Войти на сайт

Авторизуйтесь через любой из сервисов, чтобы оставить комментарий

     

ads

Поиск по публикациям

последние комментарии

Жили по соседству два человека. Один был богатый и здоровый, а другой – бедный и больной. И приснился им однажды один и тот же сон. Будто на вершине горы под огромным дубом зарыт сундук со счастьем. Утром взяли они лопаты и пошли в гору.
— Куда ты идешь? — спрашивает Богач.
— Мне приснился сон, будто на вершине горы под огромным дубом зарыт сундук со счастьем, – отвечает Бедный.

Можно рассуждать о русском прочтении христианства, да ещё в «зарубежном изводе», но это — предмет «толстовства» с его стремлением на нравоучительстве построить будущее России. С какой стороны ни посмотри на толкование христовых заповедей русским мыслителем, философом и проповедником Григорием Спиридоновичем Петровым (1866—1925), он апеллирует к социуму городского, недавно «раскрестьяненного» рабочего.

Стихи Ирины Денисовой, на первый взгляд, казалось бы, создавались с единственной целью пробудить «детскую беспечность» в современных людях, открыть для них заново очевидные явления и события жизни.
Реальность любого крупного мегаполиса и личная амбициозность постоянно подстегивают нас, держат в рабочем ритме, но иногда истощают настолько, что хочется сбросить всё наносное и побыть наконец настоящим.

В издательстве «Совпадение» в конце прошедшего года вышел уже третий по счёту сборник «Творческое наследие С.Н. Дурылина», посвящённый разным аспектам многообразной творческой деятельности, а также биографии Сергея Николаевича Дурылина (1886—1954) — великого труженика, энциклопедически образованного исследователя литературы, театра, живописи, религиозного мыслителя, мемуариста, а также и писателя-беллетриста, чьё художественное творчество только совсем недавно стало достоянием читателей.

Учительница немецкого языка была прямо-таки небесным созданием. «Доброе утро!» — произносила она ангельским голосом, входя в класс и внося с собой запах свежести, просветленность, дух интеллигентности и нравственной чистоты. В строгом английском костюме, с изящными манерами и таинственно-печальной улыбкой, она казалась нам королевской бабочкой, не иначе.

Как юный пионер, вдохновлённый пламенной речью пионервожатого, я представлял, что объявленный 2019 год будет годом прорыва, если не всеобщего, то хотя бы «Сталинградского наступления».
Девятого января прихожу на работу. Включаю компьютер, открываю Интернет. Местные новости, первая строка: «В Башкирии стремительно растут цены на бензин, за день повысились на 1,2%». Когда только успели? Пока мы 10 дней беззаботно праздновали, бензоколонки пошли в прорыв. Вспомним клятвенные заклинания премьер-министра Дмитрия Медведева, что цены на ГСМ не поднимут, по крайней мере, до мая.

Вот только одно из почти семисот писем, содержащихся в пятом томе собрания. Лето 1850 года.
«Милостивый государь!
С полною уверенностью к благородному сердцу Вашего императорского Высочества прибегаю без всяких предисловий. Ваше Высочество читали мои сочинения, и некоторые из них удостоились Вашего высокого одобрения. Последняя книга, на которую я употребил лучшие мои силы, — это «Мёртвые души». Но из них написана только первая часть.

Эта история достоверная и совершенно непридуманная. Даже имена подлинные. Можно сказать, автобиографический рассказ
Однажды один умный «человек в футляре» сказал: «женитьба — дело серьёзное». Справедливость этих слов я понял ещё в раннем детстве. Мы жили в длинном деревянном доме на пять квартир. Это была старая армейская казарма, построенная из лиственницы в «царское время».

