последние комментарии

trustlink1

ШАПКА ПО КРУГУ:

Владимир ЛичутинСбор средств на издание «Собрание сочинений в 12 томах» В. Личутина

Все поклонники творчества Владимира Личутина, меценаты и благотворители могут включиться в русский проект.

Реквизиты счёта

Получатель ЛИЧУТИН ВЛАДИМИР ВЛАДИМИРОВИЧ

Cчёт получателя 40817810038186218447, Московский банк Сбербанка Росии г. Москва, ИНН 7707083893, БИК 044525225,

Кс 30101810400000000225, КПБ 38903801645. Адрес подразделения Банка г. Москва, ул. Лукинская, 1. Дополнительный офис 9038/01645.

 

 

Верить случаю наивно…

Умение удивиться – это дар природы. Он даётся для того, чтобы человек мог ощущать новые и новые краски в том пространстве и времени, в какое приводит его судьба. И тем, кому он даётся, сохраняют в душе молодость, а значит, и способность к свежему восприятию окружающего мира, вне зависимости от физического состояния. А ещё это умение позволяет понять нечто главное в том, что называется судьбой.
Об этом очень наглядно сказал Александр Кердан в своём, поначалу вроде бы шутливом, но, в конечном счёте, мудром, серьёзном стихотворении «РАБ БОЖИЙ», строчкой которого назвал мои впечатления о новом его сборнике*:
Вот споткнулся, как на грех…
Может, это – оберег?
Если б здесь я не споткнулся,
Через час бы растянулся
И расквасил нос и лоб,
Неповадно было чтоб.
Верить случаю наивно…
Всё, что в жизни неизбывно,
Всё, что вышло испытать,
Это – Божья благодать,
От беды обереженье
 Или просто снисхожденье
К непутёвому рабу,
Что пеняет на судьбу…

