последние комментарии

trustlink1

ШАПКА ПО КРУГУ:

Владимир ЛичутинСбор средств на издание «Собрание сочинений в 12 томах» В. Личутина

Все поклонники творчества Владимира Личутина, меценаты и благотворители могут включиться в русский проект.

Реквизиты счёта

Получатель ЛИЧУТИН ВЛАДИМИР ВЛАДИМИРОВИЧ

Cчёт получателя 40817810038186218447, Московский банк Сбербанка Росии г. Москва, ИНН 7707083893, БИК 044525225,

Кс 30101810400000000225, КПБ 38903801645. Адрес подразделения Банка г. Москва, ул. Лукинская, 1. Дополнительный офис 9038/01645.

 

 

В народе жив завет традиций

Родился в Архангельской области, окончил Литературный институт, работал в журналах «Наш современник», «Встреча», газете «Гудок», издательстве «Советский писатель», лауреат литературных премий им. Некрасова, Фадеева, Кедрина, «Традиция». Член Союза писателей России, награждён грамотой Министерства культуры РФ, Патриаршей грамотой. Академик Международной славянской академии, член-корреспондент Академии российской словесности и Академии поэзии. Автор 17 книг и 50 песен.

 

Гумна и гунны

Кочевьем проносятся гунны...

А память с корнями дана!

Славяне громадные гумна

Построили ради зерна.

Дворцы трудолюбья стояли

Веками на отчей земле.

И вот вопрошаю в печали —

Да кто же сокрыл их в золе?

Сожгли, чтоб не помнили гумна

О щедрых горах золотых.

Так мало и добрых и умных

Среди сумасшедших и злых.

А гунны промчались, как ветер,

Ни памяти нет, ни следа.

Славян сохранила на свете

Великая сила труда,

Любовь вековая к землице,

К снопам золотым на гумне.

Приснились крестьянские лица —

И страшно грядущее мне,

Коль больше не высятся гумна

В деревне дворцами труда...

И только проносятся гунны

Без памяти, без следа.

 

Мы не в Англии,
а в России...

Мы не в Англии, а в России:

Слава Богу, не всё здесь стригут.

И вольготно цветы полевые

Волей Господа ярко цветут.

 

Не люблю резких линий в природе,

Не всегда симметрична она.

Да и чудо ведь там происходит,

Где природа загадок полна.

 

Где вольна она, неприхотлива,

Где вписался в неё человек,

Не нарушив пейзажей красивых,

Что сложились какой уже век.

 

Избы русские, русские храмы

Гармонично вписались в холмы.

И нарушили всю панораму

Чужеродным лихие умы.

 

Ивановский ситец

Памяти моей матери Суховской-Фефиловой Александры Клавдиевны — труженицы нищей, но ещё живой тогда настоящей русской деревни, кормящей Россию

По радио пела Русланова

В быту порубежных годин.

И простенький ситец Иванова —

Деревню собрал в магазин.

Портреты почившего Сталина

Ещё не убрал сельсовет...

Отпала налогов окалина,

Крестьяне увидели свет!

Он высветил радости малые,

Заметный едва в нищете.

Но песни звучали удалые,

Невесты цвели в красоте.

И с верой,

сравнимою с мужеством,

Что счастье свернёт ко крыльцу,

Мечтали они о замужестве,

И ситцы им были к лицу!

Прибасы для них разорительны;

Богаты лишь жемчугом рос...

Но, помню, расцвёл изумительно

Ивановским ситцем покос!

Как ладненько блузка приталена,

Как дышит высокая грудь...

Когда гармонист на завалине —

Всю ноченьку глаз не сомкнуть!

Как день ни тяжёл с утра раннего,

Но вечером — песни да пляс...

В почёте он был, в обожании —

Ивановский ситец у нас!

И помнит моё поколение:

Отрадой он был на Руси —

Сменил гимнастёрки военные...

Да кто же его не носил?!