Не так давно вышла в свет, к сожалению небольшим тиражом, удивительная книга «Михаил Жаров. Актёр и человек»*. В аннотации к ней написано: «В 1897 году соединились два любящих сердца — Анны Семёновны Дроздовой и Ивана Николаевича Жарова — двух сирот. Когда у них появились дети Михаил, Лидия, Александра и Нина, отец назвал свою семью, жизнь которой растянулась почти на сто лет, «Жаровня». Эта книга посвящена старшему сыну Михаилу Ивановичу Жарову — народному артисту СССР, лауреату трёх Сталинских премий, Герою Социалистического Труда, орденоносцу, одному из самых любимых актёров Советского Союза, которого многие помнят до сих пор.

Так получилось, что недавно, с разницей всего в несколько недель, вышли две замечательные книги о выдающихся деятелях России. В Москве «Центрполиграф» издал книгу «Валентин Фалин глазами жены и друзей. Подлинная история жизни и любви», которая рассказывает об ушедшем из жизни менее года назад российском дипломате, историке и общественном деятеле.
В Петербурге Государственный музей-памятник «Исаакиевский собор» представил читателям книгу «С.В. Ямщиков. Музей друзей», выпущенную к 80-летию русского патриота и просветителя.

Третья книга Елены Тулушевой, московского писателя, моей однокурсницы по Литературному институту, психолога, работающего «в поле» с трудными подростками, страдающими наркозависимостью, вызовет у неподготовленного, но чуткого читателя шок и даст массу ценной пищи для размышления. А тех, кто читал автора прежде лишь как прозаика, ждёт знакомство с несколькими статьями и эссе.
Читателю сложно заговорить с этой книгой на каком бы то ни было языке, кроме языка эмоций.

Михаил Сергеевич Морозов родился в Москве 7 августа 1957 года. В 1979 г. окончил с отличием Пермское высшее военное командное училище. Прослужив почти 30 лет в Ракетных войсках стратегического назначения, в 2003 году завершил военную службу начальником кафедры Военной академии РВСН имени Петра Великого. Полковник запаса. Кандидат технических наук. Поэт, член МГО Союза писателей России. Композитор-песенник, исполнитель авторских песен. Автор 5 сборников стихов и более 60 песен. Лауреат и дипломант многих музыкально-поэтических конкурсов литобъединений Москвы и Подмосковья.

С любезного разрешения автора «Слово» продолжает публикацию отрывков из готовящейся к печати книги Генерального прокурора РФ (1995—1999 гг.) Юрия Ильича Скуратова.
Власть постаралась быстрее забыть дела, в которых мелькали известные фамилии. В числе фигурантов могли оказаться близкие родственники Бориса Николаевича Ельцина. Фамилий этих много, очень много, при желании и дела уголовные возбудить можно, несмотря на давность лет... Ведь есть вообще дела, по которым сроков давности не существует, и в какие бы тоги ни рядились, допустим, Чубайс, Гайдар, Кох, Абрамович, Смоленский, народ вряд ли когда их забудет, вряд ли когда примет и полюбит. Как и самого Бориса Николаевича.

Всякому приметливому глазу — и вблизи и издали — хорошо видно, что райцентр здорово украшает печорский берег, делает его уютным, рождающим в душе тепло, уверенность, что тут и накормят, и напоят. Он вольно разбросан по пригоркам, воздуха тут много, дышится легко, каждый дом имеет свою личину и нисколько не похож на другую хоромину, стоящую рядом, — обязательно чем-нибудь отличается.
Народ тут живет непростой, в большинстве своем придерживается старой веры и обычаев, не пьёт, не курит, и многие мужики местные соблюдают это правило строго...

Когда Иван Петрович возвратился из магазина, где цены сделали очередной рывок вверх, а по радио он услышал, что НДС возрастёт до 20, а пенсия возрастёт на мизер, терпение его лопнуло. Он решил протестовать. Но как? Все формы протеста у нас уже зарещены. Осталась одна – индивидуальный протест, но и тот пресекается. На все запросы ко всем уровням власти, даже президенту, получаются одни отписки. Остаётся один вид – устроить самосожжение, зачем уж такая жизнь?

