Войти на сайт

Авторизуйтесь через любой из сервисов, чтобы оставить комментарий

     

последние комментарии

Аршак Тер-Маркарьян — ниспосланный солнцем

Я родился в донской степи.
На душе голубая небыль!
И клянусь, что писать стихи
Обучался у реки и неба!
Аршак Тер-Маркарьян.
Он не собирался стать поэтом, а хотел связать свою жизнь со спортом, о котором бредил с детства. Родившись и живя в славном городе Ростове-на-Дону, прибегал к реке купаться, послушать скрип рыбацких уключин, а потом спешил в степные сини, куда манили старинные скифские загадочные курганы.
А то, бывало, целыми днями гоняли во дворе резиновый мяч, набивая себе синяки и шишки. Одновременно занимался гимнастикой и подавал большие надежды. Но крепко атлетически сложенного с невероятной силой юношу заметил тренер по тяжёлой атлетике и предложил заняться штангой. И успех пришёл. В своей весовой категории (наилегчайший вес — 52 кг) Аршак Тер-Маркарьян стал непобедимым. Завоевал звание чемпиона Советского Союза — так называлась тогда наша страна. Он несомненно покорял бы спортивный олимп и дальше, но случилась ... травма. С тяжёлой атлетикой пришлось расстаться.
Но у Аршака была ещё одна, недающая ему покоя страсть — это поэзия. Читал с упоением «Слово о полку Игореве», Николая Некрасова, который ему нравился глубоким проникновением в суть народной жизни и заступничеством за обездоленных. И учась в ростовской 49-й школе, где родная его мама была уборщицей, сам тайно сочинял стихи. Его родители, жившие до этого в Армении, где злобные янычары вырезали армянский народ, оказались в Ростове-на-Дону в поисках лучшей доли. Кстати, о необычной фамилии с приставкой ТЕР. Она не случайна. Родословная его отца Арсена Нерсисовича происходила из старинного рода священнослужителей в древней столице Армении Вагаршапат (ныне Эчмиадзин). А приставка ТЕР указывает на происхождение и переводится как батюшка, отец, его преосвященство.
А имя Аршак переводится как ниспосланник Солнца. И он действительно таковым, солнечным, и стал, передавая своё тепло людям, тепло своей кристально чистой и светлой души.
...И тут, как снег на голову, в родное полуподвальное жилище, прихрамывая на раненую ногу, явился с победной войны с фашистской Германией отец, пропахший порохом, с солдатским вещмешком за плечами. На отца — храброго воина — смотрели как на привидение: он четыре страшных года, находясь постоянно в боях, смело смотрел в лицо смерти. И вот он, живой, доставал из выгоревшего на солнце вещмешка немудрёные гостинцы: любимой жене цветастый полушалок, а глазастым детям — «потёртый томик «Тихого Дона», который выменял отец на толкучке за буханку хлеба после лечения в госпитале.
Неописуемая радость била через край. Великую летопись читали и перечитывали поздними вечерами при свете тусклой керосиновой лампы. Великий кудесник образного волшебного слова Михаил Александрович Шолохов вошёл в сердце Аршака навсегда.
После окончания школы, получив аттестат зрелости, он работает грузчиком, чтобы помочь семье, сёстрам, любимой маме, ставшей ему святыней, её имя, героической судьбы женщины, вырастившей шестерых сыновей и двух дочерей, «с колыбели в его сердце бессмертно вошло».
В твои волосы ленту алую
Заплетает донской закат...
Из грузчика он переквалифицировался в геолога-изыскателя. В любую погоду: и в зной, и в дождь, и в стужу с леденящим ветром и морозом, таща на себе тяжёлый груз разного инструмента, вгрызаясь в недра земли, прошёл неисчислимые километры по Краснодарскому краю, Украине, Казахстану. И где бы он ни был, находил время писать стихи, пропуская их через сердце, о людях труда, о любви и верности Отечеству...
