Главное содержание

Камни политы кровью палестинцев, а сквозь эти камни прорастают цветы свободы!
Мурад Судани, поэт, председатель
Всеобщего союза писателей и литераторов Палестины.

Между строчками живут шайтаны…
Арабская поговорка.

Ванька Гундя подложил свинью, однажды навалившись на штакетник с похмельной просьбой в глазах, выраженной скупо, но доступно:
– Андрюх, купи приблуду за сотку!
И тут же, чтоб уж наверное заинтересовать, достал –
большой, тяжёлый. С кнопочкой сбоку, на металлической «щеке» и рычажком-фиксатором сверху. Нажал на кнопочку, аккуратно подобрав пальцы, тёмные от въевшегося мазута и все заскорузлые, которые держишь в пожатии, как остатки какой-то изъеденной временем древней породы. Из продольной щели, проделанной в рукояти, с мягким клацаньем разложилось широкое лезвие с характерно отогнутым на сторону кончиком.
– Это чтобы шкуры сподручнее снимать, — объяснил Гундя природу загиба.
Ванька батрачил на дворе местной фермерши, за глаза называемой «Новорусская». Чинил трактора, разную прочую технику, возил дрова, воду, забивал и разделывал скот — словом, управлялся по хозяйству за харч и одёжку-обувку. Жил с другими батраками в надворной постройке с кирпичной печкой. Иногда отвязывался, уходил, прихватив что-нибудь из хозяйского инвентаря. Потом, как побитый пёс, возвращался. Крутился под окнами, стараясь быть увиденным за каким-нибудь реабилитирующим его трудом.
– Зато лезвие острое! – выслушав необходимую при такой купле-продаже критику своего товара, заверил Ванька, а затем, подняв палку, легонько погнал длинную стружку, к концу свернувшуюся в колесо.
Нож, разумеется, был куплен…
Так я, сам того не зная, стал арабским террористом за пять лет до пересечения границы Израиля.

Может быть, народ коснётся дрожащей рукой «Пределов человеческого знанья», следуя за одним из мэтров поэзии А. Гоморевым, уже испытавшим «Эффект касания» («материя разлезлась, как гнильё, и даже смерть утратила свой смысл»)? Не надо иметь диплома философа, но следует быть самообразованным, если ты поэт; обращение А. Гоморева к латинским темам (nihil = ничто) убеждает отточенность поэтических строк. К его зачину: «Я осознал себя — и кончилось бессмертье. / Познал я женщину — и кончилась любовь». Приступая к разговору о поэтике А. Гоморева, хотелось бы видеть его Nihil эпиграфом к статье, задавшись вопросом: а сколь обширен вглубь и вширь он, вместе с тем предваряющий знаменитый латинизм: «Ничто человеческое мне не чуждо».
Действительно, прикасаясь к поэтике Гоморева не тотчас, но постепенно обнаруживаешь кратность её измерений бытия: день—ночь, детство—зрелость, столица—провинция, прошлое—текущее, жизнь—смерть, север—юг, любовь земная и небесная (к Прекрасной незнакомке), море—берег, зима—лето, осень—весна... Можно обнаружить и другие дуальности. Наиболее значима для поэта музыкальная триада — песня, романс и фуги Баха, закрадывается подозрение: жанр сонета, столь сложный по форме и эстетичный, обязывающий обобщать глубинные качества предметного мира, он был освоен как длящийся, непрекращающийся: «И даже смерть утратила свой смысл», словно верстаясь в классической традиции великих творцов.
Я каждый день сражаюсь с тишиной.
Вокруг толпа, но я один на свете.

О новой книге Владимира СКИФА
Разговор об этом сборнике* начну со стихотворения, которое, на мой взгляд, рассказывает о человеческой сути поэта и гражданина Владимира Скифа: «Как хорошо идти по свету, / По краю звёздного пути / И славу русского поэта / Державной поступью нести, / Как хорошо служить России / И знамя чести поднимать, / Как горестно своё бессилье / В служенье этом понимать…». Привёл это стихотворение первым потому, что для меня суть одного из ярчайших современных поэтов состоит в его постоянной потребности сделать максимум для страны, где родился, вырос и живёт.
Позволю себе лишь не согласиться с двумя заключительными строчками восьмистишия. Скорее всего они продиктованы тем, что Владимир Скиф всегда ставит перед собой самую высокую гражданскую планку. Ведь всё, о чём он пишет, — это служение России своим словом. Разве может человек, не впитавший с молоком матери любовь к России, написать:

Издательство «Литературная республика» выпустила в этом году небольшую книгу рассказов Виктора Фролова «Туристы». Будучи много лет знакомым с автором заочно, при личной встрече в МГО Союза писателей России наши отношения с Виктором Геннадиевичем вскоре стали дружескими. И вот передо мной книга «Туристы». Мягкая обложка, достойное предисловие и портрет автора. По внешнему виду сборник напоминает любимые мною в годы студенчества «Пестрые рассказы» А. Чехова. Да и облик Виктора Геннадиевича сродни Антону Павловичу — высокий, статный, с бородкой, голос густой, низкого тембра… Вот такой, чеховского склада, человек В.Фролов и к тому же незаурядный писатель.

