначенного лидера необходимых качеств, как правило, оборачивается настоящим бедствием.
Катастрофическую иллюстрацию такого развития событий являет происходящее сейчас в коллективе МХАТ имени М. Горького — одного из ведущих театров страны. Всё началось именно после роковой смены его руководства полтора года назад. Совершенно неожиданная и безосновательная отставка народной артистки СССР Татьяны Дорониной вместе с одновременным возведением на пост художественного руководителя-директора МХАТ мало кому известного Эдуарда Боякова на многих произвели ошеломляющее впечатление. «Переформатирование», а фактически уничтожение знаменитого русского театра очень скоро пошло, можно сказать, по всем направлениям. Репертуар, стиль работы, атмосфера в коллективе, актёрский состав и т.д., то есть всё, что неимоверными трудами под началом Татьяны Васильевны Дорониной создавалось за тридцать лет её подвижнического руководства, теперь пущено на распыл.

Как-то я видел по телевидению вечер, посвящённый 85-летию Евгения Евтушенко.
Вспомнил о встречах с ним, весьма недолгих и немногих. Моё знакомство с его именем произошло ещё в Хабаровске, когда я работал в газете «Молодой дальневосточник». Прихожу как-то на работу, и мне вручают пачку страниц со стихами какого-то Евтушенко. Был, наверное, год 56-й или 57-й.
Смотрю, зелёными чернилами исписаны листки, и всё это – стихи, стихи и стихи. Видимо, Евтушенко принёс их в редакцию, когда меня не было. Он в те дни гостил в Хабаровске. Прочёл я эти стихи, и показались они мне весьма слабыми. Одна риторика и, по-моему, по политической части. Не мог найти во всей пачке ни одного достойного. Пошёл к главному редактору и сказал, что печатать их не стоит. Не напечатали.
А слава Евтушенко постепенно росла. Помню, по радио я слышал его интервью после возвращения из-за рубежа. Он читал стихотворение «Хотят ли русские войны?..». Читал почти глухо, усталым голосом человека, только что вернувшегося из дальней поездки.
Стихотворение было хорошее. Кто из нас в те годы не помнил о войне, заставшей моё поколение с детства, кто не думал о возможной войне впереди? Тогда только и говорили: «Только бы не было войны. Только бы не было войны». Люди были согласны на всё, чтоб этой войны не было. В стихах Евтушенко билось живое сердце, и моё сердце на них откликнулось.

«…И мы, великий день здесь братски торжествуя,
Поставим наш союз на высоту такую,
Чтоб всем он виден был — всем братским племенам».
Ф.И. Тютчев.
 
День славянской письменности и культуры… Это особый праздник в нашем славянском мире. Помимо официального, государственного, он одновременно имеет и церковное значение – в этот день чтят память создателей славянской азбуки святых Кирилла и Мефодия. В этот праздничный день много говорилось о православном христианстве, общих культурных корнях и исторической близости славянских народов. Вспоминали первую азбуку, которая возникла у древних финикийцев почти три тысячи лет назад и которой пользовались в некоторых странах Средиземноморья. Именно этот алфавит положил начало греческому, а потом славянскому.

ХХ столетие, несмотря на весь свой трагизм, убедительно показало бесперспективность всех химер, основанных на богоборчестве и утрате национальных истоков, и в то же самое время, оно стало веком торжества национальных и христианских идей, расцвета национальной культуры и её самого образного выражения – реалистической живописи.
Каждый эпизод в жизни и творчестве И.С. Глазунова имеет свой глубокий смысл. Родился он в юбилейный год и если бы советская Россия не пребывала в социальном беспамятстве, то в 1930 году, в год его рождения, по всей стране широко праздновалась бы великая дата — 550-летие Куликовской битвы. Пройдёт 50 лет, и уже зрелый художник Илья Глазунов заставит своим циклом работ «Поле Куликово» пробудиться Россию от векового сна, хотя ему предстоял ещё титанический труд, чтобы молва о Куликовом поле разошлась от его персональных выставок по всей России.

