последние комментарии

trustlink1

ШАПКА ПО КРУГУ:

Владимир ЛичутинСбор средств на издание «Собрание сочинений в 12 томах» В. Личутина

Все поклонники творчества Владимира Личутина, меценаты и благотворители могут включиться в русский проект.

Реквизиты счёта

Получатель ЛИЧУТИН ВЛАДИМИР ВЛАДИМИРОВИЧ

Cчёт получателя 40817810038186218447, Московский банк Сбербанка Росии г. Москва, ИНН 7707083893, БИК 044525225,

Кс 30101810400000000225, КПБ 38903801645. Адрес подразделения Банка г. Москва, ул. Лукинская, 1. Дополнительный офис 9038/01645.

 

 

Купола над Друтью

16 февраля в комплексе «Золотая гавань» в театре Килизэ на Приморском проспекте, созданном в рамках проекта Вячеслава Заренкова «Созидающий мир», прошла презентация двухтомника Николая Коняева «Купола над Друтью» (Полакс, Санкт-Петербург, 2016).
Новая работа писателя посвящена истории белорусского Свято-Покровского Толочинского монастыря, во дворе которого, отступая из России, Наполеон сжег знамена своей великой армии. Здесь, в Толочине, произошло также немало других событий, которые, хотя и не выходили за границы местечка, приобретали государственное и даже европейское значение. Книга Коняева повествует также о событиях, которые протекали вдалеке, но как бы наплывали на монастырь, затягивая его в движение мировой истории.
Большое место в книге уделено истории взаимоотношений православия и католичества, Речи Посполитой и России, без знания которых трудно понять многие аспекты современных отношений России, Белоруссии, Украины и Польши.

Николай Коняев приводит интереснейшие, никогда ранее не публиковавшиеся документы, показывающие, как менялось отношение к православию среди высших государственных чиновников Российской империи, рассказывает о судьбах таких великих церковных деятелей, как митрополит Иосиф Семашко, показывает, какую роль сыграл монастырь уже в советские годы.
Многие века отражались величественные купола Свято-Покровского Толочинского монастыря в водах древней Друти, соединяя незримыми нитями град земной и град небесный, но чтобы поддержать их, потребовались усилия и молитвы многих людей. И прежде всего тут надо назвать нынешнюю игуменью монастыря Анфису (Любчак) и Вячеслава Адамовича Заренкова.
Выступая на презентации книги Николая Коняева, он рассказал, как еще школьником попал в Толочин и увидел ветшающее здание храма... Прозвучало на вечере прочитанное ведущим Михаилом Крыловым предисловие Вячеслава Адамовича к двухтомнику Николая Коняева, в котором вспоминает он, пережитый в детстве ужас, когда сбрасывали крест с храма в их колхозе. Дома, со слезами на глазах, рассказал он об увиденном, и бабушка сказала, утешая его, что все образуется: «А ты, внучек, еще много церквей построишь и много крестов установишь. И даст Бог, еще и новые храмы построишь! Только не теряй веру в Бога».
С того дня прошло много лет, с 76 рублями в кармане семнадцатилетний Вячеслав Заренков сел в Орше на поезд и уехал в Ленинград, чтобы пройти здесь путь от простого рабочего до руководителя одной из самых крупных в стране строительных компаний.
И сбылось предсказание бабушки Анисьи: немало церквей восстановил на собственные средства Вячеслав Адамович, немало построил он с Божьей помощью и новых храмов. Золотые купола Свято-Покровского женского монастыря в Толочине  поднялись из глубины веков славянской истории и засияли над водами древней Друти тоже с его помощью.
В ходе презентации книги Николая Коняева «Купола над Друтью» впервые прозвучала  музыкальная пьеса Михаила Крылова «Дорога в Толочин».

Марина ДЕЙНЕКИНА.