И будто продолжением этой мысли о единстве мироздания и тесной взаимосвязи всего, что населяет наше общее пространство, звучит другое стихотворение поэта «ВЗАИМНЫЙ ИНТЕРЕС»:
Как хорошо, что всё – непросто,
Хотя так манит простота.
В мой дом заглядывают звёзды,
Как будто рядом высота.
И я смотрю почти как равный
На свет, струящийся из тьмы.
И вместе мы молчим о главном,
О вечном размышляем мы.
Хоть тайну бытия, наверно,
Познать нам всё же не дано,
Взираю я в глаза Вселенной –
Она глядит в моё окно.
Из этих двух стихотворений уже отчётливо ощущаешь личность автора, его философское начало, с которым он, будучи наделённым ещё и   поэтическим даром, пришёл к сегодняшнему дню. Похоже, с какого-то момента тема о том, что, согласно известному выражению Осипа Мандельштама: «Всё в мире переплетено», стала для Александра Кердана главной:
Младенец, морщинистый, как старичок,
Старик, что глядит, как младенец,
Хотя на земле он – не новичок,
Но тоже уже иждивенец.
Меж этим и тем – где-то семьдесят лет:
В масштабе бессмертья – пылинка!
Вот, кажется, только явился на свет,
А следом уж ладят поминки.
Неужто и смысл заключается весь
Лишь в том, что нельзя по-другому:
Не может душа приспособиться здесь
И рвётся к небесному дому…
И этот знаменитый «лёгкий переход в неизвестность от забот», когда, перед тем как прийти к такому выводу или исходу, великий поэт сумел почувствовать и сформулировать, что «Жизнь ведь тоже только миг, / Только растворенье / Нас самих во всех других, / Как бы им в даренье», находит продолжение в восьмистишии Александра Кердана «МОЯ СУДЬБА»:
Когда уйду, предстанет жизнь судьбой.
Не для меня – для тех, кто будет следом
Искать созвучье времени с собой,
Сиюминутным радуясь победам.
Им, увлечённым, будет невдомёк,
Что жизнь равна судьбе лишь на мгновенье,
Когда, почти погаснув, уголёк
Даёт начало вечному горенью…
Каждый из нас сначала неосознанно, а с какого-то момента созрев как личность, уже осознанно ищет внутренне это «созвучье времени с собой». Кто-то дорастает лишь до того, чтобы любые сиюминутные победы принимать за такое созвучье, а кому-то дано понять, «что жизнь равна судьбе лишь на мгновенье». И тем, к сожалению, пока немногим, кто сумел выйти на такой уровень мысли, открываются горизонты бесконечности, о которых поэт сказал в двух заключительных строчках стихотворения.
Но какие бы горизонты ни открывались перед поэтом, свои прозрения ещё нужно выразить в строках. И тут каждый из пишущих время от времени пытается понять, как приходят к нему эти строки. Хотя никто так и не сумел этого сделать, таких попыток тоже ни один поэт не оставил. Вот и Александр Кердан задаёт себе всё тот же вечный «проклятый вопрос»:
Ну почему, когда я был счастливым,
И ты была со мною так мила,
Поэзия, как женщина, ревниво
Косилась – и ни строчки не дала
Мне сочинить?.. А в миг, когда не стало
Моей любви, и потерял покой,
Отчаянье мне сердце разорвало
И стало поэтической строкой…
Но словно возвращая к изначально
Вопросы неуёмные мои,
Строка стихов, рождённая печалью,
По-прежнему твердит мне о любви.
Вот такая взаимосвязь бывает порой между печалью и любовью. Но это, как и всё остальное в человеке, определяется природой его личности. Хотя есть и нечто общее между собратьями по перу в их «таинственной страсти перья грызть», о чём Александр Кердан пишет в стихотворении «СТИХОТВОРЦЫ»:
Жизнь переводим на чернила,
На бденье над немым листом…
Не лучше ль целоваться с милой,
А остальное всё – потом?
Но – нет, нам горечь как услада,
Нам вымысел милей, чем явь…
Мы там ползём, где бегать надо,
Мы посуху решаем – вплавь!
Нам представляются сюжеты
Наперекор самой судьбе,
Мы пестуем в себе поэтов –
И забываем о себе.
Затем, чтоб в суете бездумной,
Где чувства зыбки, словно ртуть,
Наш мир, как отрок неразумный,
Стал милосерднее чуть-чуть…
Как просто и точно сумел выразить поэт высокий смысл того, что зовётся поэзией, которая тысячелетиями вызывает у людей чувство, сходное со знаменитым определением: «Как горла перехват, / Когда его волненье сдавит».
Конечно, в этой короткой заметке – лишь субъективное восприятие того, что мне показалось главным в поэтическом мироощущении этого мудрого, светлого поэта Александра Кердана. И конечно, его новый сборник «ОБЕРЕГ» много более ёмкий в поэтической палитре, где представлена лирика гражданская, личная, лирика природы, а также философская, на которой и было сконцентрировано здесь моё внимание, и переводы с болгарского, белорусского, коми.
Поэтому каждый, кто возьмёт эту небольшую, но очень содержательную книгу, непременно найдёт в ней что-то своё, близкое биению собственного сердца.
Но в одном, уверен, все мы будем едины: в благодарности поэту за то, что «как главное и высшее искусство» он считает «умение прощать», к чему и призывает своего читателя:
Искусство попрощаться без обид –
Талант, которым Бог меня обидел…
В душе разлука каждая горит,
Как будто не любил, а ненавидел.
Как будто не виновен я ни в чём,
А все, с кем расставался, виноваты,
И на луну, как волк, не выл потом
От каждой сердцу тягостной утраты…
Нет оправданья мне. И потому
Молю судьбу, которая осталась,
Всех сохранить, кого сейчас люблю,
Чтоб с ними мне прощаться не досталось.
И пред разлукой, ждущей впереди,
Той, от которой не найти спасенья,
Дать мне талант – любимых не судить,
Не огорчать в ответ на огорченья,
От гнева и обиды защищать,
Беречь, лелеять трепетные чувства,
Приобретя умение прощать,
Как главное и высшее искусство.
Ну, а я хочу пожелать моему товарищу, чтобы та гармония, какая сложилась в его душе, навсегда осталась ему оберегом.
Григорий БЛЕХМАН.
* Александр КЕРДАН «ОБЕРЕГ». Екатеринбург: Изд-во «АсПУр». 2017. 126 с.

Комментарии   

+1 #1 Алексей Говоров 13.07.2017 20:54
Когда поэт пишет о поэте, он может почувствовать и передать то, что не поту не по силам. А когда пишет Григорий Блехман, любой его очерк превращается в поэму. С удовольствием поздравляю героя этой поэмы - прекрасного поэта Александра Кердана с его новой книгой, а Григория Блехмана благодарю за такое глубокое прочтение и очередную изящную подачу материала. Спасибо обоим прекрасным поэтам.
Цитировать

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Please publish modules in offcanvas position.

Free Joomla! templates by AgeThemes