последние комментарии

trustlink1

ШАПКА ПО КРУГУ:

Владимир ЛичутинСбор средств на издание «Собрание сочинений в 12 томах» В. Личутина

Все поклонники творчества Владимира Личутина, меценаты и благотворители могут включиться в русский проект.

Реквизиты счёта

Получатель ЛИЧУТИН ВЛАДИМИР ВЛАДИМИРОВИЧ

Cчёт получателя 40817810038186218447, Московский банк Сбербанка Росии г. Москва, ИНН 7707083893, БИК 044525225,

Кс 30101810400000000225, КПБ 38903801645. Адрес подразделения Банка г. Москва, ул. Лукинская, 1. Дополнительный офис 9038/01645.

 

 

Русская Атлантида: «белые русские» из Белой Церкви

Сколько жителей было бы сейчас в России, если бы её не покинули миллионы сторонников белогвардейцев? Лица некоторых из них смотрят со старых фотографий в музее Русского кадетского корпуса в Белой Церкви, что у самой границы Сербии с Румынией. Этот музей создал энтузиаст Владимир Николаевич Кастелянов, потомок офицера русской царской армии.

«Хотел устроить русский уголок, так как понял, что забывается то, что происходило в Белой Церкви», — говорит Кастелянов, инженер-строитель на пенсии, чей отец с белогвардейской армией преодолел долгий путь от Владикавказа до этого банатского городка (Банат — историческая область в Центральной Европе, разделённая между Сербией, Румынией и Венгрией. — Ред.).
Рассказ о частице русского мира, которую волны Октябрьской революции прибили к Белой Церкви, он начинает с кладбища, где похоронены около 650 русских, от княгинь и государственных советников до сенатора и 19 увенчанных боевой славой генералов. В наши дни кладбище часто посещают русские с разных концов света в поисках своих предков, а в «Кадетской мемориальной комнате» Кастелянова на Партизанской улице пытаются на пожелтевших фотографиях найти лица своих дедушек и бабушек. Ведь в Белую Церковь в двадцатых годах прошлого века перебрались около 2500 «белых русских», у которых были здесь свой Кадетский корпус, школа для кадетов, а также Мариинский донской институт благородных девиц и церковь. С 1920 по 1924 год здесь находилось Николаевское кавалерийское училище, а с 1920 по 1929 год – Крымский кадетский корпус, который, когда к нему присоединились представители других корпусов, стал Первым русским кадетским корпусом великого князя Константина Константиновича.
Этот корпус просуществовал вплоть до 26 сентября 1944 года, когда и был окончательно расформирован. После этого, рассказывает Кастелянов, последние имевшие к нему отношение люди рассеялись по свету и в дальнейшем встречались только на съездах, проводившихся в разных частях планеты, от Каракаса и Сан-Франциско до Парижа. Последний и, как было сказано, завершающий сбор состоялся в 2010 году в Белой Церкви, вспоминает наш хозяин, показывая уже цветные фотографии бывших кадетов. Проведен он был в торжественном зале здания времен Марии Терезии, в котором когда-то находилась Кадетская школа. Этот комплекс сейчас принадлежит сербским военным, так как после Второй мировой войны и до недавнего времени использовался в качестве казармы. Меньше повезло зданию с видом на городской парк. В этом здании находился Институт благородных девиц, а сейчас оно запущено, с выбитыми окнами, ждет нового владельца и лучшей доли.
 
Примирение  «белых» и «красных»
Кастелянов ведет нас к русской церкви Святого Иоанна Богослова, чей иконостас, как он нам объясняет, расписал дед его супруги Валентины Иван Павлович Трофимов, который преподавал кадетам рисование. В церкви немало икон, которые привезли с собой русские эмигранты. Одну из них запрашивал город Омск по случаю своего трехсотлетия, но местный владыка не дал благословения на её возвращение.
Совсем рядом с храмом, который сейчас в ведении Сербской православной церкви, стоит памятник красноармейцам, павшим при освобождении Белой Церкви. Вот так «красные» и «белые» и помирились в этом сербском городке. Ежегодно 9 Мая, рассказывает Кастелянов, к памятнику возлагают венки представители Посольства России в Сербии…
 
Кинжал отца  и трость деда
В этом смысле семье Кастеляновых повезло. Правда, все вещи отца, которые могли указывать на причастность к кадетам, включая мундир и Георгиевский крест, который отец получил за бои в Крыму, мать уничтожила. В социалистической Югославии они жили в Цриквенице, Беловаре, Загребе, где Владимир Николаевич начал учебу, Белграде, где её завершил. С супругой Валентиной, чья мать преподавала французский в женском интернате, познакомился случайно в Белой Церкви на похоронах одного соотечественника, да так здесь и остался. Валентина преподавала русский язык в гимназии, а он работал в местной строительной фирме «Стандарт-бетон», откуда и вышел на пенсию. Дочка Татьяна — архитектор, замужем за сербом, а сын Николай – инженер информатики, работает в Канаде, женился там на колумбийке.
Пока Валентина показывает фотографии внуков, Владимир Николаевич перебирает архивные документы. Из одного из них следует, что офицер Кастелянов, его прапрадед, участвовал в Бородинской битве. Как диковинку показывает он трость деда своей жены с вырезанными на ней названиями мест, через которые тот проходил, от Полтавы в 1919-м через Владикавказ, Севастополь и так до Белой Церкви. Говорит, что эта трость особенно заинтересовала российских телевизионщиков и журналистов, приезжавших сюда за материалами о «белых русских». И благодаря одному из их очерков Кастелянов нашел родственников в России.
До этого он десятилетиями безуспешно пытался разыскать их по официальным и неофициальным каналам. Но после появления в журнале «Кадетский вестник» статьи о здешней русской церкви позвонил ему журналист и поинтересовался, можно ли дать номер его телефона женщине, которая обратилась в редакцию. Было это в 2012 году, а эта женщина оказалась дочерью сестры его отца. «Живет в Твери, и с тех пор она с сыном приезжала в Белую Церковь, и мы ездили к ним в гости», — вспоминает он.
И все-таки самый дорогой для него экспонат – это кинжал, который отец привез из Владикавказа. Здесь же под флагом царской России и портретами царя Николая Второго и сербского короля Александра находятся карты с указаниями направлений эвакуации кадетских корпусов, акварели с изображением тех мест, через которые проходила эвакуация, фотографии, учебники, по которым учились кадеты. На стене – завещание великого князя Николая Николаевича, оставленное соотечественникам перед смертью в 1928 году, в котором, в частности, говорится: «Молю Господа о том, чтобы увидеть Отечество наше свободным, а в нем – триумф мира, любви и порядка».

Таня ТРИКИЧ.
Перевод с сербского
Владимира НАУМОВА.

Please publish modules in offcanvas position.

Free Joomla! templates by AgeThemes