«Тернистый путь России» — так называется вышедшая в издательстве «Вече» книга Николая Ивановича Рыжкова. Автор не нуждается в долгих представлениях — в России он известен всем и каждому. Выходец из Донбасса, четверть века отработал он на прославленном «Уралмаше», пройдя путь от сменного мастера до генерального директора. Завод-флагман оборонного комплекса, на котором работали более полусотни тысяч человек, приносил огромную прибыль государству, а мне, посетовал в своём вступительном слове на встрече с читателями Николай Иванович, после выполнения государственного плана приходилось ехать в Москву выбивать деньги на строительство детсада для своего предприятия. Таковы были реалии централизованной советской экономики. Перемены назрели, уверенно считал он тогда. Но не сокрушение всего и вся…

писатели для «Слова»
НАПОЛЕОН
Возле моего дома есть хороший парк – берёзы, тополя, липы; речка течёт – Яуза. Там я люблю погулять вечерами, покормить уток, на людей посмотреть. Во время этих прогулок иногда встречался мне необычный спортсмен. Был он невысокого роста – так метра полтора вместе с кепкой, но всякий раз привлекал внимание. И даже не тем, что был особо спортивного вида – этакий качёк-культурист с рельефными мышцами и бритой под ноль головой-шариком – а своим взглядом. Смотрел он на окружающих как-то свысока и даже надменно, дескать, я мал, да удал – дорастите, мол, до меня. Именно за этот взгляд я мысленно прозвал его Наполеоном. Увижу его и с улыбкой подумаю – вот вроде бы как Наполеона на Яузе повстречал. И представлял его в шляпе-треуголке.

писатели для «Слова»
Чем сильнее иностранец изучает Россию, тем сильнее влюбляется в неё. В России есть магнитная притягательность женственности, вековая мудрость, добрый юмор и спокойное терпение. Особенно любят Россию те, кто занимается русским языком: филологи и переводчики. Мне везло на переводчиков, хотя даже лучшие из них часто ставили меня в тупик своими вопросами.
– А что такое голик? А что такое рига? Разве это не столица Латвии? И почему коса для травы – литовка? И почему у вас написано: ограда до Петрограда ветру рада?

(Размышления в Овстуге на 215-летие великого поэта)
Над Овстугом властвует Брянска зима.
Осталось в минувшем дождливое лето.
Как странно: здесь «горе» живёт «от ума»,
Родившись в усадьбе другого поэта…
Хозяина нет. Он уехал давно,
И вряд ли до срока пребудет обратно.
Залито чернилом столешниц сукно.
На пледе в шкафу – от подсвечника пятна.
Россия хоть Третий, но всё-таки Рим.
В ней веет дыхание Божьего духа…
Неужто сдадут Севастополь и Крым?
Неужто настанет разор и поруха?

Осеннее царство
Сентябрь расписал желтизною
Листву и траву, и цветы.
Берёзу, как деву лесную,
Одел в золотые персты.
Осину раскрасил эмалью,
От счастья краснеет, дрожит.
Накрыл паутинкой-вуалью,
Жених — крепкий дуб сторожит.
Наряды он сшил георгинам —
Они услаждают наш глаз.
Придал он осенним картинам
Чарующий блеск, как атлас.
Волшебный мир создал природу,
Опят посадил у пенька

Сергей Скрипин родился 11 апреля 1946 года в Иркутске. Своё первое произведение, басню, написал в 1972 году. После окончания ремесленного училища поступил в киевский Институт инженеров гражданской авиации. Работал на Иркутском авиационном заводе. В 80-е годы был командирован в Германию, потом в Индию, где обучал летать на самолёте известного космонавта Раки Шарма. По возвращении в Иркутск после случайной встречи с батюшкой Иеронимом – настоятелем Санаксарского монастыря — решил уйти в монастырь. После пострига получил имя Савватий. Сегодня отец Савватий – игумен Санаксарского мужского монастыря.