Вот так, работая под вой колючего ветрила и вбивая в мёрзлую землю железо, он ещё копал и перекапывал в своём воображении, в который раз пропуская через сердце «груды словесной руды», чтобы найти нужные слова, и вытаскивал те, какие ему были нужны, и делал им надлежайщую огранку, превращая в стихи, приводя знающего толк в поэзии читателя в изумление. Как, мол, он мог написать такое! Только он увидел, как «летняя ночь плыла на спине по Дону, вглядываясь в звёзды». А ведь действительно, так оно и есть, о чём пишет преданный русской поэзии её талантливый словотворец Тер-Маркарьян, который то вместе с берёзами брёл сквозь лес, то стоял в резиновых ботах в луже под хлыстом стегающей небо молнии, покоряя дороги, расхаживая полночной порой в мучительных поисках слова.
Слова бывают разные:
Как сплетни, грязные,
Как руки матери, ласковые,
Чистые. Как ласточки.
Но есть слова такие —
Делают слабых сильными,
Осенние дни —
синими!
Вот так давались и даются истинные стихи большим поэтам, прошедшим через кипящее горнило жизни. К ним относится и Аршак Тер-Маркарьян, человек сильного русского духа и большого беспокойного сердца, живущий болями народа, болями земли. Своим творчеством он доказал, что лучше родной России для него в мире нет ничего:
Сколько потерял в дорогах
пройденных?
Я один остался ... Ни черта!
Если есть у Человека Родина,
Значит, он уже не сирота!
Он славил и восславлял Родину, где «журавли, как провода, провисли над просторами, и родниковая вода целует зной просёлочный». Аршак прошёл пешком почти всё Поволжье. Прокладывал высоковольтную линию от Самары до Астрахани, неся людям и производству электричество. 24-километровую такую же линию ему пришлось протянуть на Украине от Луганска до посёлка Счастье.
Но этого беспокойному человеку было всё мало. И Аршак в должности инженера-методиста Севастопольского объединения «Атлантика» на океаническом судне «Барограф» по морям и океанам обходит весь земной шар. За это время на воде случалось всякое, «океан, как бешеная сука — кусался, разрывая бархат тьмы». Корма пускалась в дикий пляс. Океан, словно грозный хищник, разевал свою огромную пасть и готов был поглотить судно с моряками. «Волны — как напуганное стадо — бодались», вздымались высоко к небу...
Я на корме
пьянел от грозной качки,
Как будто море
вынес на горбу...
Вынес, потому что и физически, и духовно сильный человек. Слабонервных море выбрасывает за борт. А он морскую стихию будто вязал тугим узлом, как и другое, кипевшее в его руках дело. А делал Тер-Маркарьян всё хорошо и добротно, ища в себе Человека, помня высказывание пролетарского классика, что быть на земле человеком — превосходная должность.
Об этом и писал в глубоких и содержательных стихах, которые стали регулярно появляется сначала 60-х годов прошлого века почти во всех периодических изданиях страны. О нём заговорила читающая публика и собратья по перу как о новой восходящей поэтической звезде. Его стихи высоко оценили кудесники слова Михаил Шолохов, Анатолий Калинин, Виталий Закруткин, Михаил Алексеев, Виктор Лихоносов, Владимир Цыбин, Виктор Боков...
Первая книга вышла в 1966 году, высоко отмеченная мэтром поэзии Ярославом Смеляковым. Он поэта просто боготворил, и было за что, так как увидел в нём человека с русским духом, согнуть которого нельзя, ведь в родниках этого духа таится силушка необъятная — всё это, пожалуй, хорошо и выражалось в маркарьяновских стихах. Ясно и прозрачно в них высказывалось мироощущение русского человека, раскрылась подлинно сама душа русского народа. В них — нравственная высота, с которой изобличаются зависть, жадность, эгоизм, глупость и торжествуют добро, мужество, справедливость, дружба, а также мудрость, честь, совесть.