 

Юрию Бондареву

Великому писателю современности

 

От Сталинграда через Днепр

к Карпатам

Шел Бондарев с боями по стране.

Потом он в слове показал крылатом,

Как золотится колос на стерне.

 

«Горячий снег» явился откровеньем

О доблести солдатской на войне.

Артиллеристу выстоять

в сраженье,

В огне разрывов тяжелей вдвойне.

 

И пережить те огненные годы.

Страницы памяти листая наугад,

Как Днепр форсировал,

в огне не зная брода

И отклонил Бог вражеский снаряд.

 

И для того судьба благоволила,

Чтоб выжить смог

и летописцем стать,

Чтоб на страницах

память воплотила

Характер, образ и героев стать.

 

То  мужество, смекалку и отвагу,

Что помогли народу победить,

Смог Бондарев, доверившись бумаге,

Как всенародный подвиг отразить.

 

В романах виден русский

наш характер,

Душа, национальные черты.

Покуда тройкой мчится Русь

по тракту,

Не остановит время взлет мечты.

 

Фронтовика обьятья, как отцовы...

И классика, как Бога поцелуй.

Эпоха отразилась его словом.

С ним рядом плачь душа, но и ликуй!

Край мой отчий

Родниковая свежесть ручья

И червонное золото нивы,

Да широкая песня твоя,

Мать-Россия, вольны да красивы.

 

В свете дня, волшебстве вечеров

Грусть светла в песне,

сердцем пропетой.

И хранит она память веков —

Светлой верой Россия согрета.

 

Лебединую высь облаков

И озерную глубь не измерить.

Твой характер с врагами суров,

А друзьям открываешь ты двери.

 

Где резные узоры избы

Да былинная роспись соборов —

Ты как оберег русской судьбы

И бескрайних российских просторов.

 

Светел ты вековой красотой

Соловьиною белою ночью,

Храмом в белом цветенье весной

И великой душой, край мой отчий!

 

Матица

Основательно, без сумятицы

Избу ставили на века.

Узнаю по надёжной матице

Богатырскую крепь мужика.

 

Глубь веков Руси не исчерпана

И не всё врагом сметено...

То, что прадедом предначертано,

То исполнить мне суждено.

 

Двести лет стенам,

триста — матице,

А стоит изба, как дворец!

И пока я жив, не раскатится

Ни один золотой венец!

 

Постучу по ним —

только гуд идёт!

Корабельный кондовый лес.

Возвратится к нам

ещё в свой черёд

Эра праздников и чудес.

 

В божьем храме люд, каясь,

падал ниц,

В ратном поле русич суров.

Возродим ещё лихость Маслениц

И восславим кров на Покров!

 

Со своей избы, с места отчего

Заповедный дух возрождать,

С милой родины, славной вотчины,

Где холмов и рек благодать.

 

Частослойное и кряжистое,

Отстоявшее долгий век,

Угадал душой своей чистою

Это дерево человек.

 

И тесал топором ладно матицу

Он, кормилец Руси, сам творец!

И пока я жив, не раскатится

Ни один золотой венец.

 

Я люблю избу неоклеенной,

Чтобы дерева видеть цвет,

Чтоб душою вбирать

рассеянный,

Заповедный, целебный свет.

 

Я люблю избу вековечную

С красотой, неизменной в цене:

С Богородицею сердечною

И Георгием на коне.

 

А без них и душа растратится,

Не спасётся, хоть голоси...

В отчем доме стою под матицей,

Думу думаю о Руси.

 

Веками Русь
жила своим умом

Веками Русь жила своим умом

И грады-сказки строила по кручам.

Особой статью, силой, ремеслом

И верою красив и славен русич.

 

В былинах, сказках ли богатырей

Заморским ядом только ведь

и брали.

Не дай нам, Бог, слепых поводырей,

Да лишь бы мы незрячими

не стали.

 

Вновь с Запада вдруг бесов нанесло,

Соблазном нас греховным подкосили.

Без праведника не стоит село

И не подняться без него России!

