последние комментарии

trustlink1

ШАПКА ПО КРУГУ:

Владимир ЛичутинСбор средств на издание «Собрание сочинений в 12 томах» В. Личутина

Все поклонники творчества Владимира Личутина, меценаты и благотворители могут включиться в русский проект.

Реквизиты счёта

Получатель ЛИЧУТИН ВЛАДИМИР ВЛАДИМИРОВИЧ

Cчёт получателя 40817810038186218447, Московский банк Сбербанка Росии г. Москва, ИНН 7707083893, БИК 044525225,

Кс 30101810400000000225, КПБ 38903801645. Адрес подразделения Банка г. Москва, ул. Лукинская, 1. Дополнительный офис 9038/01645.

 

 

Мой солнечно-небесный дом…

В детском садике порядок

В детском садике порядок,
Здесь режим для всех ребяток:
Завтрак, игры на прогулке:
Вышибалы, салки, жмурки,
А потом обед у нас,
Два часа на тихий час.
Наступает тишина...

Полдник лёгкий после сна,
Вот компот, с повидлом булка,
И вечерняя прогулка.
Мамы, папы и братишки
Разбирают ребятишек.
Если мама не идёт,
Вкусный ужин в группе ждёт.
Занят делом воспитатель:
Уложить детей в кровати,
Заплести косички Свете,
Застегнуть сандали Пете,
Проследить за Васей с Машей,
Чтоб они доели кашу,
Почитать ребятам книжку,
Объясняя ребятишкам:
Что? Зачем? Когда? И как?
Обойтись без ссор и драк...
Час за часом, день за днём
Всё идёт чин-чинарём.
Но сегодня детский сад
Лихорадит. Ждут «десант»!
Ой, калина-калинА,
Нерв натянут, как струна!
— Шухер, шухер, воспиталки,
Бросьте игры, прятки, салки! —
Руководство всех зовёт: —
К нам комиссия идёт!
Чикиляют по дорожке,
Пострашнее бабки Йожки,
Восемь тёть и восемь дядь,
Проверять детсадик, глядь!
Проследить — приказ властей —
Здесь наличие детей
И количество котлет
Совпадает? Или нет?!
Если счёт не совпадёт,
Значит, кто-нибудь уйдёт,
Ведь подлее нет коварства —
Воровать у государства!
И по стойке «Смирно!» в ряд,
Воспитатели стоят,
Как солдаты на параде,
Бросив чад, проверки ради.
Из двух дядек в полный рост
Выставлен у кухни пост.
Список есть у поваров —
Утром было сто голов.
В детском садике порядок:
Сто котлет и сто ребяток.
Приготовлено на ужин
Столько порций, сколько нужно.
А на улице идёт
В пятой группе строгий счёт.
Вечер близится к концу,
Димочка бежит к отцу,
Прекращать пора игру,
Разбирают детвору.
Мама забрала Наташу,
Брат увёл братишку Сашу,
Бабушка пришла за Светой...
Не сойдутся, блин, котлеты!
Строго хмурится инспектор.
Повару звонит директор,
Потихонечку в сторонке
Шепчет: «Надо для подгонки
Срочно скушать пять котлет!»
А шеф-повар ей в ответ:
— Что вы? Целых пять котлетин?!
Я не съем, я на диете!
— Съешь, Макаровна! Так надо.
За спасение детсада!
— Ну, тогда пусть съест их Люся...
— Что вы, девки, я пощуся!
Это ж просто святотатство —
На страстную разговляться!
— Ну, не Люся, так Тамарка…
— Я же вегетарианка!
Съесть могу вам, если чо,
Из котлет один лучок.
— Вот собрался коллективчик!
Запихни тогда их в лифчик!
Чтобы порций было точно
Девяносто пять! И точка.
Втопчут ведь детсад наш в грязь...
И Макаровна сдалась:
— Ладно съем, куда деваться,
Прицепились, вот поганцы!
Напади на них изжога!
Пять котлет — не так уж много.
А тем временем под лупу
Проверяют третью группу.