Ещё учась в Литературном институте имени А.М.Горького, Аршак Тер-Маркарьян был принят в Союз писателей СССР. А следует заметить, что приём в те времена в писательское семейство строгим был, посредственность не проходила, не как ныне, когда принимают всех подряд... Следует заметить, что учителем и духовным наставником Тер-Маркарьяна в литинституте был выдающийся поэт-фронтовик, лауреат Ленинской премии Егор Александрович Исаев, голос которого слышится ему и поныне, голос правды жизни, ей и надо следовать в своём творчестве. Хаос нужен только мракобесам. И он, любя отчее слово, храня верность Родине, которая у каждого из нас одна и другой нет и не будет, одевался правдой жизни, о которой и говорил поэту также Шолохов.
Впервые они встретились в сентябре 1964 года в станице Вёшенская, в доме писателя. Потом встретились вновь, и автор «Тихого Дона» подарил молодому поэту свой двухтомник с лаконичной надписью: «А.Тер-Маркарьяну — желаю в поэзии быть удачливым, как (по созвучию) был Д`Артаньян! И таким же лихим. М.Шолохов».
С тех пор они встречались неоднократно. Шолохову нравился этот симпатичный поэт из народных глубин, где во главу угла ставятся прямота и честность, забота о хлебе — нашей вечной святыне, взаимовыручка, росная свежесть чувств, из которой, как Феникс из пепла, и вырастает человек. Общение их продолжалось до самой смерти донского Гомера — Михаила Александровича, чьё творчество бессмертно. И это творчество гения, как отмечает Аршак Тер-Маркарьян, разительно повлияло на его мировоззрение и собственное творчество, как бы перепахало всю его суть, взгляд на жизнь, потому-то и сверяет себя по Шолохову. О его жизни, о встречах с ним Аршак писал в периодике, и всё, написанное им, останется библиографической редкостью.
Какое-то время Тер-Маркарьян — литературный сотрудник ростовской молодёжной газеты «Комсомолец», много пишет, встречается с людьми, живёт их чаяниями. Донской край он любит, очень привязан к нему. Потому и колебался, когда пригласили на работу в Москву в 1989 году. Стал заведующим отдела литературы еженедельника «Литературная Россия». Работа поглотила его с головой. Рукописей присылали и приносили много. И всё надо было прочесть, выбрать стоящее к печати, вежливо отказать — графоманам. Был в меру строг, объективен, чёток. Вкусовщину не терпел.
И так 16 лет, «как раб на галерах», трудился в «Литературной России» — газете и по сей день популярной среди неравнодушного читателя. Здесь в полной мере раскрылся организаторский талант Аршака Тер-Маркарьяна и талант журналиста. Чуть ли не в каждом номере выходили его большие статьи, затрагивающие самые животрепещущие вопросы жизни. Одних только бесед и интервью с великими людьми нашей планеты провёл более 350, а это специфический и нелёгкий труд. А сколько было разных выступлений, поездок и встреч с читателями — не счесть! И везде успевал этот неугомонный, трудолюбивый человек с врождённым чувством ответственности...
И ныне он по-прежнему в строю. Отдых для творческого человека понятие относительное. Несмотря на недуги, терзающие его, занимается общественной деятельностью. Аршак Тер-Маркарьян — член высшего Совета конгресса кавказских народов и высшего Совета московской писательской организации, состоит в сообществе донских казаков в звании генерал-лейтенанта. Председатель всероссийских литературных конкурсов по премиям «Часовые памяти» и «Мцыри». Из-под пера Тер-Маркарьяна вышло 52 книги стихов и прозы, в том числе несколько на иностранных языках. Не счесть наград, полученных им за своё творчество и служение литературе, среди них премия Ленинского комсомола, заставшая его в море, международная премия «Дружба» Республики Болгария, где он жил более года, потому и знает хорошо болгарский язык.
Рассказывая о жизни и творчестве этого выдающегося поэта, нельзя обойти вниманием его замечательную поэму «Товарищ Сталин». Появилась она не случайно.
