Войти на сайт

Авторизуйтесь через любой из сервисов, чтобы оставить комментарий

     

ads

Поиск по публикациям

последние комментарии

Имени поэта

Вот уже 20 лет Союз писателей России и Фонд поддержки творческой личности проводят Всероссийский поэтический конкурс имени Сергея Есенина. В этом году председатель жюри конкурса Евгений Юшин вручил дипломы лауреатов Владимиру Молчанову (Белгород), Татьяне Грибановой (Орёл), Евгению Артамонову (Рязань). Церемония награждения прошла в селе Константиново — на родине великого русского поэта.
Евгений АРТАМОНОВ
*  *  *
Вот закат отрумянился, тает,
Колокольный доносится звон.
Средь берез твое платье мелькает,
Я в тебя и в березы влюблен.
Пусть меня завтра поезд уносит:
Ненадолго, родная, прощай.
Я вернусь – будет поздняя осень,
Только ты меня ждать обещай.
Дней промчится не так уж и много,
И разлука закончит свой счет,
И железная наша дорога
В близкий город меня приведет.
Я пройду к той знакомой калитке,
В милых окнах затеплится свет,
Как та «девушка в белой накидке»,
Ты не скажешь мне ласково: «Нет».
«Я твоя, — ты прошепчешь
влюбленно –
Чуть откинутся пряди со лба, –
Здесь все наши вокзалы-перроны,
Здесь наш поезд с названьем –
Судьба.
*  *  *
Любовь молчит, когда лютует зло,
Но легче с ней уйти в миры другие.
Туда, где солнце вечное взошло,
Туда, где встретим лица дорогие.
Любовь неизъяснима, но она
Нам шелестит осеннею листвою:
«Вдохни меня, я каждому дана,
Бесценна я. И ничего не стою.»
РОДНЫМ
Я в другой сейчас столице
и в другой совсем стране.
Дорогие ваши лица
вижу каждый раз во сне.
Вот и снова ночь ложится
темным платом на глаза,
чтоб могли ко мне явиться
вы и ваши голоса,
чтоб родные ваши руки
по моим пошли плечам,
чтоб не думал о разлуке
я хотя бы по ночам.
Лишь бы кто-то не окликнул,
не сорвал покрова с глаз.
Без меня вы попривыкли
Как привыкнуть мне без вас?
ПЕСНЯ О ЕСЕНИНЕ
До сих пор за милою Рязанью,
По рассветам, в солнечном огне,
И весенней, и осенней ранью
Скачешь ты на розовом коне.
Над Окой, за синевою русской,
Что зовем Есенинской страной,
Средь дорог и
средь тропинок узких,
Слышен голос, он такой родной.
И своими видел ты глазами,
Что есть рай в земные наши дни,
А в краю Приокском, под Рязанью,
Раю он небесному сродни.
Устремляясь к песенному трону,
Не жалея чудотворных сил.
Ты своей поэзии корону
На алтарь России положил.
*  *  *
Благодарю, мои друзья,
За то, что вы со мною рядом,
За то, что мне без вас нельзя,
За то, что каждым вашим взглядом
Я до сих пор ещё не сыт,
За то, что верую в удачи,
За то, что, окунувшись в быт,
Себя я не переиначил,
За то, что не познал сполна
Я горьких скук и одиночеств,
За то, что ваши имена
Произношу без всяких отчеств.