Библия выступает, как великая программа человечества, в которой в свёрнутом виде – на подобии спирали ДНК в клетке – содержится информация, управляющая развитием событий в мире. Притягательная сила ветхозаветных и новозаветных сказаний растёт. Смысл этих сказаний становится понятным и близким людям XXI века.
Секрет прост. Смысл Библии – в предельно простой, бесхитростной подаче материала. Пророки дали человечеству трагические письмена «начертанные кровью и слезами»: Одна из семидесяти семи книг Библии называется, «Плач Иеремии», и такое название подходит для большинства из них. Библейская простота – это простота шедевра огромной информационной ёмкости. Упрощения, допущенные в Библии, — ни что иное, как содержательное и формальное сжатие информации, компактная упаковка знаний по всем правилам информатики.

Сторонники перевода богослужения Русской православной церкви на современный русский язык не всегда осознают, что язык церковнославянский не ограничен литургическим пространством. Он также лежит в основе нашего светского литературного языка, и, по подсчётам лингвистов, церковнославянизмы составляют примерно пятьдесят процентов активного словарного запаса нынешнего русскоязычного человека.
Да, он уже не воспринимает слова типа «союз», «разница», «страна», «небрежный», «краткий», «горящий», «угощать» с их фонетическими и морфологическими приметами как церковнославянизмы, но по факту даже самый атеистично настроенный носитель русского языка является в определённой степени носителем и языка церковного. Когда наши предки приняли христианскую веру, он, южнославянский по происхождению, органично слился с живой стихией восточнославянской речи, обогатил её новыми словами, даровал этой стихии строгие грамматические формы, азбуку, буквы которой в полной мере могли фиксировать музыку речи, а в будущем определил стилевое разнообразие русского языка, позволил о высоком говорить словами высокими, об обыденном – словами праздными.

11 (24) мая 1905 года на хуторе Кружилин станицы Вешенской родился мальчик Миша Кузнецов, который в 1912 году получил фамилию своего родного отца и стал Михаилом Александровичем Шолоховым, в будущем писателем с мировым именем, лауреатом Нобелевской премии 1965 года.
По рождению М. Шолохов не казак, но с детства жил на Дону, впитал и подарил миру дух этой свободолюбивой вольницы русского народа. Семья Шолоховых старалась дать сыну образование, и он с юных лет увлёкся литературным творчеством. Это увлечение и вылилось позднее создание такого монументального произведения, как роман-эпопея «Тихий Дон». Не боюсь сравнить его с «Войной и Миром» Льва Толстого. Последний, написанный «с французским акцентом», сегодня менее близок современному читателю, нежели «Тихий Дон». Однако оба романа, объединяет тема патриотизма и войны. Только талант Шолохова мог столь ярко, правдиво и доступно на примере истории одной семьи показать все ужасы Первой мировой и Гражданской войн. И очень жаль, что в наши дни такие реалистические полотна вытесняют конъюнктурные поделки авторов либерального толка, не стесняющихся грешить против истины.

Его по праву называют маэстро танца, легендой мирового балета. В эти дни народный артист СССР, артист балета, балетмейстер и хореограф, лауреат Ленинской премии, Государственной премии СССР, Государственной премий РСФСР им. братьев Васильевых и Государственной премии РСФСР им. М.И. Глинки Владимир ВАСИЛЬЕВ отмечает юбилей.
Кгордости нашей редакции Владимир Викторович уже много лет является членом Общественного совета «Слова». Желаем этому сверходарённому человеку здоровья, радостей творчества, возможности и впредь приятно удивлять своих многочисленных поклонников и почитателей.
Юбиляра поздравили президент России Владимир Путин и премьер-министр Михаил Мишустин, которые отметили выдающийся вклад Владимира Васильева в мировое балетное искусство. Много и других поздравлений — от мастеров культуры и признательных зрителей.

2020 год. Близится очередной Международный Гумилёвский поэтический фестиваль «Коктебельская весна». Юбилейный, XV по счёту. Собираются писатели, поэты не только России, но Украины и Белоруссии. Едут, чтобы ещё раз порадоваться творчеству великого русского поэта, воина, учёного, путешественника, исследователя. Сколько ещё мы не знаем о Николае Степановиче Гумилёве! Именно с Гумилёвым связанно изучение неизвестных страниц древних языков и рукописей, уходящих в глубину веков и тысячелетий. Это письменность шумеров и аккадцев.
Вконце IV тысячелетия до н.э. шумеры, племена неизвестного происхождения, освоили болотистую, но плодородную долину рек Тигра и Евфрата. Они осушили болота, справились с нерегулярными, а иногда катастрофическими разливами Евфрата. Создали сложную систему ирригации и образовали первые в Двуречье города-государства. Среди разнообразных достижений цивилизации, приписываемых шумерам, наиболее значительным признаётся изобретение письменности в конце IV — начала III тысячелетий до н.э.

