Главное содержание

О книге Виктора Пронина «КИНЖАЛ ДЛЯ ЛЕВОЙ РУКИ»*, удостоенной литературной премии «Имперская культура»­2012 им. Эдуарда Володина.
аглавием этой заметки является начало одной из фраз книги: «Забытая мысль угнетает не меньше, чем потерянный кошелёк». Конечно, автор говорит о себе, потому что, согласимся, не каждого человека забытая мысль так угнетает. Наверное, в основном – мыслителей. А поскольку каждый крупный писатель – мыслитель, такая его печаль понятна.
То, что Виктор Пронин писатель крупный, известно давно, но его поведение никак этого не выдаёт.
Мы как будто
верим...
Заповеди Божьи
Мы как будто чтим,
Но молитвы сложной
Смысл мы упростим.
Проповеди длинной
Пролистаем текст,
«Какая это мука — не сочинять! То, что я пишу сейчас — это не беллетристика и не дневниковые записи. Это свидетельства моей родовой памяти, моё восприятие про­шлого, часто очень далёкого от моих читателей и от меня самого. Но я дорожу этим прошлым, без него меня бы не было».
Василий Ливанов.
 
Перед вами первая книга воспоминаний Василия Борисовича Ливанова. Это удивительный, особой формации человек. Все, кто уже имел счастье прочитать этот текст в рукописи или же удостоились чести слышать отрывки от самого автора, признавались, что это невероятная книга, событие в нашей литературе. Мы завидуем вам, дорогой читатель, которому только предстоит совершить «Путь из детства» и услышать «Эхо одного тире» (Василий Ливанов. Путь из детства. Эхо одного тире. Москва: ACT, 2013. С. 256).
В Московском Доме национальностей недавно с огромным успехом прошло представление этой книги журналистам и читателям. Предлагаем вниманию читателей отрывки из воспоминаний любимого народом артиста.
Алексей Никифорович КОРНЕЕВ выпустил свыше двадцати книг прозы и поэзии. Из них две последние — «Люблю» (М., «Голос-пресс», 2010), «Наусенцы и шутенцы» (М., «У Никитских ворот», 2012) — отмечены премиями Московской городской организации СП России в номинации «Лучшая книга года». Член Союза писателей СССР, затем — России, член Академии российской литературы.
Поэту всех поэтов
Однажды зимой командировка забросила меня на лес-ной разъезд, где лишь дважды в сутки, да и то на минуту, останавливаются проходящие поезда. Не рассчитав время, я опоздал на поезд. Следующий, шёл только утром. Нужно было куда-то определяться на ночлег. Дежурная по станции, полная, закутанная в платок женщина, посоветовала идти к тётке Прасковье, небольшой дом которой стоял чуть поодаль от станционного, в окружении мохнатых, с опущенными ветвями елей. За домом, утопая в сугробах, уходила далеко в ночь, к северу, елово-пихтовая тайга с валежником, сухими деревьями на корню, с ветвей которых свисали клочья серого мха.
Юлиан Левчук родился 20 апреля 1936 года в селе Крывачинцы Хмельницкой области Украины. После окончания средней школы по комсомольской путёвке год работал на Всесоюзной ударной стройке в городе Киеве. С 1955 по 1986 год служил в Вооружённых силах СССР. В 1959 году окончил с отличием Киевское танковое училище имени М.В. Фрунзе, а в 1969 г. – Военно-политическую академию имени В.И. Ленина. В 1986 г. уволился полковником запаса. В 2012 г. ему присвоено звание генерал-майор казачьих войск.
прошу слова
В откликах на материал «…Мы не умели воевать. Мы только победить сумели» о русском поэте-фронтовике Михаиле ТИМОШЕЧКИНЕ и статью «Как русские истребляли русских», опубликованные в № 9—10, Сергей КИРИЛЛОВ из Великого Новгорода опубликовал на нашем сайте (…Мы не умели воевать. Мы только победить сумели!) свои стихи.* * *
Имя Екатерины Козыревой — одно из наиболее заметных в современной поэзии.
Её стихотворения благосклонно воспринял скупой на похвалу Юрий Кузнецов.
Не менее взыскательный Вадим Кожинов в своем предисловии к книге Екатерины Козыревой «Дорога в Болдино» отметил, что в её стихах «дышат почва и судьба», что они «существуют как бы на грани жизненной исповеди и профессионального мастерства». Николай Дмитриев писал, что в поэзии Козыревой «постоянно ощущается тяга к небесному и остро передано чувство земного одиночества».
Сама же Екатерина Козырева в книге «Тайная судьба Пушкина» свое поэтическое ремесло называет «великим искушением, за которое творец своего мира — поэт — будет в ответе перед Богом».
Татьяна КУШНАРЁВА: В ЛЮБВИ ЗАКОНОВ НЕТ…
Московская поэтесса Татьяна Кушнарёва родилась 15 апреля – в один день с выдающимся русским поэтом Николаем Гумилёвым. И хотя две эти даты разделяет целое столетие, в этом легко усмотреть некий мистический знак или волшебное стечение звёзд, повлиявших на одинаковый выбор творческого пути.
Поэзия Татьяны Кушнарёвой – это не только поэзия красок, не только поэзия настроений и чувств, это в первую очередь поэзия мыслей и смыслов. Вот всего лишь четыре строки:
Любители словесности помнят, что в советские времена был сверхпопулярен ежегодный альманах «День поэзии», выходивший аж с 1956 года! Увы, в 1990-м издание прекратило существование. В 2006 – юбилейном для сборника – году была предпринята удачная попытка его возрождения. Инициативу известного российского поэта Андрея Шацкова и нашей газеты «СЛОВО» поддержали тогда министр культуры России Александр Сергеевич Соколов и президент ассоциации «Лермонтовское наследие» Михаил Юрьевич Лермонтов – правнучатый племянник поэта Михаила Лермонтова.
«По тропинке снежком запорошенной...», – идущим, к общей, нашей скорби и печали, мы уже не увидим легендарного волгаря, поэта Николая Егоровича Палькина. Именно словами из его, ставшей народной, песни видится нам в дымке туманной та неповторимая и неподражаемо кроткая, но твердая поступь чудного человека, несгибаемого ратоборца Николая Палькина, шагнувшего 5 марта в Небесные обители.
Он родился в 1927 году «в двух шагах от Хопра» в селе Большой Мелик. Его чистота выпестовалась в простоте русской семье.
«В доме родителей на краю районного городка (Балашов), как на вокзале, всегда было многолюдно, – рассказывал Николай Егорович. – Летом из дальних краев наезжала в отпуск многочисленная родня: взрослые и дети. В остальное время у нас дневали и ночевали «наши», деревенские... Многолюдье в доме не только не стесняло нас, детей, но, наоборот, расширяло наше представление о мире людей скромных, бескорыстных, видящих в труде истоки человеческого счастья».
* * *
Мне билет в бессмертье
вверенный,
Только правильно иди.
Я в столетьях не потерянный —
По сердцам мои пути.
Слово божье обновленное
Отражает жизни грань,
И Душой, в века влюблённую,
Держит Бог над нами длань.
А бессмертие моё —
Мои дети, мои внуки.
Гимн Всевышнему поём —
Он простёр над нами руки.