 

В народе
жив завет традиций...

Что светит сердцу?

Русь Святая!

Её устоев крепь тверда,

Земля от края и до края

И пахнет пашней борозда.

 

Прекрасны степи, рек долины,

Открылись далями леса.

Клин над холмами журавлиный

Связал с землёю небеса.

 

В народе жив завет традиций

И песни русской красота.

Улыбка красит светом лица,

Как наши души доброта.

 

Отринем навсегда чужое,

Врага не пустим в отчий дом!

А наше русское, родное

В своей душе побережём!

 

Царевна-Русь

Как царственна Русь куполов

Пред заката огнистой свечой!

Горностаевый пух облаков,

Золотою прошитый парчой,

Над широкой дорогой парит,

Безоглядною далью холмов.

Русь не свергнута! Вечно царит

С верной службой светлейших умов!

Вижу облик Царевны-Руси

Там, где тысячелетний собор.

Свой она приговор огласит

Палачам и предавшим в укор.

Тех она пожалеет, простит,

Кто обманут подмётным письмом.

Нам о прошлой ли славе грустить?!

Не ослаб ещё русичь умом.

Полтора лишь столетья назад

Русь свободу несла до Балкан.

Купола, словно шлемы, горят...

Героический чудится стан.

В песнях вера у нас горяча,

Богатырская удаль гремит;

Зажигаются искры в очах,

И собор вечевой предстоит.

 

Мамина

молитва

Я вижу маму пред иконой

В родном краю, в родном дому.

С ней, сединою убелённой

Как будто рядом постою.

На судьбу не ропщи,

если трудно бывает;

Верь, что радость и счастье

не пройдут стороной,

Пока от бед оберегает

Молитва матушки родной.

Давно ли рядом были дети,

А вот теперь живёшь одна.

И тишина на белом свете,

Застыла мама у окна.

На фотографиях в альбоме

Глаза улыбкою цветут.

Дороже нет родного дома,

Здесь верят в нас,

здесь любят, ждут.

Порою в жизни мы упрямы,

А надо жить с людьми добром.

Когда придёт письмо от мамы,

Повет на душу теплом.

 

Весна

на Родине

Обожгла меня лаской, как чудом.

Ну, а я не ответил сполна.

С вольным вешним

раскованным гудом

Не проснулась душа ото сна.

 

Не творю я молитвы ответной,

Но я тронут молитвой твоей —

Чем-то благостным,

древним, заветным,

Колокольной отрадой церквей.

 

Свежесть запаха, цвета и звука

Возродись, как была испокон!

Будет верному сердцу наука

От наитья рублёвских икон.

 

Не слепой я, и вижу, как пресна

Стала жизнь, удивления нет.

Яд ехидства извёл, но воскреснет,

Возродится над родиной свет —

 

Чем-то благостным,

древним, заветным

Колокольной отрадой церквей!

Не творю я молитвы ответной,

Но я тронут молитвой твоей.

 

Образ родины

Николаю Карасёву

В широком ли поле дорога бежит,

По лугу раздольному вьётся –

И лён голубеет, и волны по ржи,

И сизая дымка с болотца —

Всё радует глаз и волнует в груди

Хранимые памятью чувства...

Часовня на склоне холма впереди

Прекрасна не только искусством.

Она — воплощенье

крестьянских трудов.

В ней отсвет наследственной веры

И тайна единственной меры

Глубокому смыслу венков.

 

Светила мне звездой Святая Русь...

Светила мне звездой

Святая Русь,

Как миллионам

сквозь века светила.

С безумцев разрушительною силой

Я, словно предки сотню лет,

борюсь.

 

Несметны силы

внутренних врагов

И внешние враги всегда коварны.

В друзьях среди народов

православных

Лишь сербы нам верны

за пять веков.

 

Святая Русь прекрасна и светла,

В цивилизациях ей нету равных.

Вернуть бы мощь

всю русичей державных,

Устои против мирового зла!

 

Жила деревня русская семьёй,

Из рода в род передавали память.