Родилась в Москве. В 1986-м окончила факультет русского языка и литературы Московского заочного педагогического института. Работала старшей пионервожатой (1980—1983), учителем (1983—1987) в школе, руководителем литературно-музыкального коллектива при Дворце культуры «Энергетик» (1987—1989). Первая публикация — в альманахе «Поэзия» (1985). Стихи печатались в журналах «Новый мир», «Знамя», «Дружба народов» и других. Член СП СССР (1989). Автор нескольких поэтических сборников. В 1996 году за книгу «Личные трудности» Инна Кабыш была удостоена Пушкинской премии фонда Альфреда Тёпфера (Гамбург).
В 2005-м — премии Дельвига, в 2014-м — премии «Московский счёт», в 2016-м — Ахматовской премии.

Большим событием для всех интересующихся историей революции и Гражданской войны в России стало издание посвященного этим событиям и вышедшим в преддверии их юбилея фотоальбома «Революция и Гражданская война в России. 1917–1922 гг.»* под редакцией доктора исторических наук Р.Г. Гагкуева, в составлении которого приняли участие известные российские историки, специализирующиеся по данной проблематике. Среди них один из наиболее авторитетных российских историков, занимающихся заявленной проблематикой, доктор исторических наук В.Ж. Цветков, петербургский историк, известный многочисленными работами по «правым», доктор исторических наук А.А. Иванов, специалист по истории русской эмиграции В.Г. Чичерюкин-Мейнгардт и др.

Родился в Архангельской области, окончил Литературный институт, работал в журналах «Наш современник», «Встреча», газете «Гудок», издательстве «Советский писатель», лауреат литературных премий им. Некрасова, Фадеева, Кедрина, «Традиция». Член Союза писателей России, награждён грамотой Министерства культуры РФ, Патриаршей грамотой. Академик Международной славянской академии, член-корреспондент Академии российской словесности и Академии поэзии. Автор 17 книг и 50 песен.

Как хотите, господа, а это вызов (чуть не написал по старинке «друзья-товарищи», но уже язык не поворачивается — «господа» засмеют) под огнём художественного своеволия, оказывается, русская культура. Бедный пушкинский Сальери разгневался, когда слепой скрипач в трактире разыгрывал арию из «Дон Жуана»: «Мне не смешно, — говорит, — когда маляр негодный мне пачкает Мадонну Рафаэля», «Мне не смешно, — ругается, — когда фигляр презренный пародией бесчестит Алигьери».

Ах, Антонио, Антонио, святое дитя! Разве это посягательство? Это только простосердечная любовь бедного слепого скрипача. А вот не угодно ли в новосибирской вердиевской «Аиде» увидеть Радамеса автоматчиком, а Аиду официанткой, а в «Геликон-опере» в «Аиде» же царя Египта, вылезающего из автомата, продающего презервативы. Какой «слепой скрипач в трактире»? Сама художественная система торопится стать трактиром. На Венецианском биеннале в русской инсталляции сажают «чучело» Льва Николаича Толстого в стеклянный куб за рабочий стол писать «Анну Каренину» и пускают в этот же куб живых кур, чтобы они гадили на Толстого. Мужика, вишь, и простоту ему подавай. Вот и получи, Лев Николаич! А «Аню Careninu» Лилии Ким, представленную в свое время на Нацбест, не читали? Анна-то под поездом не погибла — так, травма, на коляске ездит, но зато вырастила разбитную дочурку, которую изнасилует «поп-звезда второй величины и символ голубой тусовки» Вронский, чтобы она родила Антихриста «по заявке» одной секты, пока Левин поставляет на Запад девиц для публичных домов, а Кити сама «прирабатывает» в болгарском борделе. Все при деле.

…Но однажды на рассвете, как пел, задевая за душу, Булат Окуджава, «мессершмиты», как вороны, разорвали в нашем небе тишину. И прекратилось, как будто кануло в вечность наше безмятежное мирное детство, но осталось всё то, какими нас выпестовала, выучила, воспитала страна. Мы, поколение 20-х годов прошлого века, без пяти минут «дети войны», подошли к роковой военной черте в полной готовности к испытаниям. Нет, не было никакого «шапкозакидательства», якобы какой-то радостной эйфории по типу: «Мы им покажем!», «Врага будем бить на его территории!». На самом деле и ситуация, и люди коренным образом изменились: была прежде всего глубокая печаль, тревога и скорбь всего народа, и взрослых, и детей. >

Майсурадзе Роман – настоятель храма Пресвятой Богородицы в селе Булатниково, что находится в Ленинском районе Московской области. На сегодняшний день он является священником, присматривающим за этим храмом, и писателем по совместительству. 