К 85-летию со дня рождения
писателя-патриота
Владимира Чивилихина (1928—1984)

Год охраны окружающей сре-ды... Как бы порадовался Вла-димир Алексеевич Чивилихин тому, что на самом властном верху наконец осознали истину, за которую боролся он всю свою сознательную жизнь, в статьях, очерках, книгах своих тесно увязывая проблемы экологии с проблемами социальными, экономическими и политическими! И как огорчался бы, доживи он до наших дней, тем, что с огромным трудом и очень неэффективно решаются и ныне важнейшие проблемы. Проблемы сохранения «лёгких планеты» — лесов, самой основы жизни на ней — чистой воды, самой «кормящей груди планеты» — поверхностного слоя её, превращаемого в плодородную почву трудами не только природы, но и высшего мыслящего порождения её — человека. Как потрясён был бы тем, что его идеальные представления о справедливейшем устройстве общества грубо извращены теми бюрократическими верхами, с которыми и вёл он борьбу не на жизнь, а на смерть, отстаивая чистоту вод Байкала и воздуха, которым дышат города, неповторимого, только России дарованного Природой богатства — кедра (в отличие от ливанских и гималайских приносящего изумительные плоды — орехи, превосходящие по своим питательным качествам и грецкие, и все прочие орехи, не говоря уже о пшенице и других злаках).