Своё, переплетённое с платоновским: так воспринимается проза Нагибина; своё, оригинальное, веское очевидно: прекрасные образцы русской стилистики выпеваются… или выливаются млеком каждого абзаца; нечто, идущее от платоновской густоты и перенасыщенности, ощущается во фразах, определённого покроя. Или построения.
«Срочно требуются седые человеческие волосы» — и алмазом прорезанные отношения людей возникают на мутноватом стекле реальности, где одиночество, как естественная мера вещей. Один из рассказов – из ярких, удачных, крепких, вещных. У Нагибина – гроздья рассказов, иные из них благоухают духовными ароматами, представляя панорамы мира знакомого, но подсвеченного изнутри так, как другой бы не смог: через свой мир и своеобразие видения яви.

Буйная и таинственная, долго запрягающая и несущаяся тройкой, не сделавшаяся за две века понятнее даже самой себе?
Шармёр Чичиков, какой сегодня не воспринимается подлецом – о! ещё бы! В мире товарно-денежных отношений, где вынуждены жить все, его афера тянет скорее на подвиг, сколько бы Гоголь не разоблачал оную…
Персонажи уничтоженных частей – того, что осталось от них – играют яркостью не в меньшей степени, чем хрестоматийные Плюшкин и Ноздрёв: чего стоит один Петух с его бесконечной едой; но вот Муразов – миллионер благородного образы мыслей и аскетичного образа жизни – не наполнен кровью реальности: ибо не бывает таких Муразовов в действительности, невозможны они, не совместимы денежный избыток и душевная стройность.

Когда вспоминаешь о ком-то из своих друзей, родственников или знакомых, то перед глазами невольно, как фотоснимок, появляется образ этого человека. Не знаю, как у других, но у меня это происходит именно так. При воспоминании о моём старшем друге, товарище, наставнике, собрате по перу Вячеславе Фёдоровиче Ложко мне обычно представляется следующая картинка, образ. Стоит легендарный поэт из не менее легендарного Коктебеля, опираясь на свою знаменитую массивную трость, украшенную карадагскими самоцветами, и грустным взглядом всматривается в даль, словно спрашивая: «Всё ли в порядке в этом прекрасном, но бренном мире?»
СВячеславом Фёдоровичем судьба свела меня чуть больше года назад. И порой я задаю вопрос: почему так поздно? И тут же одёргиваю себя и думаю: радуйся, что ты вообще с ним познакомился, общаешься и даже дружишь! Несмотря на довольно сложный характер коктебельского мэтра, мне легко с ним общаться, потому что он правдив, прям, твёрд и несгибаем, как крепкий крымский дубок. Он никогда не юлит, не вертится, как уж на сковороде. Кстати, по характеру, по складу ума, по манерам и даже по внешности он напоминает мне моего отца, которого тоже звали Вячеслав, Слава… Такой же простой, но проницательный и мудрый русский мужик, видящий людей насквозь, распознающий их с первого взгляда.

Скульптурное изображение Г.К. Жукова на Манежной площади, украшавшее её с 1995 года, в пятницу — 20 марта — неожиданно сменило другое. Однако и оно, не простояв и суток, было демонтировано. Сейчас, по сообщениям СМИ, оба памятника лежат на территории литейной мастерской «Литье & Дизайн Групп» в подмосковных Химках. Вразумительных объяснений сему действу пока нет. Смущают и интернет-слухи, которые утверждают, что всё затеяно-де ради смены памятной таблички на постаменте. Чем не угодила старая — остаётся гадать. Лишь время поможет рассеять туман вокруг скульптурного детектива.
(По материалам СМИ).

