Войти на сайт

Авторизуйтесь через любой из сервисов, чтобы оставить комментарий

     

ads

Поиск по публикациям

последние комментарии

Триумф Иванова-Таганского

Известный театральный деятель и писатель Валерий Александрович Иванов-Таганский в последнее время проявил себя и как успешный драматург. Его пьесы ставятся разными театрами как в Москве, так и в других городах и идут с большим успехом. Имя Иванова-Таганского довольно часто появляется на страницах «Слова» и как автора, и как героя повествования. Так, прошлой весной газета (№8 / 941) рассказала о спектакле «Волчий круг» театра «Сопричастность» в авторской постановке. По зрительскому спросу, как мне сообщили, эта пьеса Иванова-Таганского была удостоена наивысшего балла и в репертуаре театра даже соперничает с классическими пьесами Сухово-Кобылина, Островского, Тургенева, Горького, Леонида Андреева.

Асовсем недавно в издательстве «У Никитских ворот» вышла книга, озаглавленная по названию одной из пьес Иванова-Таганского — «Любовь со взломом». Под одной обложкой собраны все девять пьес, написанные автором в разное время. И хоть тираж её невелик — всего 300 экземпляров — по нашему убеждению, эта книга не пройдёт незамеченной, ибо драматургия Иванова-Таганского — новое явление в современной литературе и современном театре. Недаром сборник пьес «Любовь со взломом» удостоен звания лауреата литературной премии «Имперская культура» за 2017 год в номинации «драматургия».
Однако нужны ли кому-нибудь пьесы, изложенные в книжном формате? Этим вопросом задаётся автор предисловия к книге В.Г. Фролов. Как писал Н.В. Гоголь: «драма живёт только на сцене. Без неё она как душа без тела». Хотя, если вспомнить пушкинского «Бориса Годунова» или лермонтовский «Маскарад», которым был уготован долгий и трудный путь к сценическому воплощению, — разве они стали хуже от того, что вначале покорили любителей чтения?
Некоторые пьесы А.Н. Островского, например «Не от мира сего», так и не увидели света рампы. Не были поставлены и некоторые драматические произведения крупнейшего русского драматурга Леонида Андреева: «Закон и люди», «Царь-голод», «Океан», «Не убий (Каинова печать)», «Самсон в оковах», а некоторые из них — даже не были опубликованы при жизни автора. В большинстве случаев они как раз и предназначались для вдумчивого и внимательного чтения. Такие примеры можно было бы ещё продолжить. В условиях очевидного ныне упадка драмы пьесы Иванова-Таганского представляют собой крупное и самобытное явление.
А.П. Чехов однажды заметил в одном из писем (к А.С. Суворину), что «спасение театра в литературных людях». Это было сказано в 1880-х годах, когда на императорских и других сценах шли в основном далеко не первосортные пьесы П. Гнедича, Д. Аверкиева, А. Потехина, И. Шпажинского. Эти чеховские слова можно было бы адресовать и Иванову-Таганскому, поскольку он представляет собой счастливое сочетание литературного и театрального деятеля. Поэтому, думается, его пьесам обеспечен долгий и прочный успех.
Одни пьесы Иванова-Таганского написаны в классическом стиле — «Барашек в бумажке», «Прощёное воскресенье», «Почём бивень мамонта», другие в сатирическом — «Пикник под старой крышей», трагифарс «Психушка под снос». Надо заметить, что драматургический триумф Иванова-Таганского состоялся ещё и потому, что он стал дважды победителем международного конкурса по современной драматургии «Время драмы» с пьесами «Пикник под старой крышей» и «Почём бивень мамонта» — такого в истории этого престижного форума ещё не бывало!
Во всех перечисленных выше пьесах представлены современная жизнь, разные люди, психология которых часто изуродована современным меркантилизмом, властью денег. И в этом смысле дают о себе знать острые социальные акценты и интонации горьковской драматургии. Прежде всего приходит на память «Васса Железнова», а также «Егор Булычев» и некоторые другие поздние пьесы Горького. Но наряду с этим вспоминаются и некоторые мотивы драматургии Островского с их обличением буржуазных отношений («Волки и овцы», «Бешеные деньги», «Последняя жертва»).