Жила у нас в деревне на Псковщине старая бабка Надя. Муж её погиб на войне, сын в послевоенные годы мальчишкой подорвался на мине, одна дочка сгинула на лесозаготовках, другая устроила судьбу на другом конце страны – во Владивостоке, и осталась баба Надя на старости лет одна. А глянешь на неё – зарадуешься! Жить рядом с ней хочется, сердце веселится, душа успокаивается, не тревожится. Все бабке нипочём, будто не было никакого в её жизни горя. Знай, сажает свой лучок. У всех урожай мошки поедят, а у неё не тронут — лук отменный, лучины с кулак. У всех пожелтел да поник, а у неё огород — словно пластмассовый газон из мультфильма какого-то. Так её лук любил, эту бабку Надю, что все в округе прозвали её Луковая баба.
 
Если я напишу на бумаге такую фразу: «Дом — это место, где тебя любят и ждут», — то, наверное, не скажу ничего нового. Но я думаю, что далеко не каждый человек имеет именно такое представление о родном доме, вернее, не всякий человек имеет большое количество родных или друзей. В данном случае мы понимаем дом как семью. А если попытаться соединить и прямое, и переносное значение слова «дом»? Ведь дом — это стены, пол, потолок, кровать, стулья, обеденный стол, который иногда служит и как письменный; крошки хлеба на ковре; следы от чая на халате; пыль на люстре; грязные тарелки; свист чайника, нагнетающий тоску; долгий звон будильника рано утром; мягкая подушка, готовая в любую минуту принять форму нашей головы; тёплое одеяло; вкусный кофе; бутерброд с сыром или с колбасой, кому как нравится; и так далее и тому подобное.
* * *

Снегирь – такая птица,
Что сердцу горячо,
Когда она садится
Зимою на плечо.Её весёлый лепет
В заснеженном лесу
Весну из стужи лепит,
Бодрит и дух, и слух.Румянцем грудка рдеет,
Как детская щека,
Гляжу я, молодея, –
Так радость велика.Снегирь – такая птица,
Зажжёт и без огня,
Свистит и не боится
Мороза и меня.

Владимир СКИФ

Лермонтов
Великий Лермонтов молился Богу.
Он не творил — он с Богом
говорил.
И, приближаясь к смертному
порогу,
В бессмертие тропу свою торил...

Мертвел Мартынов, леденел
от света
Его стихов и жажды — мир
любить.
Он не затмил великого поэта,
И превосходства не сумел добыть

Вавгусте 1993 года на авто-вокзале Пскова у меня украли рюкзак. Время было трудное, и я везла в Михайловские рощи помимо прочего много продуктов… Следователь – белобрысый коротышка – задёргался лицом от подавляемого смеха, когда узнал, во что я оценила содержимое пропавшего рюкзака. И мне стало ясно: не найдут. Да и не станут искать…
Из предметов, исчезнувших в уворованном моём мешке походном, мне было остро жаль только две книги.
И они обе чудесным образом вернулись ко мне!
Их мне вновь подарили... их авторы.
«Здравствуй, музыка!» – называлась одна из книг.

Вот и этот год стал старым.
С антресолей дождь достану,
Бусы, мишуру, макушку
И стеклянные игрушки…
Пусть сверкают ярче краски!
В Новый год хотим мы сказки!

Режет муж в салат картошку,
Рядом лапу лижет кошка,
Провожает год семья:
Мама, папа, дочки, я.

Известный русский поэт Юлиан Левчук, член Союза писателей России, лауреат многих литературных конкурсов, лауреат премий имени Николая Островского, Владимира Маяковского, Михаила Ломоносова, лауреат Международной премии «Великая Россия. Имена», кавалер Золотой Есенинской медали и медали имени М.А. Шолохова. Юлиан Левчук — автор двух десятков поэтических книг. Его стихи поразительно искренни, задушевны и музыкальны. На них известные композиторы Владимир Шаинский, Борис Терентьев, Александр Билаш, Александр Москвин, певец Юлиан и многие другие написали песни, которые исполняют звезды эстрады и исполнители народных песен и военные ансамбли. Они звучат по радио и транслируются по Центральному телевидению. Сегодня публикуем стихи поэта, собранные под общей рубрикой «Зимние мотивы», из его недавно вышедшей книги «Люблю Россию».

