Войти на сайт

Авторизуйтесь через любой из сервисов, чтобы оставить комментарий

     

ads

Поиск по публикациям

последние комментарии

ЧеКа начеку

Военный контрразведчик – это звучит гордо. Такие слова приходят на ум, когда не заочно, а вживую общаешься с представителями этой профессии, смотришь в их зоркие глаза. Столь редкую возможность дала книга «Военные контрразведчики» Александра Бондаренко, вышедшая в издательстве «Молодая гвардия» в серии «ЖЗЛ».
Генерал-полковник ФСБ Александр Безверхний – глава Департамента военной контрразведки России в 2000–2015 годах, прослуживший в органах безопасности 46 лет, — сразу сделал оговорку, что он не любитель брифингов и пресс-конференций. Но отказать своему другу — автору не смог. По его оценке, это правдивое, но трудное для восприятия непосвящённых издание, поскольку оно об одной из самых закрытых структур в системе спецслужб.
Без разведки армия слепа, а без контрразведки беззащитна. Военная контрразведка (ВК) это и борьба со шпионажем, и охрана государственных тайн, и противодействие террору и коррупции. «Как любил повторять мэр Владивостока Виктор Черепков, друживший с военными контрразведчиками Тихоокеанского флота: военная контрразведка – иммунная система государства. После 90-х оперативная обстановка в стране резко обострилась. Спецслужбы всех мастей ринулись в атаку, пытаясь вербовать наших военных. Вынашивали планы создания шпионской сети на базе советских подразделений, уходящих из ГДР. Мы жёстко этому противодействовали, — говорит Александр Георгиевич, — и, имея доступ к высшему руководству, докладывали истину о происходящем. А после тяжёлых реформ в армии ВК стала ключевым звеном её возрождения».
 
Был ли авторитет и кто самый близкий
Почему Александр Бондаренко взялся за эту тему? Потому что историю наших спецслужб народ знает плохо и в искажённом виде. Предыдущая его монография «Военная контрразведка.1918—2010» сейчас дополнена хроникой текущего десятилетия и краткими биографиями действующих лиц в стиле «17 мгновений весны». Строго говоря, история отечественной ВК началась с учреждённой по указу Александра I Высшей воинской полиции, во главе которой поставили Якова Ивановича де Санглена – сына французского эмигранта. В книге подробно рассказывается, в каких муках рождались ВЧК — ОГПУ — НКВД – КГБ и, наконец, ФСБ России. То, как относились в Красной армии к ВК, можно понять по эпизоду августа 41-го. Смоленский котёл, наши окружены, измотаны отступлением, по ним стреляют. Немцы горланят в рупоры: «Рус сдавайся!», и по рядам поползло: «может, и правда, хоть какой-то шанс…». И вдруг голос: «Я из военной контрразведки! Прекратить панику! Будем пробиваться!». Это был худенький юный лейтенант Иван Устинов, которого после Камышинского пехотного училища назначили в особый отдел. Трудно поверить, но бойцы за ним пошли, почуяв: этот сумеет вывести. Вот такой был авторитет у военных контрразведчиков.
Иван Лаврентьевич Устинов в 70-х руководил всей советской контрразведкой. Живёт в Москве. В январе ему исполнится 100 лет. «Сколько захватывающе интересного услышал я от Ивана Лаврентьевича. Общаться с личностями такого масштаба – большое счастье. О тех, кого знал лично, написал в «Героях Смерша», — рассказывает Александр Бондаренко. – Кто особо восхитил меня? Несгибаемый Олег Генрихович Ивановский, весь на войне израненный, контуженый, ему было запрещено работать полный день. А он стал главным конструктором «Востоков», «лунников», первых наших космических спутников, провожал в полёт Юрия Гагарина… Красавица Анна Кузьминична Зиберова – контрразведчица с 40-летним стажем, в Великую Отечественную рисковала жизнью, занимаясь дорожным наблюдением. Прошагавший всю войну с 22 июня, когда оказался на границе, до дня подписания капитуляции Леонид Георгиевич Иванов... С ними со всеми очень личные добрые отношения. Когда пишу конкретный очерк – этот человек мне самый близкий: я живу его жизнью.
 