И совесть человека, словно знамя,

Вела на труд, на подвиги, на бой.

 

В любви к земле

равны были святым

Все те, кто подло

властью раскулачен.

Долг перед ними

нами не оплачен,

Как перед домом,

отчим и родным.

 

Валентин Суховский

Валентин Суховский
К 50-летию творческой деятельности

В народе жив завет традиций

Родился в Архангельской области, окончил Литературный институт, работал в журналах «Наш современник», «Встреча», газете «Гудок», издательстве «Советский писатель», лауреат литературных премий им. Некрасова, Фадеева, Кедрина, «Традиция». Член Союза писателей России, награждён грамотой Министерства культуры РФ, Патриаршей грамотой. Академик Международной славянской академии, член-корреспондент Академии российской словесности и Академии поэзии. Автор 17 книг и 50 песен.

 

Гумна и гунны

Кочевьем проносятся гунны...

А память с корнями дана!

Славяне громадные гумна

Построили ради зерна.

Дворцы трудолюбья стояли

Веками на отчей земле.

И вот вопрошаю в печали —

Да кто же сокрыл их в золе?

Сожгли, чтоб не помнили гумна

О щедрых горах золотых.

Так мало и добрых и умных

Среди сумасшедших и злых.

А гунны промчались, как ветер,

Ни памяти нет, ни следа.

Славян сохранила на свете

Великая сила труда,

Любовь вековая к землице,

К снопам золотым на гумне.

Приснились крестьянские лица —

И страшно грядущее мне,

Коль больше не высятся гумна

В деревне дворцами труда...

И только проносятся гунны

Без памяти, без следа.

 

Мы не в Англии,
а в России...

Мы не в Англии, а в России:

Слава Богу, не всё здесь стригут.

И вольготно цветы полевые

Волей Господа ярко цветут.

 

Не люблю резких линий в природе,

Не всегда симметрична она.

Да и чудо ведь там происходит,

Где природа загадок полна.

 

Где вольна она, неприхотлива,

Где вписался в неё человек,

Не нарушив пейзажей красивых,

Что сложились какой уже век.

 

Избы русские, русские храмы

Гармонично вписались в холмы.

И нарушили всю панораму

Чужеродным лихие умы.

 

Ивановский ситец

Памяти моей матери Суховской-Фефиловой Александры Клавдиевны — труженицы нищей, но ещё живой тогда настоящей русской деревни, кормящей Россию

По радио пела Русланова

В быту порубежных годин.

И простенький ситец Иванова —

Деревню собрал в магазин.

Портреты почившего Сталина

Ещё не убрал сельсовет...

Отпала налогов окалина,

Крестьяне увидели свет!

Он высветил радости малые,

Заметный едва в нищете.

Но песни звучали удалые,

Невесты цвели в красоте.

И с верой,

сравнимою с мужеством,

Что счастье свернёт ко крыльцу,

Мечтали они о замужестве,

И ситцы им были к лицу!

Прибасы для них разорительны;

Богаты лишь жемчугом рос...

Но, помню, расцвёл изумительно

Ивановским ситцем покос!

Как ладненько блузка приталена,

Как дышит высокая грудь...

Когда гармонист на завалине —

Всю ноченьку глаз не сомкнуть!

Как день ни тяжёл с утра раннего,

Но вечером — песни да пляс...

В почёте он был, в обожании —

Ивановский ситец у нас!

И помнит моё поколение:

Отрадой он был на Руси —

Сменил гимнастёрки военные...

Да кто же его не носил?!

 

Юрию Бондареву

Великому писателю современности

 

От Сталинграда через Днепр

к Карпатам

Шел Бондарев с боями по стране.

Потом он в слове показал крылатом,

Как золотится колос на стерне.

 

«Горячий снег» явился откровеньем

О доблести солдатской на войне.

Артиллеристу выстоять

в сраженье,

В огне разрывов тяжелей вдвойне.

 

И пережить те огненные годы.