Я — Шацков Андрей Владиславович родился в Москве в Сокольническом районе, где и прожил всю жизнь, правда, мечтая завершить её в волшебной подмосковной Рузе, которая и даёт мне пока силы любить и творить. Отец — военный лётчик, впоследствии незаурядный инженер-строитель, а мама — главный врач поликлиники № 15 тех же Сокольников, мудрейший и честнейший человек. Это было поколение победителей. Я до сих пор храню в шкафу её любимый врачебный халат (а работала она до 82,5 лет) и отцовскую лётную куртку.
Семья Шацковых была из простых астраханских рыбарей, однако уже в годы Гражданской войны дед, давший мне впоследствии своё имя, рубился рядом с С.М. Буденным, был награждён в ВОВ 16 боевыми наградами и дослужился до командира Никопольской стрелковой дивизии, крепко дружа с Г.К. Жуковым.
А стихосложению я, конечно, учился у бабушки-смолянки — Рудневой (Павловской) Зои Владимировны, родственницы знаменитого капитана крейсера «Варяг». Помните: «Наверх, вы, товарищи, все по местам…». Впрочем, и фамилия другого деда — Владимира Павловского — была широко известна на Смоленщине, и даже выведена в «Белой гвардии» Булгаковым.

Ноябрьская книжка журнала открывается ранней поэмой Леони-да Ивановича БОРОДИНА «Вольный изгой», которую сам он жанрово определил как «романтический перифраз» — прямая и осознанная аллюзия с пушкинскими «Цыганами».
В прозе – рассказы современного классика Владимира КРУПИНА «Новорусская премия», «Застойные времена», «Японский лифтер», «Объявление на столбах», «Муська», «… и о всех, кого некому помянути», «Четвертый разряд», а также окончание романа Алексея ДЬЯЧЕНКО «Отличник». Алеся КАЗАНЦЕВА продолжает свои «Записки из ЖЖ» — «Жизнь и удивительные приключения Алеси Петровны, рассказанные ею самой».
Современная поэзия представлена стихами Игоря ТЮЛЕНЕВА под общим названием «Боевой запас» и подборкой Владимира СИЛКИНА «Осеннее тепло».

Книга племянника Фиделя Кастро
В Доме книги на Новом Арбате прошла встреча с Алехандро Кастро Эспином, представившим свою монографию «Стратегия всевластия: внешняя политика США» (М.: Магистр, 2012).
Алехандро Эспин родился в Гаване в 1965 году, он — племянник Фиделя Кастро и специалист по обороне и национальной безопасности. Внимательно изучает идеологию международных элит, прежде всего американских. Основанные на документальных источниках личные впечатления, выводы и прогнозы, каким будет мир через несколько лет и как мы все будем жить на Земле дальше, и составили труд, изданный на русском языке тиражом в 500 экземпляров.

Изгибы куполов, и часто бездорожно.
И телу не спастись, а вот душе ещё возможно,
И колоколенки свеча пронзает небо,
И вот пора уже начать уборку хлеба…
Матушка-Русь, ты любовь и отрада,
Матушка-Русь, нам другую не надо.
Матушка-Русь, есть на всё воля Божья!

В ноябре 2012 года исполняется 75 лет со дня рождения великого мастера поэтического слова, тонкого и проникновенного лирика, прекрасного человека Владислава Ивановича ФАТЬЯНОВА.
Вспыхнув на поэтическом небосводе более пятидесяти лет назад ярко сияющей звездой и ставший в возрасте 23 лет победителем своего первого поэтического конкурса на лучшие стихи в областной молодежной газете «Молодой ленинец» г. Костромы, Владислав Фатьянов и в настоящее время остаётся одним из выдающихся и известных поэтов России.
На ежегодно проводимых им межобластных музыкально-поэтических фестивалях приезжают поэты и писатели, авторы — исполнители песен из литературных объединений Москвы, Тверской, Тульской, Московской и других областей. В 2012 году IV фестиваль проходил в Светлое Христово Воскресение в посёлке Дубровский, где от имени главы Ленинского муниципального района С.Н. Кошмана и районного Совета депутатов собравшихся приветствовала депутат совета Т.М. Грохотова. Она представила инициатора проведения фестиваля, члена Союза писателей России и Международного сообщества писательских союзов, лауреата и номинанта нескольких международных поэтических конкурсов в России и Франции Владислава Фатьянова и отметила, что его произведения известны не только в России, но и во Франции, США, Болгарии, Австралии и других странах. В Сиднее Владислав Фатьянов был назван выдающимся поэтом России, и эту оценку повторили ещё десятки изданий нашей страны.