Роман Вахтангович родился в Ташкенте в 1976 году. Здесь же поступил в обычную школу, которую окончил в 1993 году. Основываясь на своих моральных и духовных убеждениях, он решил посвятить всего себя служению Богу. Для этого Майсурадзе Роман поступил в Московскую духовную семинарию. Окончив её в 2004 году, получил сан священника. В 2005 году стал настоятелем храма в селе Булатово Московской области. Майсурадзе Роман не принимал обет безбрачия, а посему женился на христианке. Брак принес ему не только гармонию, но и двух прекрасных дочерей. Награды и достижения за праведную службу и почтительное отношение прихожан Майсурадзе Роман был неоднократно награжден Московской епархией. 

Рассказ

Он всегда стоял на столе, небольшой, с крутыми боками, из меди. Когда бабушка кипятила в нём воду, то я пристраивался неподалёку от самовара и слушал потрескивание угля в его трубе. Угли разгорались, самовар оживал, начинал пыхтеть, дыхание, вначале прерывистое, становилось ровнее, и вскоре он, уже из мрачного, молчаливого, превращался в доброго говоруна. Глухое его гудение становилось звонче, голос набирал силу, самовар жил, как музыкант на сцене, чаруя своей музыкой. Она разносилась по избе, пленяла твой слух и обволакивала теплом душу. Музыка самовара не развлекала, она успокаивала, заставляла думать о житие-бытие, в котором мы находились.
— Счас скипит, — говорила бабушка, глядя на возбуждённый, горячий самовар. Вон, уже фырчит.
Самовар, и в самом деле, фыркал вовсю, выпуская через крышку тонкие струйки пара родниковой  воды.
— Садись чаёвничать, — бабушка ставила на стол чашки с сахарницей. — Чай попьёшь — сразу на душе полегчает. При движении её слегка шатало, и она опиралась о край стола.
«Всегда над нами – власть вещей…»? – задумывались известные русские поэты в самом начале XX века, в частности Иннокентий Анненский, которому и принадлежит данная строка. Слово «вещь», имея в отечественной культуре несколько значений, заставит любого читателя вспомнить и про отдельные предметы, изделия, и про произведения искусства. Будучи вынесено в заглавие художественной книги, оно, конечно, пробудит мысль и об уверенности автора в собственных силах. Провокативна для читателя уже сама возможность быстро перепроверить объявленное качество этой небольшой книги, тем более что чаще всего в последние годы стихотворцы отличаются завышенными претензиями.
Нужно всем знать это имя — Вадим Ярцев (1967—2012). Вот поэт настоящий, без пьяных понтов; о чём переживал, о том и писал. И при жизни (за год до смерти) была всего одна публикация в литературном издании — в альманахе «Сибирь» (Иркутск) и одна «самопальная» книжечка.
 
Перестроечные времена

Он вернулся в Россию в начале весны,
В край голодный и злой,
как во время блокады.
«Наши дали – видны, наши цели —
ясны!» –
Сообщали плакаты.
В этом городе нет ни друзей,
ни родни –
И, червонец отдав алкашам
суетливым,
Он курил у пивточки, подняв
воротник,
В ожидании пива.
Сказ свой поведу от фотографии. Она памятна, представьте, для меня.
29 октября 2009 года. День был пасмурным. Воздух пропитался влагой так, что без дождя можно было отсыреть.
В этот день директор ФСИН Александр Реймер нагрянул к нам в колонию. Он давно тянул с поездкой по Рязанской области.
Справа от директора начальник областного управления полковник Зеленяк, слева держится приземистый хозяин зоны.
Образцово-показательной колония была, а это значит, что сидеть в такой колонии куда трудней. Даже в самый жаркий день выходить проветриться в локалку можно было только в чёрной феске с козырьком, под которой стриженая голова потела.
Слово о грустном романтике

Читать стихи, написанные в наши не в меру прагматичные дни, особенно интересно. А те, которые проникнуты немалой толикой романтики, тем более. Поэтому мне приятно представить лирические произведения русского поэта Петра Антропова, родившегося и выросшего в Латвии. От них веет не только грустью, но и любовью, душевным теплом и романтикой.
На лирическое отношение к ним настраивает уже само название поэтического сборника — «Я большой и капризный ребенок...». Не каждому мужчине хватает духу признаться в природной слабости «сильного» пола. Автор рискнул. Его искренность и непосредственность невольно нашли отклик и в моем сердце. Читаешь — и кажется, что стихи написаны совсем еще молодым человеком, который еще не устал любить.
И вот что удивительно: сами стихи весьма просты по форме, в них нет каких-то необычных слов или образов, но зато есть что-то неуловимо нежное, щемящее, что трогает душу, заставляет их перечитывать вновь.
Может быть, автор и не самый «последний романтик ушедшей эпохи», как он подчеркивает в одном из своих стихотворений. Романтики были и раньше, есть они и сегодня и, очень надеюсь, что будут и завтра. Так что Петр Антропов скорее не «последний», а грустный романтик, который, как и многие из нас, не в восторге от «эпохи больших перемен».
писатели для «Слова»
«Неудобные мысли» от Михаила ЧВАНОВА