Из книги Евгения Джугашвили «Мой дед Сталин. Он святой!»
Водин из августовских дней (1942 г. — Ред.) я был вызван Сталиным с фронта, что случалось нередко. Прибыв в штаб АДД, я, как всегда, занялся накопившимися делами. Раздался телефонный звонок. Сняв трубку, я услышал голос Сталина. Поинтересовавшись, как идут дела, он сказал: «Приведите себя в порядок, наденьте все ваши ордена и через час приезжайте».

Каждый истинный художник несет в себе исторический код судьбы своего народа. Именно к таким художникам относится Владимир Костров — поэт, переводчик, драматург, профессор Литературного института им. М. Горького, автор 26 стихотворных сборников, лауреат многих премий, председатель Международного Пушкинского комитета и вице-президент редакционно-издательского центра «Классика».

Ветер, дувший с утра, стих, и от его недавней игры и резвости на дороге разметались листья самой разной формы и красок. Листва шуршала под ногами, обволакивала их и тянулась за ними, и было в этом что-то прощальное и таинственное, отчего в голову лезло всякое, незаглушаемое, и отовсюду лились звуки разного тембра и оттенка. И в них можно было услышать напевы разных песен, весёлых и грустных. Больше всего последних, под которые и слетали листья с деревьев. Скоро они исчезнут совсем из этой жизни: сгорят в огне в кострах или скроются под снегом...

Первый выпуск журнала «Глагол» был представлен на страницах газеты «Слово» в 2017 году. Ныне читателю предлагается очередной ежегодный сборник – «Глагол. 2018», куда включены стихи как прежних, так и новых авторов со всех концов страны. Книга служит определённым ориентиром на карте современной поэзии России.

Сергей Скрипин родился 11 апреля 1946 года в г. Иркутске. Еще при Анне Иоановне, незабвенной для России бироновщине, были сосланы в Иркутск дворяне Лонгиновы, от которых ведет свой род мать Скрипиных по материнской линии. Ее отец – столбовой дворянин Григорий Розов — был расстрелян в 1920 году чекистами в Иркутске по ложному навету. Сергей Скрипин с малых лет увлекался литературой. Любимые писатели – Н.В.Гоголь, Ф.М.Достоевский, О.Бальзак.

Подмечено, что в крайностях нет полноценной жизни, что только между ними время струится, как ему и положено, — не слишком быстро, не слишком медленно, что только это усреднённое пространство насыщено многоцветьем, а не одними чёрно-белыми красками, в нём уравновешиваются добро и зло, радостные и горестные события.
Жена портного тётка Эльза имела мятежный, напористый дух, жила беспокойно, суетливо, во все дела совала свой нос и некогда ей было осмотреться, задуматься, взглянуть на себя со стороны, потому и наделала массу глупостей в жизни.

Вышедший в прошлом году в издательстве «У Никитских ворот» роман Сергея Михайловича Луконина под названием «Переворот» представляет собой довольно любопытный, с нашей точки зрения, и несомненно талантливый опыт соединения элементов фантастического и детективного жанров вкупе с современными политическими аллюзиями, которые явно просматриваются здесь.
Надо заметить, что произведений такой жанровой специфики и подобной тематики не так уж и мало в современной литературе.

Новая книга воспоминаний* Александра Коржакова, генерал-лейтенанта в запасе, бывшего начальника Службы безопасности Президента РФ, раскрывает неизвестные ранее подробности жизни Бориса Ельцина и его окружения. В своём предыдущем бестселлере «Борис Ельцин. От рассвета до заката» Коржаков рассказал далеко не всё. Но сейчас, считает автор, время пришло. Публикуем выдержки из главы новой книги, в которой автор отвечает на вопросы своих читателей.