В кольце невидимого фронта
Шпионский интерес в российским ВС не ослабевал никогда. Экс-руководитель отдела военной контрразведки Центра подготовки космонавтов, первый глава Звёздного городка, полковник Николай Рыбкин рассказал о повышенном внимании заокеанских спецслужб к ЦУПу во времена программы «Союз – Аполлон». «Обстоятельства были таковы, что во время визитов в США и когда американцы приезжали к нам, мы открыто призывали исключить любые провокации в космической сфере. И добились этого. Пресекли и попытку подставить нам шпиона в качестве космонавта, — говорит Николай Николаевич. — В наше время дырки не сверлили в корабле. Даже подумать об этом никто не мог ни на земле, ни тем более в космосе». У него в запасе масса забавных эпизодов, изложенных в «Записках космического контрразведчика».
Александр Безверхний напоминает, как приходилось отвлекать иностранных «коллег» от создания в РФ новейших типов стратегического вооружения. «Мы делали подставы, запаривали дезу. У них в какой-то момент создалось впечатление, что секрет добыт. И когда в послании к Федеральному собранию в марте прошлого года Владимир Путин заявил, что Россия обладает новым типом вооружений, я слушал и в душе восхищался, понимая: противник ошарашен», — говорит генерал Безверхний. Речь о гиперзвуковых комплексах «Кинжал», «Авангард», «Буревестник», боевом лазере «Пересвет», подводном беспилотнике с ядерной силовой установкой «Посейдон».
На вопрос, насколько усложнилась жизнь ВК после присоединения Крыма, Александр Георгиевич ответил так: «Никто никого не присоединял. Крым вернулся в родную гавань. Руководство страны сделало абсолютно верный ход, усилив там наше военное присутствие и укрепив Черноморский флот. Что понятно не радует оппонентов, титанически лезущих в Крым со своей агентурой, чтобы всё выслеживать и вынюхивать. Вот СМИ и сообщают то о предотвращении терактов, то об иных недружественных вылазках и что несколько человек осуждены за шпионаж в пользу украинских спецслужб. Так что усложнение работы неизбежно, потому что борьба не утихает, и техника мирового шпионажа продвинулась далеко вперёд.

О предателях и кого не берут
Не берут в ВК слабых духом, тех, кому суровые будни военной службы не по зубам. «Наше дело военное: выполняешь свой долг в любой точке планеты, себе не принадлежишь, — поясняет Александр Георгиевич. — ВК – единственное подразделение, имеющее право подбирать кадры из ВС. Система отбора очень серьёзная. Как правило, не ошибаемся, хотя бывает. Изучив сотни кандидатур, наши кадровики делают предложение единицам. При согласии человек проходит сложнейшее тестирование, полиграфы, выполняет поручения. Те, кто прошёл школу ВК, очень востребованы в других спецподразделениях, народном хозяйстве и политике. Где только нашего брата нет. Многие мои товарищи и воспитанники занимают серьёзные государственные посты».
На вопрос о предателях Александр Бондаренко заметил: «Каким бы ни был предательский удар, надо уметь его держать, быть сильнее и на высоте. Я сейчас работаю над очередной книгой, где упоминается Гордиевский. Контрразведчики рассказывают, как минимизировали последствия его предательства, в частности доставали из преторийской тюрьмы Героя России Алексея Михайловича Козлова и семью Мартыновых, арестованных в Аргентине». Александр Безверхний добавил: «Выявлять и наказывать предателей — одно из приоритетных направлений ВК. Я вёл разработку Скрипаля и первым допрашивал его в Лефортово. Смотрел в глаза негодяю, предавшему Родину, друзей, сломавшему множество судеб».
Есть ли те, кто недоступен ВК? Когда-то нельзя было проводить оперативно-розыскные мероприятия в отношении комсомольской и партийной элиты. В случае чего позволялось лишь информировать секретарей парткомов и те сами внутри разбирались. Хотя если дело касалось госбезопасности, никакие ранги и чины не служили препятствием. Так, ВК долго разрабатывала сотрудничавшего с ЦРУ генерал-майора Полякова и, невзирая на высокие регалии и на то, что Рейган просил Горбачёва не приводить приговор в исполнение, он был расстрелян. «Возмездие неотвратимо», — заключает Александр Безверхний.
 
Об Алиеве и чуде
В связи с вопросом корреспондента кавказского ТВ вспомнили добрым словом Гейдара Алиева, имевшего к контрразведке непосредственное отношение. Александр Безверхний встречался с ним в Баку в 2000-м: «Я увидел яркого, мудрого, опытного политика, который дал фантастически объективную оценку событиям на закате СССР Горбачёву, Рему Вяхиреву, всей верхушке. В моей памяти навсегда осталось восхищение и уважение к его личности. Это был великий человек, он спас Азербайджан, где к власти упорно рвались исламисты».
Бывает ли в жизни военного контрразведчика чудо? Да. Ровесник военной контрразведки генерал-майор Леонид Георгиевич Иванов, рождённый 18 августа 1918 года, с чудом встречался. Его сын передал в этом году в музей боевой славы на Пречистенке боевые награды отца. Среди них четыре ордена Красной Звезды, на одном из которых нет одного луча-наконечника, отразившего вражеский осколок и спасшего Леониду Георгиевичу жизнь.
 
Татьяна КОВАЛЁВА
 

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите на сайт через форму слева вверху.

Please publish modules in offcanvas position.

Free Joomla! templates by AgeThemes