Не столь давно в адрес Мемориального дома-музея С.Т. Аксакова в Уфе по электронной почте поступило письмо из Международного центра Рерихов (МЦР). Надо полагать, что это письмо получили если не все, то большинство музеев и других культурных организаций не только России. В письме была просьба поддержать «Обращение Международного центра Рерихов по случаю рассмотрения на коллегии Министерства культуры РФ вопроса о создании в усадьбе Лопухиных Государственного музея Рериха».
Из письма следует, что в подмосковной усадьбе Лопухиных уже 26 лет успешно работает общественный Музей имени Н.К.Рериха Международного центра Рерихов, и МЦР ставил вопрос о создании на его основе государственного музея Рериха, что, разумеется, подразумевает его государственное финансирование. Но Министерство культуры и Росимущество решили передать усадьбу Лопухиных Государственному музею Востока, в который должен влиться и музей Рерихов. Но МЦР не устраивает такое решение, и он характеризует это решение не иначе, как грубый рейдерский захват. «Такие действия Министерства культуры РФ и Росимущества вызвали возмущение не только у МЦР, но и у широкой российской и международной общественности, — констатирует обращение. — Мы считаем, что тем самым чиновники способствуют дискредитации усилий Президента РФ. В.В. Путина, направленных на сохранение и развитие культуры России… В утверждённых президентом «Основах государственной культурной политики» одной из важнейших государственных задач является «создание условий для образования и деятельности негосударственных культурных институций, поддержка благотворительности и меценатства».
За пять лет работы экскурсоводом Эмилия Выропаева повидала многих известных людей, постоянно приезжавших в музей, но более всего запомнилась встреча в начале лета с известным литературоведом Станиславом Бореевым. Он был достаточно молод, имел учёную степень и занимался изучением творчества поэтов Серебряного века. Но всё-таки притягивали к нему не его достижения в науке, а он сам. В меру высокий, с шелковистой шевелюрой, он, казалось, насквозь прожигал чёрными глазами.
Из цикла «Подъезд»