На экране всероссийского ТВ явили брусчатку Красной площади, где уродливо распятым валялось тело растерзанного памятника великому русскому полководцу, четырежды герою Советского Союза маршалу Георгию Константиновичу ЖУКОВУ. Что за игрища накануне Торжественного Парада во славу великой Победы? СМИ объявили, что демонтаж произведён для реставрации и памятник будет возвращён на место. Что за головотяпство? До Парада осталось всего полтора месяца…

Обращение Галины Орехановой к русской интеллигенции («Слово» № 4/2020), к людям, любящим театр, которые разбросаны сегодня по всему миру: в России, на Украине, в Европе, США, к людям, неравнодушным к судьбе русского театра и творчеству великой актрисы Татьяны Дорониной, меня не просто взволновало. Нахлынули воспоминания о событиях, свидетелем которых я была.
Киев, июль 1977 года. Зал стоя скандировал: «Браво, браво!». Гул аплодисментов вырывался из здания и заглушал звуки льющихся струй фонтана в сквере напротив. Люди приподнялись со скамеек в парке и с радостным удивлением внимали тому, что происходило за стенами театра им. Франко.
Порыв — это всегда движение души. Но если в едином порыве трепетно взволнованы тысячи — это уже магия, колдовство, на которое способно только искусство.

С 8 по 15 марта 2020 г. в Доме культуры в городе Долгопрудный Московской области в рамках Дня православной книги состоялась историко-художественная выставка «Человек в истории — история в человеке», посвященная героическим страницам истории нашей Родины и роли в ней личности, героя Духа.
Выставка нестандартная, авторская, никем не спонсированная, собиралась много лет с теплотой и любовью трудами подвижников священника Вячеслава и матушки Елены Осиповых и учителя школы № 3 г. Долгопрудного Натальи Сергеевны Корольчук. Это — пример собирания истории России.

Не так давно в издательстве «У Никитских ворот» появилась книга «Святослав Бэлза: судьба благоволит волящему», которая стала в своём роде памятником одному из известных деятелей современной культуры последних десятилетий.
Будучи по своей основной профессии литературоведом-полонистом, Святослав Игоревич Бэлза (1942—2014) когда-то был сотрудником Института мировой литературы (ИМЛИ) имени А.М. Горького РАН. Но и в то время он иногда вёл телепередачи, брал интервью у многих известных людей. Мне очень хорошо запомнилось его интервью начала 1990-х годов с Никитой Алексеевичем Толстым — сыном А.Н. Толстого, — ленинградцем-петербуржцем, в своё время бывшим значительной и очень колоритной фигурой в культурно-интеллектуальном пространстве, как теперь принято говорить, обеих столиц. Уже тогда, ещё не став по-настоящему «телезвездой», Св. Бэлза был в полном смысле слова публичным человеком.

В Малом зале ЦДЛ 20 февраля прошла встреча с редколлегией и авторами нового литературного альманаха «Небожители подвала». Исполнился год с небольшим со времени появления на свет этого литературного замысла — и вот уже 16 выпусков за плечами, опубликованы десятки, если не сотни авторов, охвачены сотни тем в прозе, поэзии, публицистике и мемуаристике.
Альманах стал явлением, признавали многие из выступавших на этом интересном обсуждении, он привлекателен своим «лица необщим выраженьем», своей особостью, истинным демократизмом – в жанрах, в авторах, в стилях и в тональности. «У нас 6 лауреатов Государственных премий», — не единожды напоминал собравшимся главный редактор альманаха писатель Леонид Сергеев. Это прекрасно, но не академизмом берёт за душу этот литературный журнал, а тем, что в нём бьёт живой родник жизни и творчества, тот самый Кастальский ключ, который, как известно, и есть источник вдохновенья. «В этом альманахе, – пишет на форзаце его Леонид Сергеев, — произведения моих друзей-стариканов, завсегдатаев нижнего буфета ЦДЛ. Для многих наш подвал – всего лишь пристанище любителей выпивки, но для кого-то – приют романтиков, философов, кудесников слов».

«Разрушение МХАТ СССР им. М. Горького было репетицией развала Советского Союза». Эта горькая мысль вырвалась из страдающего сердца великой русской актрисы Татьяны Дорониной, непосредственной участницы той жестокой трагедии разрушения уникального русского театра, которая наотмашь ударила по русской культуре в конце 80-х годов ХХ столетия. Потом — мы стали свидетелями крушения нашей великой Родины.
Почему сегодня, в пору, когда всё общество увлечено обсуждением поправок к Конституции России во имя её будущего, мы обращаемся к той, оставившей кровавые шрамы, трагедии? Опыт её показателен. Выводы? — Пока что не сделаны. А надо.
Татьяна Васильевна Доронина была первой, кто не смирился и не сложил покорно крылья на развалинах великого русского театра. С верой и страстью она вступила в борьбу за восстановление искусства художественников, одаривших планету красотой и величием мастерства, благотворным влиянием на духовный мир человечества. В её понимании — борьба шла за жизнь русского духа.
Почти семьдесят лет творчества, дороги преодолений, титанических усилий, подвижнического труда и жертвенности составляли её жизнь, по мере сил она сметала препоны блокады, возводя чудо чудное русской сцены — искусство психологической драмы.

