Войти на сайт

Авторизуйтесь через любой из сервисов, чтобы оставить комментарий

     

ads

Поиск по публикациям

последние комментарии

Женская проза


...И мы сохраним тебя, русская речь,
Великое русское слово.
А.А. Ахматова.

Я тогда был совсем юным. К нам, на целину, приехала группа артистов Малого театра. Среди них выделялась Елена Николаевна Гоголева. Она выделялась чистотой и красотой русской речи. Её речь можно сравнить со стеной, выложенной руками великого мастера, где каждый кирпичик подогнан предельно точно. Елена Николаевна так говорила со сцены Дворца целинников, на полевом бригадном стане, в обыкновенном общении. С тех пор я навсегда полюбил чистую русскую речь. ЧИСТАЯ РУССКАЯ РЕЧЬ – какая упоительная фраза.
Женская проза, мне всегда казалось, — это нежные и хрупкие строки. Это красота слога и его изящество. Как я ошибался! Вот повесть Людмилы Улицкой «Сквозная линия». Приведу только три цитаты. Стр.124. «Мишель же оказался подлинным поэтом, воспевающим б.., шлюх и проституток». Стр. 166. «Я сегодня под тремя клиентами полежала». Дальше идут характеристики этих самых клиентов. «А третий, — она захохотала, — лапочка-япошка, ну совсем без х.., но вежливый». И последняя цитата: «Ребёнок мой погибает – акушерка, молодой врач, рас…дяйка». Это пишет писатель-женщина, осыпанная разными премиями. А её рассказ «Второе лицо» ещё «страшнее». Не верите – почитайте.

Я вспомнил о ней не случайно. Недавно купил дорогущую книгу Татьяны Никитичны Толстой «Лёгкие миры» (Москва, АСТ, 2014). Сперва несколько цитат. Стр.175. «Я ему сказала: пусть я б.., пусть я проститутка, пусть я ...соска, но я всё-таки женщина». Я беспощадно загибал страницы с нецензурщиной. Книга стала похожей на гармошку. Вот стр.201. «В 1988 году поэт П. пришёл ко мне в гости и подарил два глечика из обожжённой глины и х… на верёвочке». Там же чуть ниже: «Как же это я вот так вот возьму и подарю американцу х…?»  Американцу Татьяна Никитична подарить не посмела. Там и этика и эстетика не позволяют этого сделать. Она привезла через 10 лет подарок в Россию и подарила вещицу русскому мужику. Тот был в восторге. «Ё… твою мать» — стр.232. «...студенты пошли на б...и» — стр.239. Всё, хватит. Впереди ещё десятка два загнутых страниц.
А ведь мы зачитывались ранними рассказами Т.Н. Толстой. Я с радостью переселялся в розовый мир детства и юности. И тогда подумал: достойная наследница великого предка. Что произошло? Думаю, в конкретном случае Америка — вина. В трудную годину для моей Родины либеральная интеллигенция хлынула туда. А когда Россия стала подниматься и вставать с колен, эту самую либералиху вдруг охватила тоска по Родине. И Родина приняла. Тарасова царствует в ледовых тусовках, Успенская захватила шансон, Никитична открыла «Школу злословия». Чувствуете вину Америки? А вот как Толстая описывает приезд в Москву: «Дальше только воровская толпа, ступени, бомжи, блевотина, пивные лужи, спуск в клоаку метро. Здравствуй, столица!» — стр.237.
В книге досталось и Газманову за «золото икон», и Прилепину за «полуостров Сахалин», и Грызлову (спасибо, Татьяна Никитична: посмеялся от души) — тогда министру МВД: «Министр из него был как из говна пуля». Про Грызлова не знаю. А Газманова и Прилепина попытаюсь защитить. Вы же видите, Татьяна Никитична, как залы встают под песни Газманова. Встают не бомжи, а боевые офицеры. И Прилепин, которому нет и 40, получил премию «Национальный бестселлер». Это вам не букер, что дают тем, кто лжёт и клевещет на прошлое моей Родины.
Сделаю маленькое лирическое отступление. Давно это было. В.П. Астафьев был жив и здоров. Его книгами зачитывались. Помните «Царь-рыбу», «Зрячий посох», «Людочка». И вдруг «Прокляты и убиты». Я, простой русский учитель, написал тогда Виктору Петровичу письмо в Красноярск с вопросом: «Как мне на уроках литературы давать ваш роман, насыщенный отборным русским матом?». Письмо писателю вручили: я получил уведомление. Ответа не было. А Астафьев пошёл вразнос, когда умер А.Н. Новиков — критик. Это он держал Астафьева в рамках приличия. Я тогда спросил писателя: как мне говорить о романе «Прокляты и убиты»…
О книге Т.Н. Толстой я ни спрашивать, ни говорить не буду, чтобы предать «Лёгкие миры» забвению. Такие книги, напичканные нецензурщиной, не должны доходить до прилавков. Их авторы способствуют вытеснению русской классической литературы из учебного процесса в школе. Ведь их могут прочитать родители, и будет сформировано общественное мнение о всей литературе. А сегодня только русская классическая литература самозабвенно служит делу воспитания и образования юношества. «Слава Богу, есть литература – лучшая история Руси». Это Е.А. Евтушенко.
На уроках русского языка дети изучают язык, а на уроках литературы познают его. Названные мною книги познанию не способствуют.

Пётр КУЗНЕЦОВ,
учитель русского языка
и литературы.
Мытищинский р-н
Московской обл.

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите на сайт через форму слева вверху.

Free Joomla! templates by AgeThemes