последние комментарии

trustlink1

ШАПКА ПО КРУГУ:

Владимир ЛичутинСбор средств на издание «Собрание сочинений в 12 томах» В. Личутина

Все поклонники творчества Владимира Личутина, меценаты и благотворители могут включиться в русский проект.

Реквизиты счёта

Получатель ЛИЧУТИН ВЛАДИМИР ВЛАДИМИРОВИЧ

Cчёт получателя 40817810038186218447, Московский банк Сбербанка Росии г. Москва, ИНН 7707083893, БИК 044525225,

Кс 30101810400000000225, КПБ 38903801645. Адрес подразделения Банка г. Москва, ул. Лукинская, 1. Дополнительный офис 9038/01645.

 

 

Подвиг – бессмертен, традиции – живы!

Казалось, еще недавно по знакомой тропе проходили, готовясь к Дню Победы, а оно вон уже, и снег не за горами, но надо выполнять должное, и будь что будет. Мы продолжаем работу литературной экспедиции «Донбасс — земля героев!» Союза писателей России совместно с Луганской писательской организацией им. В.И. Даля. Пройдено немало маршрутов, посвященных 75-летию создания подпольной комсомольской организации «Молодая гвардия». Были в Свердловке, в Алчевске и Стаханове, в Изварино, Первомайке, Краснодоне…