Наше время, быстротекущее и легкозабывчивое, оставляет по берегам своего течения бессчётное пережитое и пройденное, но неизменно и достойно хранит островки державной памяти, памяти о подвигах сынов Отечества. И один из этих островков – литература, где рождение книги, тем более поэтической, раскрывающей темы патриотизма, национального самосознания и национальной истории, – всегда событие... Сердца людей неизменно откликаются на патриотическое слово, звенящее пронзительной нотой и порой бьющее в набат о событиях давно ушедших времён. А проникнувшее в сердце и душу звёздное слово живёт вечно... На наш взгляд, в первый ряд выпущенных в последнее время историко-патриотических книг заслуженно выдвигается книга русского поэта Владимира ФЁДОРОВА «Такова судьба гусарская»*, сразу обращающая на себя внимание с зачинных, пустившихся в дерзкий аллюр, высекающих подковами огонь, стремительно летящих строк. С полным правом можно сказать: «Здесь русский дух, здесь Русью пахнет...».

Ах, как задержалось в этом году на Руси коренное бабье лето, середина которого как раз приходится на праздник Рождества Пресвятой Богородицы – даты победы на Куликовом поле! В этот день, осиянный ласковыми лучами солнца, все просёлочные дороги под Волоколамском были усыпаны машинами с грибниками. Но не только любители тихой охоты тянулись к городу воинской славы. Старинный город Московии в 7-й раз проводил ставший уже хорошо известным в творческом мире фестиваль российской поэзии и песни с непритязательным названием «Наша Родина – Россия».
В наши дни, когда поэзия стоит на грани вы-живания, только всем миром можно отстоять то, что всегда было отечественной гордостью. Вон – недалеко от Волоколамска находится Ярополец, бывшее имение Н.И. Гончаровой, тёщи Александра Пушкина, которое поэт посещал дважды. Вон имения Муравьевых и Чернышевых...

Октябрьский номер журнала «Москва» открывается стихами замечательного русского прозаика Василия Ивановича Белова, которому в октябре исполняется 80 лет. Белову, его творчеству и личности, посвящены статьи Н. Егоровой  и С. Баранова.
Тема творчества и судьбы творца пронизывает все произведения номера. Так, роман Алексея Дьяченко «Отличник» описывает судьбу провинциала, поступившего в 70-е гг. прошлого века в
ГИТИС. О вечных вопросах соотношения искусства и жизни говорят рассказы Татьяны Мокроусовой и Валентина Бердичевского «Шкуркин», Валентина Поздышева «Утоли мои печали», Владимира Крюкова «Федор и Алина».

 

Есть книги, на которые нельзя написать рецензию, как нельзя написать её на жизнь. Их можно только прожить.
Хотя, в сущности, и всякая настоящая кни-га такова. Начнешь говорить о «Капитан-ской дочке», «Войне и мире», «Отце Горио», «Оливере Твисте», «Братьях Карамазовых», «Утраченных иллюзиях» — и, смотришь, уже говоришь о жизни, любви, беде, одиночестве, страдании, о дне за окном. Уже благословляешь или судишь людей, волнуешься, ждешь понимания. Живешь.
Прибежит Витька Астафьев к бабушке в слезах. Та к нему: кто тебя? А он расскажет только что услышанного в школе «Кавказского пленника», и как дойдет до слов «Братцы! Братцы!» так уж зальются с бабушкой слезами вместе. Я стану читать маме «Последний срок» Распутина, и она будет плакать и смеяться, часто останавливать меня: «А у нас с отцом…» или «О-хо-хо, вот и у нас матушка…» и уйдет, уйдет в воспоминания, и ей уже Анна из книжки и не героиня, а собеседница и подруга.

И, ласково приемля
Речей невинных звук,
Сошел Исус на землю
С неколебимых рук.
Сергей Есенин.