Владимир МОЛЧАНОВ
ВОСПОМИНАНИЕ
День прошёл – прошла забота,
Вечер скучен и сердит.
Выйдет мама за ворота,
На скамейке посидит.
В дом вернётся и с порога
Скажет мне, чтоб не дремал:
«Ты, сынок, хотя б немного
На баяне поиграл…»
Стает лучик в стёклах рамы.
И до самой темноты
Я солирую для мамы,
Я пою до хрипоты.
Горницу ласкают звуки,
Песня горлицей летит.
На меня, скрестивши руки,
Мама солнечно глядит.
Всё в былом… И песня спета.
Воздух памяти горчит.
Мамы нет уже на свете,
И баян в углу молчит…
*  *  *
Мрак за окном…
Луны светильник…
То дождь, то снег, то гололёд.
На подоконнике будильник
Напоминает: жизнь идёт.
И ощущаю всё острее
Я жизнь предчувствием грозы.
И с каждым годом всё быстрее
Идут, мне кажется, часы.
«Тик-так, тик-так!» –
будильник бьётся,
Пружинист ход его и крут.
Всё больше в прошлом остаётся,
Всё меньше – будущих минут…
*  *  *
Не скажу, что жизнь нещадно била,
Хоть и не безоблачной была.
В детстве
меня бабка не любила –
Ни одной конфетки не дала.
Нелюбовь её была глубока
И была превыше её сил.
Нелюбовь её была от Бога
Потому, что нехристем я был.
В ней жила до смерти в Бога вера –
От неё её не отвратить.
И меня – подростка-пионера
Всё в неё хотела обратить.
Я ж, язык ей показав с порога,
Убегал, икону сняв опять,
А она вослед: «Побойся Бога…
Бог за это может наказать…»
Лишь теперь узнал я,
словно новость,
И мой пыл безбожия угас:
Вера в Бога – это вера в совесть.
Сколько же безбожников у нас?!
И моя душа вдруг загрустила,
Вспомнив мои прошлые дела.
…В детстве
меня бабка не любила –
Ни одной конфетки не дала.
ДЯДЯ ВАНЯ
В родном селе – к чему названье,
Ведь я храню его в душе,
Живёт садовник дядя Ваня –
Давно на пенсии уже.
Он не всегда как надо выбрит,
Зато с соседями в ладу.
Любил по молодости выпить
И спать под яблоней в саду.
Всегда уважит – не откажет.
…И вот опять я с ним стою
И жду, когда же он расскажет
Про грусть нехитрую свою.
А было всё не так уж грустно.
В давно запамятном году
Крепчала хрусткая капуста
И зрели яблоки в саду.
Росли арбузы… Мы же, дети,
Желаньем лакомства полны,
Тянули их к себе за плети
Неописуемой длины.
И пацанячью ту атаку,
Как мог, дядь Ваня отражал,
Но, как мне помнится, собаку
Всегда на привязи держал.
Прицел один –
к чему детали?! –
Чтоб застращать нас на века,
Вслед брызги соли вылетали
Из пасти злой дробовика.
Трёхпалый свист! –
аж глохнут уши.
…И вот я думаю с тоской
Про эти «яблони и груши»
И про «туманы над рекой».
И стало явственно виднее,
Что сад, как чуб мой, поредел.
И стал немного я беднее,
Что дядя Ваня не у дел.
Навстречу мне идут селяне,
И я навстречу им иду.
Вот только жаль,
что дядя Ваня
Не спит под яблоней в саду…
*  *  *
Канун весны. Леса опольные.
И поезд грохотом колёс
Пронзает рощу белоствольную
Нераспустившихся берёз.
Река замедлила течение
В разливе поймы луговой,
И в ней колеблется свечение
Деревьев книзу головой.
И галки кружатся над рощею,
Разминка – ранний их полёт.
И ветки робко ищут ощупью,
Откуда солнышко взойдёт…

Татьяна ГРИБАНОВА
*  *  *
Разве может быть так:
за сто вёрст, а я всё-таки слышу,
На Успение в мальвах,
в отцовском, заросшем саду
Осыпаются груши,
грохочут по шиферной крыше,
Мягко шмякают о земь,
где осы их жадные ждут.
И горою гора, на сносях,
в рыжих бархатных латках,
Кошка Муська на стёжке лежит,
будто дедов треух.
И пеструхи, как бабы,
судачат на луковых грядках.
И бранится на них на чём свет
заполошный петух.
Это дивное времечко в липовых,
гречневых сотах!
Снова семечки-звёзды роняет
подсолнух луны.
То ль от спелых плодов,
а быть может, ещё от чего-то
Сладко-сладко воркуют
над хатой душистые сны.
*  *  *
Я не скопила в сундуках богатства,
И бриллианты в сейфах не горят,
Но я владею тридевятым
царством –
Найди попробуй, кто, как я, богат!
Я дорожу,
как сказочной жар-птицей,
Рябиною у дедова крыльца,
Гречишным полем, хутором,
криницей,
Где через край плеснулись небеса.
А по ночам я звёзды собираю,
На дно колодца сыплю под окном,
И солнце из сарая выпускаю,
И на закате прячу за гумном.
Люблю церквей к вечере перезвоны,
Нагретый за день у ручья песок
И тополей серебряные кроны,
И утром Гришки пастуха рожок.
Храню давно несметные
богатства:
Пруд с карасями,
в диком хмеле дом.
Готова подарить тому
полцарства,
Кто сможет уберечь его потом!
*  *  *
Земля лугов душистых, росных,
Российских далей глубина.
О, край июньских сенокосов!
И синь прудов… и тишина…
Вишняк за тыном полудикий,
Горой сосновые дрова,
Пучки сушёной костяники,
Иван-да-марья, трын-трава,
Далёкий скрип телеги в поле,
И вновь – анисовый покой.
Здесь всё идёт по божьей воле,
До неба здесь подать рукой.
Толпой бегут под горку сливы,
И в окна с простенькой резьбой
Крадётся вечер сиротливый,
Дед спорит с кем-то за избой…
Пройдя тернистые дороги,
Босая, по своим грехам,
Иду к отцовскому порогу,
К твоим, Россия, берегам.

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите на сайт через форму слева вверху.

Free Joomla! templates by AgeThemes