Особенное впечатление на нас произвела поездка в посёлок Краснодон, где в октябре 1942 г. создана подпольная группа из 14 человек во главе с Николаем Сумским, входившая в «Молодую гвардию». Все члены подполья, кроме Михаила Шищенко, которому удалось скрыться, были арестованы и 15 января 1943 г. сброшены в шурф шахты № 5 в Краснодоне. Все посмертно награждены орденами и медалями и похоронены в посёлке в братской могиле вместе с воинами-освободителями. В 1956 г. на могиле установлен памятник «Родина-мать».
Тринадцать героев-молодогвардейцев, выпускников 22-й школы с честью выполнили свой долг перед Родиной. К нашему сожалению, с самой школы уже исчезла Памятная доска об учениках-героях, как, впрочем, и со стены Луганского университета им. В.И. Даля. Исчез из Краснодонской школы № 22 и школьный музей о молодогвардейцах посёлка, подпольщиках, партизанах, шахтёрах, отказавшихся давать уголь фашистам…
Но это не значит, что мы должны забыть красивые лица ребят, их чистоту, что сияет с плаката над братской могилой молодогвардейцев, где всё освящено светом их подвига. Наша задача — совместными усилиями восстановить память!
Но чтобы мы не забывали, приведу лишь некоторые свидетельства родных и земляков о короткой жизни молодогвардейцев, которые не дадут нам забыть их подвиг.
ПО ВЕЛЕНИЮ СЕРДЦА
Воспоминания Л.С. Сумской о брате
Мы жили в посёлке Краснодон, в 12 километрах от города Краснодона. В начале войны Коля окончил 9 классов. Несколько дней подряд он ходил в военкомат, просился на фронт. Но его не взяли: молод ещё.
Всю осень и зиму он и его друзья – Володя Жданов, Саша Шищенко, Лида Андросова, Нина Старцева во главе с молодой учительницей Антониной Елисеенко – дежурили в госпиталях, занимались строевыми занятиями, изучали оружие, расчищали дороги от снежных заносов.
С весны 1942 г. брат Саши Шищенко Михаил стал работать секретарём Краснодонского райкома комсомола. В это время Коля часто бывал в городе Краснодоне. Приходил оттуда всегда с новостями, которые ребята с жадностью выслушивали и горячо обсуждали.
Летом 1942 г. немцы заняли наш район. Несколько дней Коля сидел дома в подавленном состоянии. Потом как-то он ушёл к Саше Шищенко, а от него как на крыльях прилетел. Там он встретился с Михаилом Шищенко, который остался в посёлке на нелегальном положении.
С этого, как я помню, все и началось. Коля писал записки своим товарищам, а я их разносила. К вечеру в нашем доме собирались почти все его друзья: Володя Жданов, Антонина Елисеенко, Лида Андросова, Женя Кийкова, Нина Старцева и другие. Вскоре со станции Семейкино к нам начал заходить Николай Миронов. Когда старшие собирались, я стояла на улице и смотрела, чтобы никто не вошел в квартиру…
Позже Коля объявил о своем решении поступить на работу на шахту № 17, которую оккупанты пытались восстановить. Часто он рассказывал, как идет работа. «Как только немец подойдет, все работают, а уйдет – опять сидят. Идем домой – выбиваем стойки. Все, что за день сделали, рухнет, и с утра начинаем заново. Фашисты ругаются, а в шахту лезть боятся».
Часто Коля не выходил на работу, ссылаясь на болезнь. В эти дни он ходил в Краснодон. Где и как доставал справки о болезни, я не знаю. Мама только руками разводила. Бывало, уходит из дому в темень и грязь. Если спросишь: «Куда?» – подмигнет и ответит: – «На вторую смену». Поздно ночью, весь в грязи, пропахший дымом, он приходил домой. На вопрос отца: «Что ты делаешь? – отвечал, прикладывая руку к фуражке: «Выполняю приказ Родины».
Из города Коля приносил много нарезанной листами бумаги. Все это он прятал. Однажды брат вернулся домой в приподнятом, праздничном настроении. С ним был и его товарищ Юра Полянский. Они принесли завёрнутый в платок радиоприемник. Быстро отремонтировали его. Вечером мама и я слушали родную Москву. После этого у нас в доме стали собираться ребята, чтобы послушать радио. Брат ставил меня часовым во дворе. По ночам Коля слушал последние известия и рассказывал обо всех событиях.
Однажды рано утром Коля разбудил меня и велел быстро без шума одеться. Он попросил выгнать корову в стадо и прислушаться, о чем будут говорить между собой женщины. Когда я подошла к ним, женщины шептались о листовках. Некоторые говорили: «Много таких листовок находили на базаре и на столбах приклеены были. Значит, кто-то знает, что наши придут. Значит, правда, что немцев под Сталинградом разбили!»…
Однажды утром Коля ушел на работу и уже не возвратился домой. Полиция ожидала его там, чтобы арестовать. Это было 4 января 1943 г.
...Носили Коле передачи восемь дней. 10 января к нам пришли с обыском. Перевернули все вверх дном. Нашли клей и пачку чистой бумаги, уже нарезанной для листовок. На чердаке, в сене, полицейские обнаружили радиоприемник. Допрашивали маму, отца и меня, но никто из нас ничего не знал.
В ту ночь брата и его товарищей сильно избили. Коле выбили глаз. Утром мы все пошли в полицию. За дверью слышались стоны. В коридоре – полицейские. Под вечер всех арестованных комсомольцев, избитых, измученных, повели в степь, в сторону города Краснодона. Коля шел рядом с Лидой Андросовой. Их было тринадцать. Они шли, поддерживая друг друга...
1956 год.
ПОГИБ, НО НЕ СДАЛСЯ 
Из воспоминаний Л.С. Ждановой о сыне