Ковёр бы выкинуть давно... Сколько раз бабушке говорил... Да теперь уж ладно, пусть сама решает. Они наверняка будут рады его новости. Бабушка столько лет спала в кухне, а теперь, наконец, сможет спокойно вздохнуть. Только отчего ж так тоскливо?
Ему хотелось пройтись по комнате, как в американских фильмах, когда герой прощается с домом, медленно шагая по пустым коридорам, прикасаясь к знакомым стенам... Но весь проход между его разложенным диваном, громоздким письменным столом и шифоньером преодолевался за три неуклюжих шага.
Диван... Когда-то очень дорогой, чешский, пахнувший новизной, доставшийся дедушке какими-то неимоверными усилиями. Теперь, с вытертой красной вельветовой обивкой и выползающим из всех щелей поролоном, он представлял собой унылое зрелище. Никита твёрдо решил, что уговорит Настю купить кровать. Не важно, что квартира будет съёмная. О кровати он мечтал всегда: всю жизнь спал с ощущением, будто это временное место. Этот ритуал — каждый вечер раскладывать и утром снова складывать диван — напоминал поездку в поезде: скатать матрас, сдать бельё... Наверное, как и у всех малышей, у него была когда-то маленькая кроватка. Но сколько он себя помнил, этот диван был неизменным и таким недвижимым, он как будто врос в комнату, со временем даже отказавшись складываться.
Недавно в Москве в зале иностранной литературы книжного магазина «Библио-Глобус» состоялась презентация новой книги известного писателя, автора 19 поэтических и прозаических книг, лауреата ряда литературных премий Игоря Нехамеса «Кубинский привет», изданной московским издательством «У Никитских ворот».
Всего только год прошёл с момента представления, в том числе и газетой «Слово» (№ 4 за 2015 г.), предыдущей стихотворной книги Игоря Нехамеса «Когда вдохновляет время», посвящённой 70-летию Победы советского народа в Великой Отечественной войне. И вот талантливый литератор выносит на суд читателей свою очередную книгу прозы и стихов «Кубинский привет», изданной сразу на двух языках — русском и испанском.
Эти слова Михаила Афанасьевича Булгакова, относящиеся к его самому заветному произведению — роману «Мастер и Маргарита», — использованы в качестве подзаголовка книги Виктора Петелина «Жизнь Булгакова»
(М. Центрполиграф, 2015). Книга появилась вовремя — 10 мая исполняется 125 лет со дня рождения М.А. Булгакова. К этой дате и приурочен наш критический отклик на нее.
Хорошо известны разнообразные интересы Виктора Васильевича Петелина как исследователя русской литературы XX века, критика, а также и как писателя-беллетриста. Едва ли мы ошибёмся, если скажем, что самые его любимые имена это — Алексей Толстой, Горький, Шолохов, Шаляпин, которому посвящено несколько биографических книг писателя, и конечно Булгаков. Петелин начал проявлять пристальный интерес к творчеству, биографии и личности Булгакова ещё в конце 60-х годов прошлого века, в период, когда Булгаков ещё далеко не был, что называется, «в моде» и имел во многом, если можно так выразиться, прелесть «запретного плода». Это не могло не вызывать известных осложнений.
Так, в 1976 году после публикации статьи «Герои Булгакова» В.Петелин подвергся самой грубой и беспардонной критике с явным оттенком политического обвинения в реабилитации и даже прославлении белогвардейцев. В книге «Жизнь Булгакова» автор приводит справку, полученную некогда им из ЦК КПСС и завизированную М.Зимяниным, которому он перед этим направил письмо. В нём он просил вышестоящие инстанции разобраться с несправедливыми и резкими критическими нападками на его публикацию о Булгакове в книге «Родные судьбы», а также с замечаниями, высказанными по этому поводу в издательстве «Современник».
Владимир Андреев «Звуки, истерзанные любовью», Избр., из-во МГО МП России, 2014.
Можно думать, те звуки, услышанные поэтом в сем мире, противны ему и передаются в любви. Ведь только любовь — источник гармонии всего сущего — живого в душе, в месеве человечества, да и Бог есть любовь, а не гуманитарная помощь. «Небес сияющая пропасть — очаг его. И кров его!» — говорит В. Андреев о С. Есенине, словно извещая о его «божественных свойствах и истоках его поэзии; М. Лермонтов, наоборот, представляется по земному социальным певцом Москвы, русской цивилизации, вдруг захиревший, затосковавший: «Когда весь шар земной свои считает раны. А наши раны некому считать…».
Автор вообще испытывает каждый раз коллапс чувств. Все любимое иссякает со временем – отсюда нежелание расставаться с ним, любовь поэта преображается в тоскливую, порой сварливую старуху — вестницу не столько об отходящем на тот свет мире или счастье, способном обретать черты своего антипода — несчастья и тьмы светопреставления. Особенность поэтики В. Андреева, однако же, сложнее. Поэт сам высказал свое кредо в стихах о Маяковском, «Который, как цветок, нежен / И, словно глыба, — груб». Не оттого ли его любовь никак не покинет звуки неба и земли и терзает их, терзает? Даже в стихах об отце  матери — укол ироничности: «Отец и мать со всем народом труда справляли торжество». Но все-таки нетерзающая, благостная любовь не утрачивается при этом. «И вспомню я село — деревню, / Отца и мать, зарытых в землю, / Чей дух ушел в небесный свет».
Вообще это не частое явление в отечественной культуре – настоящие литературные династии. Но в Нижнем Новгороде случилось дважды, когда матери передавали свой поэтический талант дочерям. Так, последовательницей Лигии Лопуховой стала Ирина Дементьева, а Эльвиры Бочковой – Галина Таланова. Но я давно хотел сказать доброе слово в память о Лопуховой, напомнить о её стихах, к сожалению (и не заслуженно), подзабытых в последнее время.
Сейчас вспомнился мне разговор с Лигией Петровной во время одной из встреч в нашем Союзе писателей в самом начале 90-х. Мы сидели рядом, и я напомнил поэту о её давней книжке стихов, где на обложке была изображена юная стройная девушка в романтическом, мечтательном порыве устремлённая куда-то в будущее. «Наверно, художник точно уловил ваше душевное состояние в юности?» Лигия Петровна доброжелательно улыбнулась и сказала как отрезала: «Этот образ совершенно не соответствует моему характеру. Я совсем другая». И это правда.
Прозаик и критик, большой друг нашей газеты Сергей Михайлович Луконин родился 8 января 1942 г. в Москве. Окончил МГПИ имени В.И. Ленина, исторический факультет. Много лет работал в центральной печати: «Комсомольская правда», издательство «Молодая гвардия», «Литературная газета». Член творческих союзов России: журналистов, писателей, художников. Автор книг и сборников для детей и юношества, а также составитель книг своего отца, известного советского поэта Михаила Луконина, автор статей и очерков о его жизни и творчестве. Его перу принадлежит немало критических статей по литературе и искусству. Однако любимый жанр писателя — сказки и фэнтези, словом то, что находится на границе реального и зазеркального. Мы публикуем отрывок готовящегося к печати романа, любезно предоставленный нам автором.
«На виолончели играют сидя...»
 EOMI.ru, энциклопедия музыкальных инструментов.
 
