Войти на сайт

Авторизуйтесь через любой из сервисов, чтобы оставить комментарий

     

последние комментарии

Неудачная женитьба

Эта история достоверная и совершенно непридуманная. Даже имена подлинные. Можно сказать, автобиографический рассказ
Однажды один умный «человек в футляре» сказал: «женитьба — дело серьёзное». Справедливость этих слов я понял ещё в раннем детстве. Мы жили в длинном деревянном доме на пять квартир. Это была старая армейская казарма, построенная из лиственницы в «царское время».
Таких домов в ЖилКооперации, так назывался наш небольшой район, было более двадцати. В середине двадцатых годов наш дед по отцовской линии вместе с такими же нуждающимися на паях выкупили эти казармы и перевезли из военного городка, который располагался в двенадцати километрах от нашего района. Крайние квартиры в доме были трёхкомнатные и достаточно обширные. Средние чуть поменьше. Мы жили в третьей квартире. Во второй жил прокурор с женой. У них были две четырёхлетние дочки-двойняшки Лорочка и Томочка. Напротив дома стоял длинный двухэтажный сарай, по числу квартир и по виду больше похожий на большой амбар. Сарай был очень добротный, бревенчатый. Летом мы даже ночевали на втором этаже. Сарай мы почему-то называли стайкой. За домом располагался большой сад, который отделял дом от Московского тракта. И несмотря на то что мы находились на территории города Иркутск-2, жизнь у нас была полупровинциальная. Даже огороды свои были.
Был летний августовский день. Весело и беспечно чирикали воробьи, прыгая по веткам, по двору прогуливались куры, деловито ковыряясь в земле. А между ними важно вышагивал цветастый петух. Ничто не предвещало в этот день трагических событий, но вдруг я вспомнил, что через две недели мы с братом должны пойти в школу. Меня стала распирать гордость. Гордость наполнила все мои внутренности, и я стал соображать, что бы такое совершить, чтобы отметить наше «совершеннолетие». Во дворе ничего особенного не происходило, только в песочнице мирно ковырялись Томочка и Лорочка. Впрочем, с ними мы были уже знакомы. Мы наряжали с ними новогоднюю ёлку, а Лорочку я даже приглашал на танец. Правда, особых симпатий у меня к ней тогда не было, но, тем не менее, знакомство состоялось. Я подумал и решил, что нужно на них жениться. Все-таки прокурорские дочки. Я подошел к брату Владимиру и сказал: «Володька! Давай будем жениться». Он ответил: «Угу». Надо сказать, что во всех таких серьёзных мероприятиях я всегда был заводилой и лидером. Мы с братом были близнецы. Говорили, даже однояйцовые. У нас было одно место, и врачи не могли определить, что нас двое. Я родился на час раньше. Когда мы были уже взрослые, брат Владимир в шутку говорил: «Старший брат, что второй отец». Ещё в раннем детстве, когда нам не было и трёх лет, на вопрос «как тебя зовут?» брат отвечал: «Волётька». Я же говорил: «Гегей Ыкороть!», что означало «Сергей Викторович». Мы долгое время не могли выговаривать все буквы. Мы родились восьмимесячными, недоношенными, крохотными и, видимо, поэтому с речью у нас были затруднения.
Полдела сделано. С братом Владимиром к консенсусу пришли. Дело за малым — договориться с невестами. Мы подошли к песочнице. Я критически посмотрел на невест. Вроде бы ничего: пухленькие, симпатичные. Решительно сказал: «Мы решили на вас жениться». В ответ молчание. Молчание — знак согласия. Я взял их за руки и сказал: «А теперь пошли в стайку». Они покорно пошли за мной. Я знал, что невест нужно вести на сеновал, но зачем, представлял смутно. «Сидите здесь, а мы пошли на охоту», — скомандовал я и закрыл стайку на засов. Это была моя роковая ошибка. Но меня смущало то, что невесты могут сбежать. Мы с братом направили свои стопы в наш сад. В саду к тому времени поспели малина, крыжовник, яблоки, смородина. Монотонно жужжали мухи и гудели пчёлы. Мы с братом начали охотиться. Начали с малины и крыжовника и так увлеклись, что я напрочь забыл, что женился. Брат забыл об этом значительно раньше.
А тем временем прокурорша бегала по двору и причитала: «Ну, где же они мои хорошие?! Только что здесь были! Ну, где же они?!». А её «хорошие», просидев в стайке около двух часов, поняли, что лопухнулись и что жениться на них никто не собирался, и стали орать и пинать дверь стайки ногами. Прокурорша подскочила к двери, открыла её и расцвела от радости. Но тут же сообразила, что нужно отомстить. Месть — плохой советчик. Одному она приносит моральное удовлетворение, а другому горе. Так оно и случилось. Прокурорша сразу сообразила, кто виновник торжества, и побежала к нашей мамаше. Мама дала указание двум «палачам» — старшей сестре и старшему брату — срочно найти виновника торжества, то есть меня, и привести пред её светлые очи. Брат и сестра всегда с большой охотой выполняли такие поручения. Они были намного старше меня и могли скрутить меня в два счёта. Я отчаянно упирался, но меня всё равно приволокли к мамочке. В руках она уже держала экранированный провод в металлической оплётке. Наш папа работал на заводе радиоинженером, и поэтому для него не было больших проблем приносить с работы такие вещи. Максим Горький в своём произведении «Детство» рассказывал, как дед Каширин наказывал его прутиком. По сравнению с экранированным проводом это детский лепет. Мало его дед Каширин наказывал. Больше надо было. Если бы его наказывали экранированным проводом, он бы уже никогда ничего не писал.
Меня подвели к месту экзекуции. Я стоял ни жив ни мёртв. «Ну что опять натворил?» – спросила маманя. Она крепко схватила меня за руку и стала стегать проводом. Я истошно кричал: «Мамочка! Прости! Больти никогда не буду жениться! Больти никогда не буду жениться!». Но она почему-то не верила. Больших усилий стоило мне вырваться и спрятаться под стол. «Ну-ка быстро вылазь!» – прозвучала команда. Но я не подчинился. Между ножками стола были перекладины. И она не могла выудить меня. И проводом достать тоже не могла. Я притих. Мама покрутилась возле стола и ушла на кухню. Когда она занялась стряпнёй, я потихоньку подкрался к двери и выскочил на улицу. Я убежал далеко от дома, опасаясь, что старшие брат и сестра из любви ко мне могут найти меня и опять привести на экзекуцию, а этого мне очень не хотелось. Я долго бродил по улицам, пока не стало смеркаться. Когда я вернулся домой, все уже спали. Я потихоньку прокрался к постели и лёг спать. Из всего этого я понял, что без благословления жениться опасно. Если бы я попросил благословления у прокурорши, то ничего этого не случилось бы. К сожалению, в молодости я забыл этот случай и совершил более серьёзную ошибку, но это уже другая история.

Сергей СКРИПИН.

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите на сайт через форму слева вверху.

Please publish modules in offcanvas position.

Free Joomla! templates by AgeThemes