«Мне противно так жить. Лучше быть сумасшедшим, чем таким здоровым», — говорит один из героев «Пикника под старой крышей». Тема всеобщего, повального сумасшествия, которое поразило современное общество, в заострённо-гротескном ключе проходит в пьесе «Психушка под снос», достигающая в конце наивысшей кульминации и разрешающейся в заключительной сцене почти эстрадным, остро театральным действом — с чтением разухабисто-озорных частушечных стихов, пением и пляской. В гротескной форме написана и пьеса «Полковник-птица», давно и с успехом идущая на разных сценах. Эта пьеса представляет собой перевод на русский язык трагифарса известного болгарского драматурга Христо Бойчева, но Иванову-Таганскому удалось создать совершенно оригинальное произведение — условно театральное, с некоторыми приёмами спектаклей Театра на Таганке.
Хотелось бы отметить ещё и то обстоятельство, что в пьесах Иванова-Таганского наличествуют пространные разговоры на волнующие темы, бытовые детали (что подают на стол). Всё это может показаться на первый взгляд довольно приземлённым. Но с другой стороны, как тут не вспомнить слова А.П. Чехова: «Люди обедают, только обедают, а в это время складываются их судьбы и разбиваются их жизни». Эти, казалось бы, самые тривиальные разговоры и ситуации взрываются в кульминационном конфликте пьесы. Ружьё, пользуясь словами того же Чехова, в конце концов выстреливает.
В этих пьесах, как верно заметил в одной из статей-предисловий о творчестве Иванова-Таганского Александр Сегень, «все страдают», все несчастны и всем больно. Потому что таковы безжалостные реалии современной жизни, порой не оставляющие никакой надежды. Последнее особо может быть отнесено к оригинально построенной пьесе «Любовь со взломом» с её открытым и трагическим финалом. Хотя герой получит справедливое возмездие за свою легкомысленную и безответственную жизнь, его всё равно очень жаль.
Несколько особняком в ряду пьес Иванова-Таганского стоит пьеса под заглавием «Королева в доме Достоевского» — это единственное произведение автора на историко-литературную тему. Заметим, что о Достоевском мы знаем лишь одну биографическую пьесу — «Милые призраки» Леонида Андреева, поставленную в петербургском Александринском театре сто лет назад. По своим приёмам эта вещь сценична и театральна. Чего стоит только лёгкий занавес, испещрённый стенографическими значками, своего рода образ-символ, поскольку известно, что Анна Григорьевна Сниткина, будущая жена Достоевского, вначале поступила к нему в качестве стенографистки по рекомендации. Однако надо признать, что пьесе о Достоевском присуща некоторая иллюстративность, наличие хрестоматийных эпизодов. Впрочем, от этого пьеса не утрачивает своей выразительности: в ней даже выходят на сцену герои Достоевского из романа «Бесы» — знаменитые Верховенский и Ставрогин с их рассуждениями о том, что социализм есть атеизм; о народе-богоносце, о расцвете разврата и превращении человека в «гадкую, трусливую, жестокую, себялюбивую мразь», чтобы в своём роде выбить клин клином.
Подводя итог, берём на себя смелость утверждать, что изданные отдельной книгой пьесы Иванова-Таганского могут произвести взрывной эффект, поскольку это — не пьесы-однодневки, а подлинная, настоящая драматургия, которой уготована долгая жизнь. Можно сказать, что это — настоящий триумф актёра, режиссёра и драматурга в одном лице. От души поздравляем его!

Александр РУДНЕВ.

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите на сайт через форму слева вверху.

Free Joomla! templates by AgeThemes