Воспоминания о написанной книге
Свято-Покровский монастырь

Пока я шел из гостиницы к Свято-Покровскому монастырю, придумался рекламный слоган будущей книги: «Эта книга о Свято-Покровском женском монастыре, в котором Наполеон сжег свои знамена».
В этом монастыре 22 ноября 1812 года действительно проходило знаменитое ночное совещание Наполеона, ознаменовавшее окончательное поражение его армии.
Все французские источники сходятся, что Наполеон останавливался тогда в помещении монастырского корпуса, где располагается сейчас канцелярия.
В этой угловой комнате и ночевал он...
Из этого окна смотрел, как горят возле стены Покровского храма архивы и боевые стяги великой армии...
Вместе со знаменами и документами сгорали тогда так и не ставшие легендами судьбы наполеоновских героев, сгорали тайны преступлений рокового для Наполеона похода в Россию...
И чернел, чернел, покрываясь хлопьями сажи, белый снег во дворе Покровского монастыря...
Игуменья
— А это главная наша икона — Божия Матерь Белыничская… — сказала игуменья Анфиса.
Белыничская икона одна из любимейших икон в Белоруссии и почитается она как православными, так и католиками.
— Но это же не первообраз? — сказал я. — Говорят, он пропал неизвестно куда...
— Нет, конечно, это не первообраз... Но эта икона старинная и чудотворная, точно… Ее у нас даже забрать хотели… Музейные служители считают, что это самый близкий к первообразу список... Она была выносной, с ней ходили на крестные ходы… Она совсем потемнела, а когда начал собираться монастырь, и она стала обновляться. Мы ее не касаемся, но она сама светлеет под стеклом. Лик полностью был черным... И был такой случай, когда человек, который крестился здесь, приехал и испугался. «А что, — спрашивает, — вы с нею сделали, как вы ее отмыли?» А как мы ее отмыли... Стиральным порошком конечно… «Как! — возмутился мужчина. — А разве можно стиральным порошком отмывать икону?!»
— Отчего же нельзя? — сказал я. — Если этот стиральный порошок из молитв составить, наверное, можно… Вы знаете, матушка, у меня такое ощущение, что икона еще сильнее посветлела, пока мы с вами разговариваем…
— Это на душе у вас возле иконы посветлело… — сказала игуменья Анфиса.
На Покрова Богородицы
И еще один рассказ услышал я тогда от матушки игуменьи...
Праздник Покрова Богородицы в том году на вторник попал, и никто к нам из начальства не пришел, архиерей не приехал, да и народа немного в храме было, в основном наши монашечки…
Вот молимся мы, а грустно мне, что никто не приехал, никаких вопросов решить не удастся, только что же делать?
— Прости, — говорю, — Божия Матерь, что в такой праздник о пустом думаю…
И оглянулась…
А в дверях алтаря-то вроде как Иоанн Кронштадтский стоит и нас благословляет.
Когда служба закончилась, я и на трапезу сразу не пошла.
Позвонила Вячеславу Адамовичу Заренкову, рассказываю, что случилось, а он спрашивает, когда это было.
— Сегодня, — говорю. — На службе. Часа полтора назад…
— Так я же сегодня в Иоанновском монастыре был! — говорит Вячеслав Адамович. — Как раз в это время у мощей Иоанна Кронштадтского молился, и за ваш монастырь тоже…
Приданое
Службы в Покровском монастыре, как и во всех монастырях, долгие, неспешные...
Сегодня служба началась в восемь часов утра, а закончилась в половине третьего.
— У нас хорошо молиться, — говорит игуменья Анфиса. — Здесь небо раскрыто над храмом...
После службы, после недолгой монастырской трапезы поехали в Друцкую церковь, ставшую сейчас скитом Покровского монастыря.
Дивный первохристианский пейзаж открывается с высоты Друцкого городища.
Полоска реки... Прибрежные рощицы, подступившие к самой воде... Далекий лес... Бесконечно высокое и такое близкое небо...
Это и есть друцко-лукомльский волок легендарного пути «из варяг в греки»... И ни строения, ни провода не загораживают здесь чистую даль истории...
Здесь на Друцком городище была построена в 1001 году первая на территории нынешней Белоруссии церковь.
На месте, где стояла она, установлен сейчас увенчанный крестом камень.
«В лето 6509 (1001) сотворена бысть церкви сия святая Богородица в граде во Дрютьсце», — гласит надпись, сделанная на нем.
Утишал полоцкого князя Всеслава Чародея, который волком скакал по Руси, приходил сюда, в Друцк, в 1078 году Владимир Мономах еще в бытность свою князем черниговским.
Тяжкой была десница Владимира Мономаха, наводящего порядок на Руси.
И смотришь на извилистую полоску Друти, на овраги, прорезающие ее берег, на близкий, но кажущийся стоящим далеко-далеко скит Свято-Покровского монастыря, прислушиваешься к шороху сухой травы на городище — и кажется, сами всплывают в памяти слова Владимира Мономаха:
«Не осуждайте меня, дети мои или другой, кто прочтет: не хвалю ведь я ни себя, ни смелости своей, но хвалю Бога и прославляю милость Его, ибо меня, грешного и ничтожного, столько лет хранил от тех смертных опасностей и не ленивым меня, дурного, создал, на всякие дела человеческие годным».
Нынешняя церковь Рождества Богородицы построена в 2001 году на самом краю агрогородка, напротив древнего городища.
Иконостас в эту церковь привезли из Толочина, из Покровского храма.
Вот так и получилось, что вначале сюда иконостас пришел, а теперь и вся церковь подворьем стала. Недавно ее к Толочинскому Покровскому монастырю приписали.
— Обременение такое для монастыря… — сказал я.
— Это для нас обременение, а перед Богом это приданое будет… — ответили мне.
 
 
Николай КОНЯЕВ

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Свежее слово уже в продаже

Please publish modules in offcanvas position.

Free Joomla! templates by AgeThemes