Укаждого времени свои силуэты надежд, свои символы позора.
Осенью 1993 года таким символом был Белый дом, расстрелянный из танков по приказу Б.Н. Ельцина.
Вспоминаю разговор, который я услышал той страшной осенью в петербургском трамвае.
— Смотри, как интересно получается… — говорил своему приятелю подвыпивший мужичок с веником, завернутым в афишу симфонического оркестра. — Когда Ростропович первый раз к нам приехал, августовская заваруха началась, и Ельцин тогда СССР распустил. А нынче Ростропович концерт на Красной площади устроил и, пожалуйста... Верховный Совет расстреляли из танков. Что это? Борис Николаевич специально к приезду Мстислава Леопольдовича такие штуки отмачивает?
— Ну, это как сказать... — ответил ему приятель. — Вообще-то Ростропович этот виолончелист. А виолончель у него знаешь чья?
— Ну, говорят, что Антонио Страдивари...
Даже и сейчас, когда членство в Союзе писателей ничего не даёт и ничего не значит, в союз, тем не менее, очень стремятся. Что говорить про 60-е, 70-е, 80-е годы, когда был и могучий Литфонд, и поликлиника, и Дома творчества и пошивочная даже мастерская. Да и просто было очень престижно и почётно быть членом творческого союза. Член Союза писателей. Это звучало.
Кандидат в члены союза проходил испытательный срок. Вот он принёс книгу свою или две, собрал публикации по газетам, журналам и сборникам. Принёс и ждет очереди, иногда полгода-год, обсуждения своих трудов. Ещё и не сразу в приемной комиссии, а на секции прозы, поэзии, критики, драматургии. Там рубка идёт страшная. Члены бюро секций – люди важные. Всё разберут, всё рассмотрят. Кто рекомендовал (нужны были три рекомендации от членов союза со стажем не менее пяти, кажется, лет, но не меньше), кто будет читать? Уже и в секции работы соискателей читали с пристрастием. Потом шло обсуждение, потом секция голосовала, голосование было тайным, за то, чтоб принять или не принять. Принять? Значит, документы шли в приёмную комиссию и опять ждали очереди. Тоже долго. Перескочить очередь было практически невозможно, за этим следили. Я сам всё это прошел, эти два с лишним года ожидания.
В Польше демонтирован памятник генералу Черняховскому.
Из газет.

 
У нас смутное время. Мы царя потеряли и Бога.
На земле нашей голод и черная смерть пронеслась.
Мы все нищие, хуже – мы просто убоги
И хоронимся в спасших нас монастырях.
Вот тогда злая шляхта, почувствовав русскую слабость,
Пронеслась ураганом по нашей священной земле.
Нас они истребляли, деревни и села сжигали.
И лишь только Сусанин спасал горемычных в беде.
А у них был Лжедмитрий. Под ним мы тогда походили.
Мы все думали: «Царь!» Он был молод, удал и горяч.
Но когда он упал –  воровства мы ему не простили,
Ни Марину, ни Кремль и ни тушинских неудач.
Мы тогда обозлились на смутное русское время,
И Пожарский, и Минин из Нижнего к нам подошли.
Мы разбили, рассеяли подлое польское племя,
А потом, в девятнадцатом веке, Варшаву зажали в тиски.
В нём народы и племена представлены в олицетворённом виде, т.е. именами патриархов. Деяния их и пророчества — не простые аллегории, это символы, скрывающие великий смысл, который надо разгадать. Над чем и бьётся тысячи лет человечество. Разгадав смысл, можно увидеть сакральные основы исторического бытия. В переводе с латыни «сакрал» означает «крестец позвоночника», т.е. тайный, скрытый. Отсюда следует сакральный смысл человека — его стержневая основа, невидимый источник духовной силы, а по сути, сущность человека. Это и является предметом особого изучения священной истории, сосредоточившей своё внимание на главных факторах человеческой эволюции.
Чем большая роль отведена тому или иному народу в истории человечества, тем большее значение для понимания его миссии имеет учёт священных аспектов. Русь, как великую этническую систему, нельзя понять, не беря во внимание сакральные основы её жизнедеятельности на протяжении тысячелетий. В Библии о русских говорится больше, чем о каком-либо народе, за исключением евреев.
Лещенко Елена Ивановна родилась 11 октября 1963 года. По образованию – инженер-экономист.
Работает руководителем салона красоты. Окончила ВЗПИ (Всесоюзный заочный политехнический институт, инженерно-экономический факультет).
Лауреат и дипломант различных конкурсов и фестивалей авторской песни. Автор двух поэтических сборников: «Стихи, как летопись души», «Смешенье ощущений и времён». В 2011 году выпустила песенный диск «Откровение».
Воскресение
1. Наваждение
(Понедельник. Крещение)
Затрещал мороз трещётками,
С неба высыпал алмаз.
Ночь. Куранты, дрогнув щётками,
Бьют в баклуши десять раз.
Месяц над Кремлём повесился,
Рядом с месяцем звезда,
На сугробе след отметился
От церковного креста.
Спит на кладбище в Крещение
Гробовая Тишина.
Владимир Нечаев родился в 1957 году на побережье Берингова моря в поселке Оссора. Получил высшее техническое образование по специальности «радиотехника» во Владимире. Отслужив срочную службу в Уральском военном округе, вернулся на Камчатку, где и проживает в настоящее время. Автор пяти книг (стихи, рассказы-притчи, эссе). Публиковался в региональном альманахе «Камчатка», журналах «Дальний Восток», «Литературная учеба», «Москва», «Октябрь» и др.
В 2001 году принят в СП России.
*   *   *
«Каждому будет по вере, –
Сказано: Аз воздам!»
Светит туманный берег
Мне по моим стихам.
Дело ведь не в тумане, –
Ветреный тот сюжет.
Песней ещё поманит
Деву какой поэт?
Дело моё простое –
Корни вязать основ.
Страннику на постое
Нужен надёжный кров.
Что укрываю ныне,
Всё разрешится там, –
Сердце, пока не остынет,
Тянется к небесам.
Сердце – особый  случай,
Всякому слову царь.
Вот и вяжу созвучья,
Мой корневой словарь.
26–27 февраля 2016 года в Борисоглебске прошли XVI Всероссийские Иринарховские чтения, посвящённые 400-летию преставления преподобного. Предлагаем вниманию читателей прозвучавший на чтениях доклад петербургского писателя Николая Коняева «Литовская составляющая первой русской Смуты. Преподобный Иринарх и Ян Петр Сапега».
Всё чаще и чаще пропускаем мы великие юбилеи... Вот и 400-летие преставления преподобного Иринарха отмечалось лишь внутри Ярославской епархии. Можно, конечно, говорить, что событие это оказалось как бы заслоненным деяниями недавнего Архиерейского собора и эпохальной встречей в Гаване, но этим никак не объяснишь, почему великий русский святой, сыгравший ключевую роль в спасении Руси в кровавой Смуте начала XVII века, так и остался незамеченным Россией и в годовщину 400-летия своего преставления...
С прискорбием приходится констатировать, что общественная мысль современной России, блуждающая как в трёх соснах в мифах, навязанных дореволюционной, «романовской» историографией, советским атеизмом и идеологией современного патриотического благомыслия, просто не способна воспринять святого Иринарха. И четыреста лет спустя после его кончины мы пока ещё не доросли до подлинного понимания подвига преподобного...
Всемирный день поэзии ЮНЕСКО по решению 30-й (1999 года) Парижской сессии отмечается в день весеннего равноденствия – 21 марта.
21 марта 2006 г. на «круглом столе» «служителей муз», проведённом в стенах Минкультуры России, единодушно прозвучало настояние о возрождении «Дня поэзии» – издания, за свою историю ставшего символическим для нескольких генераций отечественных поэтов. И  уже к концу того года он появился на свет.
21 марта 2016 года выходит к своим читателям юбилейный – 10-й после своего второго рождения альманах «День поэзии – ХХI век. 2015/16». Стоит ли напоминать, что это также год шестидесятилетия его непростой истории после первого выпуска в 1956 году?
Газета «Слово» предоставляет слово своему другу – поэту Андрею Шацкову, автору идеи возрождения знакового альманаха.
Шацков Андрей Владиславович родился 1 декабря 1952 года в Москве.
Автор одиннадцати поэтических книг.
Член Союза писателей России и Международной ассоциации журналистов.
Кавалер ордена Преподобного Сергия Радонежского РПЦ, множества литературных премий и общественных наград.
Главный редактор альманаха  «День поэзии – ХХI век».
Лауреат премии Правительства Российской Федерации 2013 года в области культуры.
Проживает в Москве и в Рузе. Cайт: шацков-поэзия. рф.
Алексей Никифорович КОРНЕЕВ выпустил без малого три десятка книг прозы
и поэзии. Член Союза писателей России и Академии российской литературы.
Удостоен ряда литературных наград.
 