Страницы памяти листая наугад,

Как Днепр форсировал,

в огне не зная брода

И отклонил Бог вражеский снаряд.

 

И для того судьба благоволила,

Чтоб выжить смог

и летописцем стать,

Чтоб на страницах

память воплотила

Характер, образ и героев стать.

 

То  мужество, смекалку и отвагу,

Что помогли народу победить,

Смог Бондарев, доверившись бумаге,

Как всенародный подвиг отразить.

 

В романах виден русский

наш характер,

Душа, национальные черты.

Покуда тройкой мчится Русь

по тракту,

Не остановит время взлет мечты.

 

Фронтовика обьятья, как отцовы...

И классика, как Бога поцелуй.

Эпоха отразилась его словом.

С ним рядом плачь душа, но и ликуй!

Край мой отчий

Родниковая свежесть ручья

И червонное золото нивы,

Да широкая песня твоя,

Мать-Россия, вольны да красивы.

 

В свете дня, волшебстве вечеров

Грусть светла в песне,

сердцем пропетой.

И хранит она память веков —

Светлой верой Россия согрета.

 

Лебединую высь облаков

И озерную глубь не измерить.

Твой характер с врагами суров,

А друзьям открываешь ты двери.

 

Где резные узоры избы

Да былинная роспись соборов —

Ты как оберег русской судьбы

И бескрайних российских просторов.

 

Светел ты вековой красотой

Соловьиною белою ночью,

Храмом в белом цветенье весной

И великой душой, край мой отчий!

 

Матица

Основательно, без сумятицы

Избу ставили на века.

Узнаю по надёжной матице

Богатырскую крепь мужика.

 

Глубь веков Руси не исчерпана

И не всё врагом сметено...

То, что прадедом предначертано,

То исполнить мне суждено.

 

Двести лет стенам,

триста — матице,

А стоит изба, как дворец!

И пока я жив, не раскатится

Ни один золотой венец!

 

Постучу по ним —

только гуд идёт!

Корабельный кондовый лес.

Возвратится к нам

ещё в свой черёд

Эра праздников и чудес.

 

В божьем храме люд, каясь,

падал ниц,

В ратном поле русич суров.

Возродим ещё лихость Маслениц

И восславим кров на Покров!

 

Со своей избы, с места отчего

Заповедный дух возрождать,

С милой родины, славной вотчины,

Где холмов и рек благодать.

 

Частослойное и кряжистое,

Отстоявшее долгий век,

Угадал душой своей чистою

Это дерево человек.

 

И тесал топором ладно матицу

Он, кормилец Руси, сам творец!

И пока я жив, не раскатится

Ни один золотой венец.

 

Я люблю избу неоклеенной,

Чтобы дерева видеть цвет,

Чтоб душою вбирать

рассеянный,

Заповедный, целебный свет.

 

Я люблю избу вековечную

С красотой, неизменной в цене:

С Богородицею сердечною

И Георгием на коне.

 

А без них и душа растратится,

Не спасётся, хоть голоси...

В отчем доме стою под матицей,

Думу думаю о Руси.

 

Веками Русь
жила своим умом

Веками Русь жила своим умом

И грады-сказки строила по кручам.

Особой статью, силой, ремеслом

И верою красив и славен русич.

 

В былинах, сказках ли богатырей

Заморским ядом только ведь

и брали.

Не дай нам, Бог, слепых поводырей,

Да лишь бы мы незрячими

не стали.

 

Вновь с Запада вдруг бесов нанесло,

Соблазном нас греховным подкосили.

Без праведника не стоит село

И не подняться без него России!

 

В народе
жив завет традиций...

Что светит сердцу?

Русь Святая!

Её устоев крепь тверда,

Земля от края и до края

И пахнет пашней борозда.

 

Прекрасны степи, рек долины,

Открылись далями леса.

Клин над холмами журавлиный

Связал с землёю небеса.

 

В народе жив завет традиций

И песни русской красота.