Центральный академический театр Российской армии (ЦАТРА) 6 февраля отпраздновал свой юбилей — 90 лет! В этот знаменательный день был открыт музей театра, заложена ещё одна звезда (в фойе), посвящённая на сей раз актрисе Любови Добржанской, а вечером зрителям был показан премьерный спектакль «Барабанщица» в постановке главного режиссёра Театра Бориса Морозова.
Днём рождения театра принято считать 6 февраля 1930 года — именно тогда в Москве был показан спектакль «К.В.Ж.Д.», посвященный событиям на границе с Китаем. Но надо отметить, что далеко не сразу, и не в 1930 году, а на 10 лет позже театр обзавёлся собственным зданием. В первые годы жизни театра спектакли были выездными — артисты выступали в воинских частях и городах от Ленинграда до Дальнего Востока. И в таких непростых кочевых условиях зрителям было показано 38 премьер!

«Поэзия (как ошибочно считают люди наивные или пресыщенные) заключается не в ритмическом сочетании слов-погремушек, но в духе, который охватывает широкие горизонты и видит дальше и глубже, чем глаза человека», — писал когда-то известный французский писатель и общественный деятель Ромен Роллан, и это его определение действительно проявляет себя в поэтических произведениях многих выдающихся поэтов.
Примерно о том же, анализируя суть поэзии, говорил и другой французский поэт Поль Элюар, который сказал, что её цель — это «полезная правда», и этой «полезности» невозможно не увидеть в стихах большинства мировых поэтов. Особенно хорошо это видно по стихам знаменитого персидского философа, математика, астронома и поэта Омара Хайяма, рубаи (четверостишия — форма лирической поэзии, распространённая на Ближнем и Среднем Востоке — Ред.) которого до предела наполнены жизненной мудростью и опытом, как, например: «Не завидуй тому, кто силён и богат, / За рассветом всегда наступает закат. / С этой жизнью короткою, равною вдоху, / Обращайся, как с данной тебе напрокат».

22 февраля, накануне Дня защитника Отечества, в столичном Доме учёных вновь зазвучали звуки изумительного Государственного академического русского концертного оркестра «Боян». Его приговорили к смерти – и осуществили приговор – противники возрождения русского духа в русской культуре. А он живёт!
Народный артист России и СССР, профессор А.И. Полетаев, создатель, бессменный художественный руководитель и главный дирижёр легендарного оркестра сражается ныне новым оружием – он проводит серию тематических вечеров, посвященных 75-летию Великой Победы нашего народа. Вечеров, где глубокая, выверенная его речь о самых насущных проблемах современности «иллюстрируется» уникальными страницами оркестра «Боян», написанными ведущими мастерами отечественной культуры.

Всемирно известный архитектор Абдель Вахид Эль-ВакильВсемирно известный архитектор Абдель Вахид Эль-Вакиль выбрал Россию для своего «проекта мечты»
Живущий в Дохе египетский архитектор Абдель Вахид Эль-Вакиль — главный авторитет в арабской архитектуре. Он спроектировал множество известных мечетей по всему Ближнему Востоку и «лучших домов» от Англии до Марокко. Главные сторонники Эль-Вакиля, продвигающие его философию архитектуры, — Фахад Аль-Аттыйя, посол Катара в Москве, и Чарльз, принц Уэльский. Принц Чарльз пригласил Эль-Вакиля в качестве советника в «Школу архитектуры принца Уэльского» и в оксфордский Центр исламских исследований (принц рекомендовал его для дизайна здания центра). Эль-Вакиль — русофил, именно он посоветовал своему ученику Фахаду Аль-Аттыйе, в своё время руководителю катарского Департамента продуктовой безопасности, принять предложение о назначении в Россию. Абдель Вахид давно мечтал создать архитектурный гуманитарный проект «для всего человечества».