Ока серебрилась широким плёсом и ласково поглаживала крутой и холмистый берег, на котором сияла возрождённая церковь солнечными куполами, и звонкое осеннее утро катилось в рязанские зовущие дали. Тёплый вечер легонько поднимал и, покачивая над рекою, уносил с весёлых берёз стаи ликующих золотых листьев…
И стоял я на берегу. Стоял на самом высоком холме над Окою. А листья кружились и летели, летели над моею головою. Рязань ты моя, голубоглазая и мудрая, нежная и приветливая! Родина ты моя, Россия моя святоликая, грешно тебя сравнивать с другими странами, нет тебе подобных краёв и просторов на древней, измученной войнами и ураганами, планете.
И прав тысячу раз мой любимый поэт – Сергей Есенин:

В перечне блистательных имён, составивших цвет и славу отечественной словесности конца XIX — первой половины XX века, отнюдь не последнее место принадлежит Викентию Викентьевичу Вересаеву
/Смидовичу/ (1867—1945), 145-летие со дня рождения которого исполнилось в начале текущего года.
Разумеется,  как художник Вересаев по сравнению со своими современниками, такими как Бунин, Леонид Андреев, Куприн, Алексей Толстой, Михаил Булгаков, — величина второго, а, возможно, даже третьего ряда. Eго повести и рассказы о земских врачах, спорах марксистов с народниками, уже тогда навязших в зубах, — «Без дороги», «На повороте», «К жизни», бытоописательные «Рассказы о японской войне», где писатель побывал в качестве военного врача, или же довольно слащаво-выспренние и примитивно аллегорические — «Перед завесою», «Загадка», «Порыв», «На эстраде» — уже имеют во многом чисто исторический интерес и смысл, интерес мёртвой истории литературы. Точно так же, как милые, уютные пейзажные зарисовки, заставляющие вспомнить Тургенева, что, кстати, было отмечено Львом Толстым после прочтения рассказов и повестей Вересаева, по свидетельству Д.П. Маковицкого.

В маленьком приволжском городе Кстово, расположенном в самом сердце России – её Нижегородской области, произошло большое для этих мест литературное событие. У местной поэтессы Маргариты Шуваловой вышла в свет новая книга «Точка сближения», выпущенная нижегородским издательством  «Книги».
Этот, уже второй стихотворный сборник, вышедший на малой родине автора, несомненно, прибавит любви и популярности молодой женщине, отважившейся написать:

Евгения Зарубина — выпускница филологического факультета Костромского государственного университета им. Н.А. Некрасова. Работает учителем русского языка и литературы Полдневицкой средней общеобразовательной школы Поназыревского района Костромской области. Член литературного объединения «Голос» (г. Шарья, Костромская область). Публикации: газета «Молодёжная линия» (Кострома), литературный журнал «Невский альманах» и альманах современной поэзии «Зелёная среда» (Санкт-Петербург). 

Деревня — тихая, таинственная, раздумчивая — притаилась среди лесов на берегу небольшой речки. Места красивые, леса богатые, речка добрая, тихая, потому дачники жили здесь до глубокой старости.
Коренных жителей в деревне — кот наплакал. А дачники все, как один — с гонором. Куда там! Кичатся друг перед другом, хвастаются, спорят, соревнуются. С деревенскими разговаривают надменно, поучительно, как учителя с двоечниками.

Валентин Распутин

Я познакомился с Василием Ивановичем Беловым в 1970 году. В составе советско-болгарского клуба молодой творческой интеллигенции (был в то время такой клуб, созданный комсомолом и делавший чрезвычайно полезные дeла, oднo из которых и, пожалуй, главное — правильно ориентировать в искусстве и жизни и сводить вместе молодые русские таланты) — так вот в составе этого клуба встретились мы в самолете, летевшем во Фрунзе, теперешний киргизский Бишкек, а там поселились в одном гостиничном номере. И этот день оказался днём рождения Василия Ивановича. Мы решили отметить его вдвоем и, чтобы не разглашать факт такого события, заперлись в номере. Но надолго ли хватит русского человека для сокрытия подобного факта — и уже часа через полтора дверь наша, как и душа Василия Ивановича, была нараспашку, а в номере стоял густой гвалт.
Почти всё, что печаталось у Белова, я к тому времени знал. Прочитал и книжку рассказов под названием «За тремя волоками», и «Привычное дело», и «Плотницкие рассказы», и «Бухтины вологодские». Белова читала тогда вся Россия, не знать его считалось неприличным. И я, только-только начинавший писать, вчитывался в его страницы особенно внимательно, пытаясь разгадать магию его слова…

