Войти на сайт

Авторизуйтесь через любой из сервисов, чтобы оставить комментарий

     

ads

Поиск по публикациям

последние комментарии

Давид Бурлюк, или Последний из «будетлян»

В литературной линейке легендарной серии «ЖЗЛ» вслед за Валерием Брюсовым и Черубиной де Габриак появилась еще одна яркая фигура из Серебряного века. Давид Бурлюк (Евгений Деменок, «Давид Бурлюк», Молодая гвардия, ЖЗЛ, 2020) — легенда русского авангарда в живописи и поэзии. Когда-то его имя было у всех на слуху, гремело можно сказать. Потом его погребли пески времени.
Спросите у сегодняшней молодежи про Бурлюка. Вряд ли ответ будет вразумительным. Скорее всего, опрошенные пожмут плечами. Стоит ли осуждать их за подобное неведение?
История «будетлянства», начиная с тридцатых годов прошлого столетия, была вычеркнута из контекста русской словесности. А между тем «будетлянство», как самобытный аналог европейского футуристического движения, возникло в Российской империи (не без влияния итальянского поэта-футуриста Маринетти), в 1910 году. Сам термин «будетлянство», образованный от словоформы «будет», был сформулирован и введен в оборот Велимиром Хлебниковым. Летом того же года «будетляне» во главе с Давидом Бурлюком стали называть себя группой «Гилея». Тогда же сложилась знаменитая «будетлянская квадрига» — Давид Бурлюк, Василий Каменский, Владимир Маяковский, Велимир (Виктор) Хлебников.
«Давид Бурлюк был старшим в нашем братском будетлянстве; он значительно больше нас знал жизнь искусства, полнее насыщен был теоретическими познаниями, остро владел установившимся точным вкусом и потому по существу являлся нашим учителем». (Василий Каменский).
«Он был хорошим поваром футуризма и умел «вкусно подать» поэта. Фигура нужная в каждом течении, полезный работник. Маяковского он поднес на блюде публике, разжевал и положил в рот. Себя считая, конечно, талантом. Бурлюк умел держать во втором ряду» (Вадим Шершеневич).
«И — / как в гибель дредноута / от душащих спазм / бросаются в разинутый люк — / сквозь свой / до крика / разодранный глаз / лез, обезумев, Бурлюк. / Почти окровавив исслёзенные веки, / вылез, / встал, / пошел / и с нежностью, неожиданной в жирном человеке / взял и сказал: / «Хорошо!» (Владимир Маяковский. «Облако в штанах»).
«Давид Давидович очень разговорчив. Обыкновенно он сыплет словами – образными и яркими. Он умеет говорить так, что его собеседнику интересно и весело. Записывать свои мысли он не любит, и мне кажется, что всё записанное не может сравниться с его живым словом. Это – замечательный мастер разговора». (Алексей Кручёных).
Именно Бурлюк подсказал Алексею Кручёных его знаменитый «Дыр бул щыл»: «А давайте вы напишите стихотворение из полностью придуманных слов?».
«Плодовит он был необычно и мог за день написать десяток картин и столько же стихотворений». (Вадим Шершеневич).
«Манеры его были солидны, неторопливы, увесисты. Голос самоуверенный, возглашающий «истину», этим он сильно отличался от размашистых движений рук Маяковского, жестов горлана и бунтаря» (Владимир Милашевский).
Давид Бурлюк не был ни горланом, ни бунтарем, при том, что среди «будетлян» — это непререкаемый локомотив эпатажа. Его отличали от остальных молодых, талантливых, вздорных собратьев по «футуристскому цеху» — эрудиция и интеллект; чутьё на все новое с хорошим вкусом; умение безошибочно находить таланты (главная заслуга — открытие Маяковского как поэта); невероятная удачливость (как бы иначе выжил в кровавой гражданской бойне, а потом в эгоистической Америке); фантастическое трудолюбие и плодовитость.
Автор книги «Давид Бурлюк: Инстинкт эстетического самосохранения» Евгений Деменок постарался проследить все непростые житейские перипетии отца «русского футуризма» от «портрета художника в юности» до «осени патриарха». Давид Бурлюк – одноглазый художник вулканического темперамента, небесталанный поэт, мемуарист, организатор и ведущий творческих вечеров-диспутов, опередивший на целый век нынешних юрких концертных топ-менеджеров, — прожил долгую жизнь: «пятьдесят на пятьдесят». Первая половина была яркой будетлянской, футуристической, а главное, русской. Вторая — американская, с коротким транзитом через Японию, возможно артистически отчасти успешной, но родина была навсегда утеряна.
Жил он долго. Пережил всю «квадригу» — Хлебников умер в 1922 году в возрасте 36 лет; Владимир Маяковский застрелился в 1930 году в возрасте 36 лет; Василий Каменский — парализованный после инсульта, забытый почти всеми — умер в 1961 году в возрасте 77 лет. Давид Бурлюк ушёл последним в 1967 году 84-летним.
Роз в его могилу Родиной брошено не было. Стихов не издано. Русский футуризм давно почил в бозе…
 
