Войти на сайт

Авторизуйтесь через любой из сервисов, чтобы оставить комментарий

     

ads

Поиск по публикациям

последние комментарии

Во имя отца и сына

Книга историка Николая Борисова «Василий Тёмный» (МГ-ЖЗЛ 2020 г.) — это фактически двойной портрет двух московских князей: отца и сына. Собственно книга состоит из двух равнозначных частей. В первой — жизнеописание великого князя Московского и Владимирского, старшего сына Дмитрия Донского Василия I. Вторая часть книги — бурная история правления Василия II, более известного в историографии как Василий Тёмный.
Почему автор счёл необходимым предпослать биографии Василия Тёмного пространное жизнеописание его отца? Николай Борисов считает, что Василий I не понят и недооценен в нашей исторической памяти. Возможно, кому-то 35-летнее правление этого князя представляется скучной интермедией между героической эпохой Дмитрия Донского и московской усобицей второй четверти XV века, но это не так.
Обратимся к Николаю Карамзину: «Три предмета долженствовали быть главными для политики государя московского: надлежало прервать или облегчить цепи, возложенные ханами на Россию, — удержать стремление Литвы на её владения, усилить великое княжение присоединением к оному уделов независимых. В сих трех отношениях Василий Димитриевич действовал с неусыпным попечением, но держась правил умеренности, боясь излишней торопливости и добровольно оставляя своим преемникам дальнейшие успехи в славном деле государственного могущества».
Преемником стал десятилетний Василий Васильевич, на долю которого выпала и жестокая казнь, и кровавые интриги. Возможно, Борисов при написании этой книги мог бы обратиться лишь к рассказу о драматической судьбе Василия Васильевича, претерпевшего «византийскую казнь» — ослепление, однако исторический контекст той эпохи требовал более подробного повествования об истоках жестокой междоусобицы между русскими князьями, вызванной прежде всего застарелыми спорами о престолонаследии. Хотя ханский ярлык на «Высокий стол» давала Орда, вражда между сыновьями Дмитрия Донского Василием (князем Московским) и Юрием (князем Звенигородским) принимала всё более ожесточенный характер. Эта распря и досталась в наследство десятилетнему Василию Васильевичу.
37-летнее правление Василия Темного — это долгая история противостояния московского князя с дядей Юрием Звенигородским и его сыновьями Василием Косым и Дмитрием Шемякой. В этой борьбе все средства были хороши. И жесткость ослепления, и яд, и клятвопреступления, и массовые казни.
Несмотря на то, что большую часть своего правления Василий II провёл в междоусобных распрях, ему удалось собрать почти все мелкие уделы внутри Московского княжества и укрепить великокняжескую власть. Кроме того, отвергнув принятие в 1439 году флорентийской унии с римско-католической церковью, Василий II сделал большой шаг для сохранения русской культуры и укрепления государственности. В 1448 году по его приказу митрополитом был избран русский епископ Иона, и посвятил его не константинопольский патриарх, а собор русских архиереев. Это стало началом независимости русской церкви от Константинополя.
Личность Василия Тёмного неоднозначна, но итог его правления положил начало новой эпохи, становлению единого Русского государства.
Очарование московского дворика
Как рождаются шедевры? Александр Иванов работал над «Явлением Христа народу» 20 лет. Картину ждали, о ней говорили задолго до того времени, когда огромное полотно привезли из Италии в Петербург в мае 1858 года. А через месяц не стало создателя самой большой картины Третьяковской галереи. Из 51 года жизни художника почти её половина была отдана одному из величайших шедевров мировой живописи. Того стоило!
Василий Дмитриевич Поленов прожил долгую (83 года) жизнь. За год до кончины он стал вторым после художника Касаткина, известного своими картинами из жизни рабочего класса, носителем звания народного художника РСФСР.
Чем знаменит художник Поленов? Ретроспектива его творчества, растянувшегося на рубеже двух столетий русской живописи, составляет огромное собрание работ. Их экспозиция была не так давно представлена в Новой Третьяковке на Крымском валу. Из больших полотен — известная картина на библейскую тематику «Христос и грешница», а вот главный шедевр Поленова по размерам совсем невелик (64×80), но знаменит куда более. Это одна из лучших картин из собрания Третьяковки — «Московский дворик».
История ее создания такова. В июне 1877 года Поленов переехал из Санкт-Петербурга в Москву и стал снимать квартиру по адресу: Москва, Дурновский переулок близ Спаса на Песках, дом Баумгартен, находившийся на углу Дурновского и Трубниковского переулков. Глядя из окна своей квартиры, он написал этюд к пейзажу «Московский дворик». Поленов так описывал историю создания картины: «Я ходил искать квартиру. Увидал записку, зашёл посмотреть, и прямо из окна мне представился этот вид. Я тут же сел и написал его».
Затем этюд был переписан на холсте заново (был немного изменён ракурс и расширен вид), и во двор были добавлены люди, что придало пейзажной картине прелесть жизни. Это небольшой по размеру холст Поленов отправил в Санкт-Петербург на выставку художников-передвижников 1878 года. Он писал Ивану Крамскому: «К сожалению, я не имел времени сделать более значительной вещи, а мне хотелось выступить на передвижной выставке с чем-нибудь порядочным. Надеюсь, в будущем заработать потерянное для искусства время. Картинка моя изображает дворик в Москве в начале лета».
Из этого письма можно сделать вывод, что сам художник не считал свою работу чем-то незаурядным. Он просто создал свой шедевр, сам того не заметив. На VI выставке передвижников «Московский дворик» имел громкий успех. Вскоре после выставки Павел Третьяков приобрёл картину для своей галереи, где она стала одной из жемчужин его коллекции.
В истории русской живописи Василий Поленов известен не только как один из передвижников. Жизнеописание художника куда шире участия пусть даже в таком знаковом объединении, как Товарищество передвижных художественных выставок, славном именами Крамского, Репина, Саврасова, Ге, Перова, Сурикова и других живописцев, бросивших вызов Академии художеств с её классической закостенелостью. Однако всё со временем костенеет, и вчерашние бунтари становятся брюзгливыми консерваторами, что и случилось с поздней вехой передвижничества. Но Василий Поленов шёл против течения в Академии художеств, пошел он против течения и в Товариществе передвижников, протестуя против запрета на участие в выставках Левитана и Коровина.
Обо всём этом и многом другом из жизни художника рассказал автор книги «Поленов» Марк Копшицер (МГ-ЖЗЛ. 2020 г.), ростовский инженер-конструктор, замахнувшийся на серию монографий о выдающихся деятелях русского искусства рубежа веков. Книгу о Валентине Серове он писал 10 лет, еще пять – о Савве Мамонтове. Книга о Поленове при жизни автора не вышла. Понадобилось почти двадцать лет, чтобы эта книга нашла своих читателей в знаменитой серии «ЖЗЛ». Но лучше поздно, чем никогда. В России нужно жить долго!

Подготовил Виктор ПРИТУЛА.

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите на сайт через форму слева вверху.

Free Joomla! templates by AgeThemes