Улыбка красит светом лица,

Как наши души доброта.

 

Отринем навсегда чужое,

Врага не пустим в отчий дом!

А наше русское, родное

В своей душе побережём!

 

Царевна-Русь

Как царственна Русь куполов

Пред заката огнистой свечой!

Горностаевый пух облаков,

Золотою прошитый парчой,

Над широкой дорогой парит,

Безоглядною далью холмов.

Русь не свергнута! Вечно царит

С верной службой светлейших умов!

Вижу облик Царевны-Руси

Там, где тысячелетний собор.

Свой она приговор огласит

Палачам и предавшим в укор.

Тех она пожалеет, простит,

Кто обманут подмётным письмом.

Нам о прошлой ли славе грустить?!

Не ослаб ещё русичь умом.

Полтора лишь столетья назад

Русь свободу несла до Балкан.

Купола, словно шлемы, горят...

Героический чудится стан.

В песнях вера у нас горяча,

Богатырская удаль гремит;

Зажигаются искры в очах,

И собор вечевой предстоит.

 

Мамина

молитва

Я вижу маму пред иконой

В родном краю, в родном дому.

С ней, сединою убелённой

Как будто рядом постою.

На судьбу не ропщи,

если трудно бывает;

Верь, что радость и счастье

не пройдут стороной,

Пока от бед оберегает

Молитва матушки родной.

Давно ли рядом были дети,

А вот теперь живёшь одна.

И тишина на белом свете,

Застыла мама у окна.

На фотографиях в альбоме

Глаза улыбкою цветут.

Дороже нет родного дома,

Здесь верят в нас,

здесь любят, ждут.

Порою в жизни мы упрямы,

А надо жить с людьми добром.

Когда придёт письмо от мамы,

Повет на душу теплом.

 

Весна

на Родине

Обожгла меня лаской, как чудом.

Ну, а я не ответил сполна.

С вольным вешним

раскованным гудом

Не проснулась душа ото сна.

 

Не творю я молитвы ответной,

Но я тронут молитвой твоей —

Чем-то благостным,

древним, заветным,

Колокольной отрадой церквей.

 

Свежесть запаха, цвета и звука

Возродись, как была испокон!

Будет верному сердцу наука

От наитья рублёвских икон.

 

Не слепой я, и вижу, как пресна

Стала жизнь, удивления нет.

Яд ехидства извёл, но воскреснет,

Возродится над родиной свет —

 

Чем-то благостным,

древним, заветным

Колокольной отрадой церквей!

Не творю я молитвы ответной,

Но я тронут молитвой твоей.

 

Образ родины

Николаю Карасёву

В широком ли поле дорога бежит,

По лугу раздольному вьётся –

И лён голубеет, и волны по ржи,

И сизая дымка с болотца —

Всё радует глаз и волнует в груди

Хранимые памятью чувства...

Часовня на склоне холма впереди

Прекрасна не только искусством.

Она — воплощенье

крестьянских трудов.

В ней отсвет наследственной веры

И тайна единственной меры

Глубокому смыслу венков.

 

Светила мне звездой Святая Русь...

Светила мне звездой

Святая Русь,

Как миллионам

сквозь века светила.

С безумцев разрушительною силой

Я, словно предки сотню лет,

борюсь.

 

Несметны силы

внутренних врагов

И внешние враги всегда коварны.

В друзьях среди народов

православных

Лишь сербы нам верны

за пять веков.

 

Святая Русь прекрасна и светла,

В цивилизациях ей нету равных.

Вернуть бы мощь

всю русичей державных,

Устои против мирового зла!

 

Жила деревня русская семьёй,

Из рода в род передавали память.

И совесть человека, словно знамя,

Вела на труд, на подвиги, на бой.

 

В любви к земле

равны были святым

Все те, кто подло

властью раскулачен.

Долг перед ними

нами не оплачен,

Как перед домом,

отчим и родным.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Please publish modules in offcanvas position.

Free Joomla! templates by AgeThemes