Венецианские арабески
Книга Аркадия Ипполитова «Только Венеция» (Аркадий Ипполитов – «Только Венеция. Образы Италии XXI». КоЛибри. Азбука-Аттикус) — это признание в любви к волшебному городу, которая началась 31 декабря 1970 года, когда маститому ныне искусствоведу Ипполитову было двенадцать лет.
Всё началось с просмотра фильма о Венеции в старом ленинградском кинотеатре «Знание» и трехкопеечной открытки с фрагментом репродукции одной из картин Карпаччо. С тех пор немало воды утекло в венецианских каналах, но любви к этому городу с его архитектурными миражами у автора меньше не стало. Бродить вместе с Ипполитовым по венецианским сестиере (шести районам города) — все равно что погружаться в сладкие истории Шехерезады. Одна история тут же перетекает в другую, другая в третью и далее… От квартала Скуолы Гранде ди Сан Рокко, осененного живописью Тинторетто, автор обращается к фигуре святого Рокко, от его жития — к фильму Висконти «Рокко и его братья» и юному Алену Делону, «которому затем не удалось сыграть ничего, чтобы к Рокко хотя бы издали приближалось». У Висконти Рокко – «современный князь Мышкин», для Делона же имя Рокко стало просто роковым. Его героя из самого успешного по кассовым сборам гангстерского боевика «Борсалино» зовут Рок Сиффреди. Святым здесь уже и не пахнет, но дальше больше. Некто «итальянский жеребец» Рокко Тано взял себе псевдоним Рокко Сиффреди и прославился в «фильмах для взрослых». Вот такими темными венецианскими каналами плывем мы от святых к «рокковой чернухе имени Рокко». От святых к порнозвездам. И конечно же непременно к венецианским куртизанкам.
И здесь автор отсылает читателя к фильму («не слишком чтобы выдающемуся») «Честная куртизанка», в котором рассказана подлинная история культовой жрицы венецианской свободной любви Вероники Франко. Ипполитов считает название фильма в русском прокате неточным. Правильнее было назвать киноленту «Благородная куртизанка», и вот почему. «В Венеции было два разряда продажных женщин: cortigiana onesta, то есть высокоплачиваемая, и может быть даже с происхождением и образованием (как Вероника Франко), и cortigiana di lume, «подфонарная», то есть не слишком дорогая и работающая прямо на улице». И далее следует обширный эксурс в историю венецианской и не только проституции, как всегда бесконечно увлекательный.
А еще Ипполитов рассказал о венецианском происхождении «печального слова «гетто», которое родилось от Ghetto Nuovo, Новая Литейная, как назывался островок, выделенный Сенатом в марте 1516 года для концентрации там евреев, которых в Венеции было великое множество. Эта инициатива для Европы оказалась заразительной. А ставшие вновь расхожими сегодня термины — «лазарет» и «карантин» — тоже венецианского происхождения. Они родились в Венеции в середине XIV века, когда республику поразила чума.
Первым лазаретом стал Лазаретто веккьо (Lazzaretto Vecchio) — маленький остров в Венецианской лагуне. Тогда на государственном уровне был объявлен сорокадневный карантин (от итальянского quaranta (куаранта). Существовал также и вентин — от слова venti (венти) — двадцать. Он налагался на корабли, приходившие из «проверенных» мест, а двойной период — 40 дней — из мест подозрительных. Сейчас, как и 600 лет назад, всё больше стран Евросоюза закрываются на карантин.
А вот у коней святого Марка происхождение отнюдь не венецианское. Их крестносцы стибрили из константинопольского ипподрома. Но поведать о разграблении «второго Рима» и множестве других ипполитовских историй, связанных с великолепной Венецией, нам не позволяет размер газетной полосы. И выход тут ТОЛЬКО один – книгу «Только Венеция» нужно ТОЛЬКО читать!

Подготовил Виктор притула.

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите на сайт через форму слева вверху.

Please publish modules in offcanvas position.

Free Joomla! templates by AgeThemes