Центральный дом работников искусстваЦентральному дому работников искусств исполнилось девяносто лет. Это самый старый и, на мой взгляд, на нынешний день самый популярный творческий дом в Москве, который все годы достойно жил, работал, боролся за право существовать в мутную ельцинскую пору, обязательно принимал участие в самых заметных городских праздниках. В частности, в днях города.
Зародилась эта традиция давно. В московских районах я помню выступления тридцатипятилетней давности на самых разных городских площадках, принимали в них участие мои друзья актеры, музыканты, литераторы. И сам я выступал не раз, и называлось это днями районов — скажем, Тушинского или Сокольнического, либо Краснопресненского, а потом дело пошло на укрупнение (народ разобрался, что такое хорошо, а что такое плохо), и сейчас каждый год в начале сентября в городе проходит праздник.

Потеря традиции — потеря идентичности
Изменения — неотъемлемый атрибут всех живых организмов: свойственны они и социальным институтам, и искусствам, неразрывно с этими институтами связанным и являющихся необходимым условием их существования. С другой стороны, искусства не сохранились бы без покровительства со стороны социальных институтов, суть которых они отражают и деятельность которых поддерживают: этот симбиоз — одна из фундаментальных основ нашего бытия.
Совокупность всех социальных институтов в каждый конкретный момент истории есть цивилизация — или, скажем так, одна из цивилизаций: формация, основанная на некоей явленной людям доктрине, определяющей все аспекты существования этой формации; к исламу такое определение подходит, пожалуй, больше, чем к какой бы то ни было другой цивилизации.
Если прогуляться по традиционному мусульманскому городу в любом уголке мира, будь то Индонезия или Магриб, нам в первую очередь бросится в глаза его исламская идентичность, сколь бы ни разнились природные и климатические условия разных мусульманских городов. Эта легкоузнаваемая и осязаемая идентичность заключается не в сходстве архитектурных решений или строительных материалов, а в некоем фундаментальном единстве цивилизации и её традиционных институтов, и принципов.

БрюсовКаждому времени присущи свои литературные пристрастия. В наше время, опутанное Всемирной паутиной, всяк мнит себя блогером, в душе почитая за литератора, поэта ли, прозаика, критика или публициста (к счастью, чаще беспартийного). Теперь это просто – завёл блог и строчи в нём во всю ивановскую!
Ну а уж если по гамбургскому счёту, то сейчас – время прозы. Разной. Чаще мусорной, как набившие оскомину «мыльные» телесериалы, построенные подчас на всё том же макулатурном чтиве. Хотя встречается и очень высокой литературной пробы проза, которую читатель замечает и голосует за неё своим рублём.

Жар-птицу может увидеть только дурак: мыслящий иначе, чем якобы умные — то есть вне стандартов и стереотипов. Кстати, определение ума должно базироваться именно на этом: на способности не тривиально размышлять, а вовсе не на умение уютно-материально устроиться в жизни.
Конек-горбунок влетает в реальность с детства: у многих предшествующих поколений, по крайней мере, было так; «Конёк-горбунок» воспринимается сегодня несколько тяжелее, чем двадцать, тридцать лет назад: слишком уж модернизировался язык и изменились условия жизни. Не изменились, однако, симпатии, который вызывает именно Ванюша; не изменилось и нечто стержневое, ключевое, коренное: надежда многих на справедливость, жажда правды… Или – стремление к красоте.

Иван Калита и другие московские князья начали объединять русские земли, и нужны были здания, подтверждающие столичное великолепие. В 1326 году митрополит Пётр (родом с Волыни, митрополит сначала Киевский и всея Руси, а потом Московский и всея Руси, своим местопребыванием в Москве придал ей статус русской столицы) и боровшийся за ярлык на великое княжение Иван Калита (Иван Первый) заложили на самой высокой точке кремлёвского холма храм в честь Успения Богоматери.
Централизованное русское государство обрело централизованную русскую церковь. Именно поэтому храм называли «образом вселенской церкви и залогом русского единодержавия». В Успенском соборе удельные князья присягали на верность великому князю, позже в нём венчали на царство, возводили в сан митрополитов и патриархов. Здесь хранятся мощи чудотворцев митрополитов Петра и Гермогена (происходил из донских казаков, призывал к борьбе с польской интервенцией).

Страница 1 из 21

Please publish modules in offcanvas position.

Free Joomla! templates by AgeThemes