Перебор одной котлеты!
Двадцать пятый, где ты? Где ты?!
Дубова забрал отец
Час назад. Каков подлец!
А в четвёртой (сто чертей!)
Недостача трёх детей,
Тили-тили, трали-вали,
Шестерых ещё забрали.
Во второй полгруппы нету...
Ешь, Макаровна, котлеты!
Вновь на кухне суматоха:
Сорок восемь? Это плохо.
Ещё трое укатили.
Трали-вали, тили-тили...
Съешь, Макаровна, котлетку!
— Лучше дайте мне таблетку
Валидола под язык...
Телефон тут снова: «Дзыньк!»
— Всё, кранты, идут на кухню!
Ешь котлеты, хоть опухни!
Счёт сойдётся — жди награды...
— Не могу, не лезут, гады!
— Надо детский сад спасать!
Жри котлеты, твою мать!
— Господи, спаси нас, Боже!..
...Близнецов забрали тоже...
Всё. Закончили подсчёт.
В кухню входит восемь тёть
Вместе с дядями, конечно.
Подсчитали всё неспешно.
«Сорок пять котлет. Однако…», —
Говорит их главный бяка.
Сверил списки, то и это...
Не сошлось. На две котлеты!
Это вам не ерунда.
В детский сад пришла беда.
В кухне найдены излишки!
Ой, плохи у вас делишки.
От излишков тётки в шоке,
Кумачом пылают щёки,
На лице у дядек тень,
Пострадает, ясен пень,
Государственный бюджет
От излишков двух котлет.
Ведь подлее нет коварства —
Воровать у государства!
Это ж хуже эпидемий!..
Минимум — лишенье премий!
— Я б вообще поставил к стенке! —
Говорит глава проверки.
Все согласно закивали,
Две котлетины изъяли
В спецпакет, надев перчатки,
Чтоб не смазать отпечатки.
А затем сплочённой кучей
Улетели чёрной тучей.
...Что ж, подсчитаны потери:
Крест поставлен на карьере
Нянечек и поваров,
Ждать опять инспекторов,
Снова будут проверять,
Надо ж хлеб свой отбивать.
И ещё, без всяких прений:
Выговор, лишенье премий,
Сокращенье единицы,
И Макаровна в больнице...
Всё законы принимая,
Нашей партии прямая
До абсурда довела,
Эх, калина-калинА!
У народа хлеб не сладок...
...В детском садике порядок...
Первый звонок
Я ещё никогда не ходила
В школу в этаком чине,
И цветы никогда не дарила
Хоть и маленькому, но мужчине.
Но вот дверь в 1-й «А»!
Жизнь на старте.
Взята буква в кавычки.
Я спешу в этот класс
к третьей парте
По своей многолетней привычке.
Только в класс не пускает учитель,
«Стоп» на жизненной трассе,
Говорит мне с улыбкой:
«Простите!
Но нет места для бабушек в классе».
Наблюдения в московском скверике
Весенних месяцев привет
С деревьев сбрасывает осень,
Какой-то странный человек
Листву зачем-то пылесосит.
Наперекор ветрам таджик
Направил маленькую вьюгу,
На север ветра путь лежит,
А он, мятежный, дует к югу.
Гудит натужно «листвосос»,
Ему навстречу ветер свищет,
Зачем сей труд? Большой вопрос!
Ответ обыденный — за пищу.
С таким орудием труда
Он мог бы разгонять и тучи,
Но ветер дует не туда,
И как-то куча не могуча.
Сидят на ветках там и тут
Вороны с каркающим смехом,
Понятно им — сизифов труд
Не увенчается успехом.
Но хомо сапиенс глупей.
Гудит шмелём электровеник,
Каким злым ветром «друг степей»
Был занесён в московский скверик?
Собрать с земли от плоти плоть,
Дуть против ветра — ахинея.
Чудны дела твои, Господь!
Но человечество чуднее.
Зонтики на ножках
Дождь такой пошёл в атаку,
Что не выгонишь собаку!
Гнать собаку это бред