Уже в первые дни оккупации Володя вступил в подпольную комсомольскую группу. Выполнял все поручения, переписывал и распространял листовки. По заданию группы устроился кочегаром в румынский госпиталь. Здесь ему нередко представлялась возможность выводить из строя машины, находящиеся во дворе госпиталя.
Хорошо помню, как Володя приносил домой бутылки с клещами. Когда я спрашивала, зачем они ему, он отвечал: «Этих клещей мы высыпем в зерно, которое немцы хотят отправить в Германию».
3 января 1943 г. Володю арестовали. В полиции его ежедневно избивали до полусмерти, а 14 января отправили в Краснодон.
5 января Володя передал записку, в которой писал: «Здравствуйте, папа и мама! Я пока жив. Чувствую себя хорошо. Крепко целую всех...»
Когда извлекли трупы из шурфа шахты № 5, к нам подошел один человек и стал рассказывать, что ночью 16 января 1943 г. во время расстрела молодогвардейцев он прятался на эстакаде шахты и видел, как полиция оцепила площадь, а затем подъехала машина, в которой были комсомольцы. Начали подводить по нескольку человек к шурфу и расстреливать... Один парень высокого роста, чубатый, схватил начальника полиции Соликовского и стал тащить его к шурфу. Еще несколько секунд, и они оба упали бы в колодец. Но подоспел Захаров и выстрелил в голову этому парню. Я почему-то подумала тогда, что это был наш Володя.
Подтвердила мою догадку мать одного бывшего полицейского, которая позже говорила: «Бедный Володя! Когда подвели его к шурфу, он схватил Соликовского и крикнул: «Хоть один паразит пойдет с нами!»
1958 год.
МОЙ СЫН
Из воспоминаний С.В. Сафонова о сыне
По натуре Стёпа был серьезным мальчиком, увлекался радиотехникой. Сам мог исправить репродуктор и динамик.
Учился в школе он хорошо, переходил из класса в класс. Был способным. Мог бы учиться отлично, но поленивался, за что иногда и приходилось его поругать… В раннем возрасте наш сын был физически слаб. Чтобы поддержать его организм, мы давали ему рыбий жир, гематоген. А уже в 13–14 лет буквально на глазах он вырос, возмужал, окреп. В это время он серьезно занимался спортом. Он научился хорошо плавать, управлять лодкой. Зимой предпочитал коньки, лыжи.
Но вот в нашу жизнь ворвалась война. Я в это время работал на подсобном хозяйстве треста «Краснодонуголь» в с. Россыпном Новосветловского района, а Степа жил в пос. Краснодоне, где он большую часть времени проводил с летчиками на аэродроме. Видеться с ним приходилось редко. Когда он приходил ко мне в гости, я радовался так же, как и он, нашей встрече.
2 февраля 1942 года я получил повестку о призыве в армию. Сказал об этом Стёпе. Он помог мне собраться в дорогу. На следующий день проводил до военкомата. Это была наша последняя встреча. Мне запомнилось какое-то растерянное выражение его лица.
Уже из писем узнал я, что сын перешел в 9-й класс. На этом учёба его оборвалась. Краснодон был оккупирован, связь с нашей семьей прервалась. Я очень беспокоился за судьбу семьи, сына, так как не знал, эвакуировались ли они.
5 мая 1943 года я получил страшную весть – сын погиб.
Я узнал, что Стёпа был активным участником «Молодой гвардии». Скрываясь от преследований, он ушел в Каменск. В это время там шли жаркие бои. В составе одного из воинских подразделений он сражался с врагом. 20 января 1943 г. в бою за железнодорожную станцию погиб. Когда Каменск полностью освободили, Стёпу похоронили на Рыгинском кладбище в братской могиле.
1945 год.
* * *
Читая свидетельства родных и земляков героев-молодогвардейцев, в который раз мысленно возвращаюсь к школе № 22 поселка Краснодон, где они учились добру и любви к ближнему, откуда уходили на позиции 2014 года выпускники нового времени и тоже с честью справились с задачей по защите не только Родины, но и родного языка.
Какие же там были учителя, какие в посёлке Краснодон жили люди, что смогли вырастить столько самоотверженных, жертвенных сердец!
Какое-то чувство вины перед героями-молодогвардейцами и жителями многострадальной Луганской земли. Им-то не до праздников, лишь бы выжить, да и неизвестно, что завтра выкинет противная сторона. Но они все ж находят время, из последних сил поднимают из руин свои дома, строят дороги, открывают заводы, новые автостанции, вводят в строй разрушенные детские сады и школы.
Вот и мемориал на могиле молодогвардейцев в посёлке Краснодон восстановили, отремонтировали постамент, дорожки…
И мы, участники Литературно-исторической экспедиции «Донбасс – земля героев!» не сомневаемся, что нынешние директор и учителя школы № 22, власти посёлка и земляки вернут на прежнее место памятные доски и дух подвига в Краснодонскую школу с именами героев Николая Сумского, Владимира Жданова, Юрия Полянского, Александра Шищенко, Георгия Щербакова, Антонины Елисеенко, Лидии Андросовой, Надежды Петрачковой, Нины Кезиковой, Нины Старцевой, Надежды Петли, Антонины Дьяченко, Евгении Кийковой, Михаила Шищенко, и в Луганский государственный университет имени В.И. Даля вернется имя легендарной Нины Иванцовой. Мы позаботимся о её могиле на заброшенном старом луганском кладбище… Обязательно позаботимся! Потому что подвиг – бессмертен, а традиции – живы! Это зависит от нас…
(Печатается в сокращении.)
 
Сергей КОТЬКАЛО

К 75-летию создания подпольной организации «Молодая гвардия»

Please publish modules in offcanvas position.

Free Joomla! templates by AgeThemes