Без вины виноватые
Надо мной живут ребята
 из Узбекистана.
На работу уезжают
утром рано.
И у них одна забота –
 находить работу.
Хоть и чёрную любую,
 аж до пота.
Что заставило ребят
 родину покинуть? –
Заработать рублик, доллар
 и родным подкинуть.
Там, на родине для них
 нет работы,
А кормиться чем-то надо –
 всем охота.
Теперь, по прошествии многих лет, когда спала завеса секретности с их подвигов, вышла книга «Легендарные разведчики» Николая Долгополова в серии «Жизнь замечательных людей». Книга посвящена деятельности внешней разведки в годы Великой Отечественной войны и последующей за ней войны холодной. Это «спрессованный роман» о 23 героях, в котором о каждом приводятся совершенно неизвестные детали. Становится понятным, что подлинная борьба была ещё сложнее, чем сложившиеся легенды. На презентацию были приглашены дети героев, на свидетельства которых опирался автор.
Открывают книгу очерки о жизни легендарных Героев Советского Союза Николае Кузнецове и Дмитрии Медведеве. Судьбы обоих чем-то похожи. Медведев, сын брянского рабочего, благодаря внешности и выправке играл роль белого офицера в Крыму, содействовал раскрытию контрреволюционного заговора. За независимость суждений его неоднократно увольняли из органов. А его три брата вообще оказались в числе репрессированных. Сам он умер рано во время встречи с соратницей из отряда «Победители» Валентиной Довгер.
Моему отцу