Даже в ясную погоду,
А у нас собаки нет.
Мы глядим в окно на воду.
По июньскому сюжету
Во дворе должно быть лето,
Ну, а дождь забыл про это,
Потерялось лето где-то.
А без лета небу плохо,
Барабанит дождь горохом.
Мы сидим с сибирской кошкой
Смотрим в мокрое окошко:
За окном потоп, похоже,
С улиц смыло всех прохожих,
И остались на дорожках
Только зонтики на ножках.
А какой-то мокрый парень,
Видно, дома зонт оставил,
Вид печальный у растяпы,
Он теперь как гриб без шляпы.
Дождик льёт на всю катушку
И стучит в его макушку.
Снял сандали напоказ,
Показать свою отвагу,
Только зонтики без глаз
И не видят бедолагу,
Непогодою гонимы,
Пробегают мимо-мимо,
Ручейками к дому, к чаю,
Никого не замечая.
Ну, а зонтик в красной юбке
Задержался на минутку,
Трали-вали, тили-тили –
Стало ног под ним четыре!
Мы сидим с сибирской кошкой
И завидуем немножко.
Хватит пялиться в окошко,
Всё равно нет срочных дел,
Не пройтись ли по дорожкам?
Где-то зонтик мой висел?..
Нет... Не буду зонтик брать.
Я пойду его искать
Среди лужиц на дорожках,
Среди зонтиков на ножках.
Я пройдусь как гриб без шляпы,
Пусть все думают – растяпа.
Я смеюсь на этот счёт,
У меня здесь свой расчёт.
Мальчик слушает Моцарта
Мальчик слушает Моцарта,
Из динамика льются звуки:
От крещендо до тихого шёпота,
От восторга до горестной муки.
Что пришлось пережить
и выстрадать,
Все падения и все взлёты,
Что словами никак не высказать
Гениально сложилось в ноты.
(Вдохновенной рукой вписаны
В вечность прожитые мгновенья,
В этой музыке – сущность Истины,
Обнажённой души откровенья.)
И с немым изумленьем: «Что это?»
Распахнуло глазёнки Детство,
Как понять, что ещё не прожито
Из пелёночного блаженства.
Морщит лобик и бровки хмурые,
Словно что-то вот-вот
и вспомнится.
Заметались в Allegro струнные,
Рассказать ему что-то торопятся.
«Соль минор»* —
не для юного возраста,
Но ничем не отвлечь малышку.
Мальчик слушает Моцарта,
Уронив на кровать пустышку.
Прощай, мой дом!
Мой солнечно-небесный дом
Уже не мой.
До тапочек опустошён,
Стоит немой.
Ни шороха, ни голосов.
Тоска до слёз.
Ни даже тиканья часов.
Анабиоз.
Вчерашний шумный переезд,
Бардак, погром!
Теперь безмолвия протест.
Да хоть бы гром!
Но за окном сейчас зима
И тихий снег.
Мерцают окнами дома,
Там человек.
И ты наполнишься, мой дом!
Прости — не «мой»,
Любовью будешь окружён
Уже иной.
Заполнят новые жильцы
Твой каждый метр,
Замажут старые рубцы,
Сотрут мой след…
Но вдруг очнётся телефон,
И, весь звеня,
Попросит, укротив свой звон,
Позвать меня!
И станет в комнатах теплей,
И ярче свет.
Ты верить этому не смей:
«Таких здесь нет»!
Но как же так: «Здесь нет таких»?!
Ах, да… — БЫЛА.
И подтвержденьем — этот стих
На край стола.
И может быть, когда-нибудь,
Мои дела
Меня случайно приведут,
Где я жила,
Я обернусь, мой бывший дом
Мне свысока
Моргнёт заплаканным окном
Издалека.
 
 Елена ЛЕЩЕНКО
 
* — в тональности «соль минор» (g-moll) написана 40-я симфония Вольфганга Амадея Моцарта.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Свежее слово уже в продаже

Please publish modules in offcanvas position.

Free Joomla! templates by AgeThemes