Аршак Тер-Маркарьян родился и вырос в Советском Союзе. Не скрывает, что ещё с детства хватил жизни лиха. Был и голод, и холод, и скитания. И отец его — красноармеец 1-й Конной армии С.М.Будённого сражался под Царицыном, где в ожесточённом бою с белоказаками под градом смертельных пуль спас раненого командарма. И охранял Семёна Михайловича, никого не пропуская в дом, даже ... товарища Сталина, которого тогда в лицо ещё не знал. Сталин высказал недовольство и просил наказать непокорного солдата. Но когда узнал от Будённого, что с ним произошло, сменил гнев на милость, и Арсен Нерсесович Тер-Маркарьян получил отпуск домой.
За три года до войны с фашистской Германией, а по-существу с армией чуть ли не всей Европы, отец по ложному доносу приятеля угодил на гулаговские нары. Но семья Маркарьянов не озлобилась, и сам Аршак не считал себя жертвой «культа личности», как нынешние зажравшиеся и обнаглевшие «либералы-демократы», разрушившие великую страну с названьем СССР, созданную гениальным политиком Сталиным для рабочих и крестьян, и за короткий срок, и в жесточайших условиях спас страну от иноземного порабощения, быстро восстановил её от военной разрухи. Как говорил выдающийся политик англичанин Черчиль, Сталин принял Россию с сохой, а оставил с атомной бомбой. А вот предатели всех мастей разрушили эту страну. И давай клеветать на великого вождя, полководца-генералиссимуса, выливая на него ушаты грязи, приписывая мыслимые и немыслимые грехи, которых он и не совершал, а звал народ вперёд к новым достижениям и успехам в строительстве справедливой жизни. И эта звериная какофония в адрес Сталина не смолкает по сей день.
Аршаку Тер-Маркарьяну — совестливому человеку — стало стыдно и по-человечески больно за вождя, который «не имел счетов в швейцарском банке и собственного не имел угла».
Держава,
что создал товарищ Сталин,
Могучей не бывала никогда!
Взглянешь на карту —
сердце закачается
От радости, что всех к мечте звала —
От Бреста и до берегов Камчатки —
Такая моя Родина была!
Учебники истории листаю,
Где клеветой деянья обросли...
Я говорю: «Прости, товарищ Сталин,
От имени народов всей Земли!..»
Либеральной публике не по вкусу пришлась эта бьющая не в бровь, а в глаз поэма. Ещё бы:
Они украли землю,
небо синее,
Где Родина моя, Россия-мать?
Я руки отрублю себе и сыну,
Но замки их не буду защищать!
Бездарные коварные и наглые
Не понимают человечьих слов...
Они пошлют своих детей учиться в Англию,
А наших превратят в своих рабов.
Кто воровал,
тот будет вне закона,
Такой декрет, надеюсь, издадут!..
Мне стыдно называть их поимённо
Ничтожества, которых нары ждут!
Патриотическая общественность приняла поэму с восторгом. Аршак Тер-Маркарьян защищал честь поруганного Отечества, бедных и обездоленных, он защищал оплёванную правду и разил метким, острым словом клеветников России, власть золотого тельца. Слово поэта — правда, с которой не расставался никогда. И его честная жизнь дала ему право об этом говорить.
Что можно ещё сказать об Аршаке Тер-Маркарьяне, на редкость скромном, довольствующимся малым человеке, «равнодушно принимающем хвалу и клевету, не оспаривая глупца». За плечами Аршака долгая, незапятнанная, прекрасная жизнь. Он не занимал высоких постов и должностей, поскольку не гнался за ними. А мог бы занимать с его-то разумом мыслителя, государственника, с редкими деловыми качествами. Не гнался и за славой, как гонится за ней русофобская либеральная посредственность и бездарность, охаивающая всё святое, русское. Требующая себе привилегий... А его привилегия — сделать наш многострадальный мир лучше и справедливей.
Аршак Тер-Маркарьян — Поэт! И как сказал сам:
Я, творец,
Позабыв про уют,
Обворован, обманут жестоко...
Может,
Строки мои не умрут,
Как усталое тело,
До срока?
Аршаку Арсеновичу — 80! Редакция «Слова» желает ему здоровья, успехов в творчестве и всего самого хорошего.
 
Николай ОФИТОВ

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите на сайт через форму слева вверху.

Please publish modules in offcanvas position.

Free Joomla! templates by AgeThemes