Наталья Мелёхина родилась в Вологодской области. Прозаик, критик, окончила факультет филологии, теории и истории изобразительного искусства ВГПУ. Лауреат ряда всероссийских литературных конкурсов, а также Международного Волошинского конкурса (2013 и 2014 гг.). Печаталась в изданиях «Знамя», «Октябрь», «Дружба народов», «Сибирские огни», «Север», «Вологодский лад», «Охотничьи просторы», «Лёд и пламень», «Петербургская газета», «Foreign Literature and Art» (Китай) и т.д. Автор книг «Медведь с заплатой на ухе», «Забывай как звали», «По заявкам сельчан».
Каждую весну старый охотник дядя Гриша давал себе зарок больше не ходить на вальдшнепиную тягу. «Уши не слышат, глаза не видят – своё отохотился», — убеждал он себя.
Владимир Степанов родился 5 июня 1951 г. в пос. Спирово Калининской, ныне Тверской, области. Окончил Литературный институт им. А.М.Горького. Член Союза писателей России, автор более десяти книг прозы, публицистики, поэзии, многих публикаций в различных газетах, журналах, альманахах, коллективных сборниках. Дипломант национальной литературной премии «Золотое перо Руси», победитель V московского международного конкурса поэзии «Золотое перо-2008». Награждён дипломом и большой золотой медалью Российской академии литературной экспертизы им. В.Г.Белинского «За заслуги перед русской литературой». За серию поэтических книг, в некрасовской традиции раскрывающих образ современной сельской России, удостоен диплома лауреата Всероссийской премии имени Н.А.Некрасова в области литературы и искусства с вручением медали.
Виктор Жеребин родился в Калужской области. Там же окончил среднюю школу, затем Московский геологоразведочный институт, Высшие государственные курсы английского языка, коммерческую школу Академии внешней торговли и в соответствии со своей специальностью облетел полмира. Первые публикации в газетах относятся к середине 60-х. Протест против несовершенства мира и готовность защитить духовное прошлое своей страны и своего народа – основной мотив его лирики. В 2010 г.
Аксаковский фонд, Салаватская епархия РПЦ, Уфимский поисково-спасательный отряд МЧС России, национальный парк «Башкирия», заповедник «Шульган-таш» и телепрограмма «Следопыт» Башкирского спутникового телевидения организовали Православную экспедицию в труднодоступную Антониеву пещеру, в пропасть Кутук-Сумган, посвящённую 50-летию первого спуска и 25-летию МЧС России.
Ещё целую неделю во сне я видел себя висящим вниз головой над бездной в первом, 75-метровом колодце пропасти Кутук-Сумган. Хотя вниз головой почти полчаса висел не я, а наш «полковой священник» игумен Зосима, настоятель Димитриевского храма в Аксаковском историко-культурном центре «Надеждино». А я, задрав голову, беспомощно наблюдал за ним снизу с уступа пропасти, со скользкого ледника, пока на помощь к нему не пришёл спасатель 1 класса Илья Пахомов, который и выпутал его из веревочной петли-западни. Потом, поднявшись, наконец, на поверхность с совершенно синим от прилива крови в голову лицом, отец Зосима мне скажет: «Спасибо Господу и Михаилу Андреевичу за предоставленную возможность участвовать в этой экспедиции!». А позже, уже освобождённый от альпинистской обвязки и немного отдышавшийся, он же добавит словами из «Дневных записок» академика Ивана Лепехина, сказанными тем при спуске в 1770 году в Антониеву пещеру: «Но оное место столько стоило нам труда и опасности, что мы многажды о нашем предприятии разкаивалися…»
ШЕМШУЧЕНКО Владимир Иванович родился в 1956 г. в Караганде. Прошёл трудовой путь от ученика слесаря до руководителя предприятия. Участник шести антологий поэзии. Автор тринадцати книг стихов. Член Союза писателей России, член Союза писателей Казахстана. Кавалер ордена Святого благоверного князя Александра Невского «За заслуги и большой личный вклад в развитие и укрепление государства Российского». Награждён Патриархом Московским и всея Руси Алексием II золотой медалью Сергия Радонежского I степени. Лауреат международных и всероссийских премий и победитель многих литературных конкурсов поэзии. Действительный член Петровской академии наук и искусств. Соучредитель Европейского конгресса литераторов.
Сэда Константиновна Вермишева — поэт, публицист, ученый, общественный деятель. Член Союза писателей СССР, председатель российского культурно-исторического общества им. Грибоедова, сопредседатель Московского общества дружбы с Арменией, сопредседатель русскоязычной секции СП Армении, член правления Международной ассоциации содействия культуре, член правления Союза армян России. Ею выпущено более 10 поэтических сборников. Стихи переводились на армянский, французский, словацкий, польский и английский языки. Сэда Вермишева удостоена множества государственных и литературных наград. Живет и работает в Москве и Ереване.
Писатели для «Слова»

Сегодня так получилось, что, ожидая исповеди, простоял в притворе всю службу. А пришёл в храм заранее. Но очень много исповедников, да и батюшка молодой, старательный, подолгу наставляет. Да и сам я виноват. Утром у паперти остановила девушка: «Можно вас спросить? Вот я иду первый раз на исповедь, что мне говорить?» — «В чём грешны, что тяготит, в том кайтесь». – «Но я же первый раз». — Я улыбнулся и пошутил: «Тогда начинайте с самого начала. Вот, скажите батюшке, была я маленькой и маме ночью спать не давала, каюсь. В школе двойки получала. — «Нет, я хорошо училась». – «И с уроков в кино не убегала?» — «Все же убегали». — «За всех не кайся, кайся за себя. Ну и так далее. Ухаживал за мной бедный хороший Петя, а я его за нос водила, всё надеялась, что богатый Жора сделает предложение».  Думаю, она поняла, что я шучу, но и в самом деле эта девушка стояла у священника целую вечность. Зря я пошутил, советуя ей рассказывать свою греховную биографию.