Поэзия – спасенье языка, вечно новорождённая родниковая речь. И то, что может сказать она, не скажет никто, хотя, казалось бы, – говорят все, хором повторяя уже давно сказанное. Но как редко можно услышать: «Побудь со мною, тишина! / Давно искал я этой встречи. / От праздной человечьей речи / Душа остывшая темна…»

Наш комсомол
«Сегодня хороший день, товарищи, – день рождения комсомола.
Двадцать пять лет, целые четверть века стукнуло нашему комсомолу – моему и вашему комсомолу! Я ревниво не хочу уступать этот праздник только той молодёжи, которая состоит в комсомоле сейчас. Нет, это не только её праздник – это наш праздник, общий, праздник всего народа. Потому что – ну кто же из нас, товарищи, не был в комсомоле? Если крикнуть сейчас: «Воспитанники комсомола, встаньте!» – встанут миллионы людей, и кого только среди них не будет: будут боевые генералы, матери больших семейств, известнейшие изобретатели, директора, артисты, рядовые бойцы… Иные расстались с комсомольским билетом уже давно, другие – как, например, я и мои сверстники – недавно, года два-три назад.

Лещенко Елена Ивановна (г. Москва) — автор песен. По образованию – инженер-экономист. «Стихи пишу с детства, иногда редко, иногда запоем, — говорит она о себе. — Гитару взяла в руки лет десять назад. С 2007 г. стала принимать участие в различных конкурсах и фестивалях авторской песни. К моему удивлению, являюсь лауреатом и дипломантом некоторых из них. Чем горжусь». Елена — автор поэтических сборников, периодически публикуется в газете «Слово». Её пьеса в стихах «Шпингалет» вошла в «лонг-лист» в международном конкурсе драматургов «Действующие лица». Выпустила песенный диск «Откровение».

Комсомолу – сто лет! Кто поверит, братишки, в такое?
Да сто лет для него – это юности яркий расцвет!
Это – старт и разбег! Это время его золотое!
И оно – навсегда! Пусть проходят хоть тысячи лет!

Валентин Васильевич Ивенин родился и вырос в селе. Весь род Ивениных из нижегородских пределов. С детства паренёк был причастен к крестьянскому труду – пахал землю, ухаживал за скотиной и множество всякой другой работы переделал за свою жизнь, прежде чем стать руководителем сельскохозяйственного предприятия, учёным.
Но так случилось, что Господь наградил Валентина Васильевича талантом организатора, большим трудолюбием, человеческим неравнодушием, вселил в его сердце чувство ответственности перед людьми за порученное ему дело, за землю, что перешла к нему от предков.

В рассказах и статьях Николая Офитова есть неподдельная искренность, сопереживание, неравнодушие – те свойства, которые в последние десятилетия как-то незаметно оказались вытесненными из отечественной литературы. Хотя настоящая литература немыслима без внутренней свободы писателя. Что значит слово в нашей жизни? И что значит художественное произведение, созданное этим словом? Возможно ли наше существование без книги? Как дико эти вопросы звучали бы ещё 25 – 30 лет назад, когда огромная страна не мыслила своего существования без литературы.

Когда за словом «завтра» почти ничего не остаётся, всё ощутимее становится слово «вчера». Всё было вчера, и всё стремительно пронеслось: вчера я родился и вчера пошёл в школу. И пролетела жизнь. Шли по ней со мною мои друзья. И их уже почти никого. Друзья детства, отрочества, юности, армейские друзья, институтские… А вот один институтский друг остался, Лёшка. Мы с ним одного года, в один год из армии вернулись, враз поступали в институт, поступили, и дружны пятьдесят пять лет. В дорогом нашему сердцу МОПИ, Московском областном пединституте, учились в одной группе, женились на однокурсницах, и вот он, уже седой дедушка, сидит у себя на даче, а я, тоже давно седой и тоже дедушка, к нему приехал.
Free Joomla! templates by AgeThemes