Предисловие к новому собранию сочинений В.И. Белова

Вот и шагнул вместе со всеми нами в XXI век Василий Белов. Его ли это столетие? Ведь в минувшем двадцатом его знали и любили. Там живут его герои, страдают и иногда радуются. Там идет за дровнями, разговаривая со своим испытанным другом конем Парменом, Иван Африканович, там он безутешно рыдает на могильном холмике своей Катерины: «Я ведь дурак был, худо я тебя берег, знаешь сама… Как по огню ступаю, по тебе хожу, прости. Худо мне без тебя, вздоху нет, Катя... – Иван Африканович весь задрожал. И никто не видел, как горе пластало его на похолодевшей, не обросшей травой земле, – никто этого не видел…»
Много раз перечитывал я эти слова и до боли ощущал пронизывающее это страданье, не предназначенное для сцены и для показа потрясение. По-другому страдали герои Тургенева, Толстого, да и Шолохова. Все по-своему, по правде своего времени. И у Белова всё по правде, и ему веришь безгранично. Эта правда о русской жизни, этот дар её слышать и понимать и проведёт книги Белова по XXI веку.

О романе А.П. Тер-Абрамянца
«В ожидании Ковчега»

Пишут ли нынче романы? Не слышно. Наше время для мелкого, желательно вырожденческого жанра. После четырёх книжек рассказов А. Тер-Абрамянц неожиданно открылся как романист и удивил особенностями жанра. Был роман Л. Толстого, для XX века в России – роман М. Шолохова стал неподражаемым каноном, но чтобы армянский роман ворвался в наше безвременье, повторюсь, неожиданно, потому ошеломляет. Есть ещё латиноамериканский роман Маркеса. Магический роман. Казалось, он – не европейский, не для нас, где традиция всегда права. «В ожидании Ковчега»* взорвал эту вялотекущую традицию прозы на русском языке. И по форме, и своим содержанием, не известным в России, кстати, не со стёртой начисто периферийной историей падения старого имперства и торжества новописаного марксизма.

В издательстве «Экономика» вышла новая книга доктора экономических наук, профессора Георгия Николаевича Цаголова «Почему всё не так». Она посвящена поистине тектоническим сдвигам, происшедшим за последние двадцать лет в российской экономике и политике. Это вовсе не абстрактное теоретизирование, а откровенный, подчас эмоциональный, проникнутый глубоким сопереживанием рассказ. И вместе с тем — это серьезный научный труд, обличённый в блестящую литературную форму. Привлекает тот факт, что автор сам участвовал в описанных событиях как предприниматель и таким образом может судить о многом по собственному опыту, как бы «изнутри», с позиции инсайдера.
Название книги говорит о критическом настрое по отношению к проводившимся за это время провальным либеральным реформам: «шоковой терапии» Гайдара, «приватизации по Чубайсу» и последовавшему олигархическому беспределу. Автор подробно разбирает генезис отечественных миллиардеров, показывает особенности первоначального накопления капитала по-российски. Именно в эти годы были заложены основы криминального капитализма, который не даёт нам житья и по сей день. Как выразился в своё время по этому поводу Виктор Пелевин: «В России первоначальное накопление капитала является в ней также и окончательным...».

Здравствуйте, уважаемая редакция газеты «Слово»! Пишет вам поэтесса Диана Кан. В преддверии юбилея Победы в Отечественной войне 1812 года хочу предложить вам для публикации стихи другого юбиляра — известного поэта Евгения Семичева (он осенью, в ноябре, отмечает своё 60-летие и сорокалетие творческой деятельности). Посылаю вам стихи Семичева об Отечественной войне 1812 года... Желаю газете всего доброго — верных читателей и авторов, сотрудникам всех земных благ, которыми, увы, не избалована современная литература.
 
Евгений СЕМИЧЕВ

Под Салтановкой 1812 г.
Николай Раевский-старший
На французов в бой идёт.
Генерал — герой бесстрашный
Сыновей на смерть ведёт.

Ольга Игнатова

I
Эта дорога устлана мокрым листом,
                    с каплей дождя.
Встретит былое заря рассветным лучом,
                    воскрешенье даря.
Нам и ему не позволит с шального пути
                    свернуть: