Войти на сайт

Авторизуйтесь через любой из сервисов, чтобы оставить комментарий

     

ads

Поиск по публикациям

последние комментарии

Из сирийского дневника

путешествие со «Словом»

В середине июня делегация Союза писателей России побывала по приглашению писателей Сирии в этой прекрасной, но истекающей кровью стране, в которой идет гражданская война. В составе делегации были Олег Бавыкин, председатель иностранной комиссии СП России, Александр Казинцев, заместитель главного редактора журнала «Современник», Анатолий Ехалов, писатель из Вологды, и Виталий Мальков, писатель из Белгорода.
Мы встречались со своими коллегами, были на приеме вице-президента Сирии, секретаря партии «Баас». Говорили о ценностях: восточных и западных. Одни — ценности человеческих отношений и любви, другие — поклонение золотому тельцу, которое несет ложь, фальшь, кровопролитие и разруху.
В Дамаске время от времени гремят взрывы. Только что мина попала в административное здание губернатора. Линия фронта в восьми километрах. Там уже другое государство, где, судя по телевизионным программам, режут несогласным головы. Народ очень спокоен, доброжелателен и жизнерадостен. Даже ополченцы и военные на многочисленных блокпостах. Все улыбаются вам, как родным и близким. Такое ощущение, что все сирийцы — старые добрые знакомцы или родня. «Руси» и «Москва» — пароль через все блок-посты.

Вечером пальба усилилась. Взрывы следовали один за другим. Вскоре они стали подбираться к гостинице, где на открытой террасе мы ужинали. Какой-то театр абсурда: сзади нас звучала латиноамериканская музыка, впереди гремели взрывы, молчаливые официанты лишь мрачнели лицами.
Здесь не любят говорить о войне и разрушениях. Наверное, это потому, что война и так разогнала посетителей...
* * *
В середине девяностых годов в Сирии был Василий Иванович Белов. В качестве секретаря СП РФ подписал договор о дружбе с писателями Сирии за утверждение прогрессивной гуманитарной культуры, за возвращение достоинства человека… Мне передали книгу Белова на арабском «Повести и рассказы». Прочесть невозможно, но приятно.
Вот о чем говорили писатели из Сирии сегодня. О том, что арабская весна — это инструмент разрушения в руках Америки. Сирия — задний двор России. Задавить ее — значит, лишить Россию интересов в арабском мире.
Санкции против Сирии не дали результатов, тогда начались военные действия. Исламское государство — дочернее предприятие Америки. 83 государства участвуют в этой агрессии против Сирии. Одни поставляют наемников, другие финансируют, третьи поставляют оружие, четвертые обучают террористов. 137 телеканалов работают на них. Идет страшное информационно-идеологическое давление, реальные события искажаются.
В Турции — центр антисирийской коалиции: здесь Саудовская Аравия, Бахрейн, Марокко, Тунис, Иордания… И вот всей этой силе противостоит маленькая Сирия размером с Вологодскую область с населением в 20 миллионов человек, расколотым гражданской войной. На её стороне только Ливан, Палестина и Иран.
С особой надеждой смотрят сирийцы на Россию, которая сама бьётся в тенетах мировой закулисы. Будет сильной Россия, считают они, и рабочие и крестьяне всего мира будут счастливы. Сирия вопреки страшному давлению со стороны империализма продолжает строить социализм.
Мы встречались со многими сирийцами, довольно хорошо говорящими по-русски. Это те, кто в 70—80-х годах учился в Советском Союзе. Они считают это время лучшими годами своей жизни и боготворят русский народ. Их 37 тысяч.
— Я по долгу своей службы, — рассказывал мне один сириец, доктор технических наук, — объехал весь мир. И со всей ответственностью могу сказать, что лучше русских, советских людей нет во всём мире. Самые добрые, открытые, честные, душевные — русские. Могу сказать, что Сирия оправляется от страшных ударов и ран и строит планы на своё будущее. Я верю, что она сможет преодолеть этот страшный для неё период.
По всем городам, трассам, которые находятся под контролем сирийской армии и ополчения, висят баннеры — на них портреты героев, которые отдали свою жизнь в этой борьбе. Их очень много, ушедших безвременно. Но растет ополчение, пополняется молодыми ребятами. Сирия сражается.
* * *
В Тартусе террористов нет. Здесь живут в основном алавиты, которые поддерживают существующую власть. Боевикам ИГ в Тартус дорога закрыта.
Но вот что говорит доктор Ибрагим Истанбули:
— Да, в Тартусе большинство коренного населения — алавиты. Но Тартус принял более миллиона сирийцев из других городов — это в основном дети, женщины и старики. Молодые остались. Они воюют на стороне различных террористических групп. И их семьи спокойно живут и работают в Тартусе, живут даже в соседних деревнях и селениях, где население целиком состоит из алавитов. И у последних нет ксенофобии по отношению к тем, кто рядом с ними живёт…
* * *
По Сирии нас возил сам начальник гаража Союза писателей, пожилой темнолицый араб, которого, казалось, знает весь шестимиллионный Дамаск. Он сумел поразить нас в первый же день.
Выехав из ворот здания Союза писателей, мы сразу же попали в безнадежную автомобильную пробку. И вот тут наш водитель умудрился развернуться и двинулся навстречу потоку. Улица была с односторонним движением, ехать было некуда, и мы подумали, что водитель сошел с ума. Но никто из участников движения даже и бровью не повел, чтобы выразить возмущение. Видели эти безумные маневры и полицейские, но также не прореагировали. И чудо: кто-то подвинулся, кто-то сдал назад, и через минуту мы покинули пробку и вырвались на широкий проспект.
По Дамаску ездят, нарушая все возможные правила. В потоке — машины, мотоциклисты, велосипедисты, пешеходы, вездесущие цыганки, собирающие свою дань, беженцы… Едут на красный, по встречке, пересекая сплошные и двойные сплошные… Мы не видели за неделю ни одной аварии, ни одной стычки, ни одного гаишника, остановившего водителя за нарушение правил… И поняли главное правило сирийских дорог: если человек нарушает правила, значит, у него на то есть причина. Значит, ему надо. И все относятся к этому с пониманием.
А ведь в городе война. И город превращен в настоящую крепость. Дороги разделены бетонными блоками, на каждом перекрестке — блокпосты, противотанковые ежи, колючая проволока и спираль Бруно…
Видя эту доброжелательность и приветливость на улицах в Дамаске, невольно думаешь, как могло статься, что араб пошел на араба, брат на брата.
* * *
Кто разделил этот великий арабский мир, кто стравил между собой сирийцев на этой благословенной земле, дающей до четырех урожаев в год…
Едем из Дамаска в Тартус, город на берегу Средиземного моря. Машина пришла за нами с опозданием. Поехали объездной дорогой. Сопровождающий нас сирийский писатель сказал, что это он предпринял специальные меры предосторожности. Никто не должен знать, по какой дороге мы выехали и когда. До нас были обстреляны писатели из Иордании, приехавшие солидаризироваться с сирийскими коллегами. Кто-то слил информацию: номер машины, маршрут, время. Иорданцев только ранили, их спасли книги, которые сзади защитили салон от пуль.
Дорога в 250 километров. Заправки разбиты и не работают. Много разрушений в городах и селениях.
Мы попросили заехать в крепость Шевалье, которую в свое время построили крестоносцы, пришедшие на Святую землю освобождать гроб Господен. Два года крепость удерживали боевики антиправительственных сил. Полгода назад в результате осады и боев оставшиеся в живых террористы и часть поддерживавших их местных жителей-суннитов ушли в Ливан. Сначала нас не хотели пускать туда. Но магическое слово «руси» сработало.
Страшны последствия этой
войны. А в Сирии, по словам одного сирийского издателя, идет сразу пять войн: глобальная — США против России, религиозная — между шиитами, суннитами, алавитами, христианами, друзами.., региональная — за интересы соседних государств, террористическая и информационная.
* * *
Маалюля. В этом православном монастыре крестили сына моего товарища Олега Бавыкина, работавшего в начале восьмидесятых директором русского культурного центра в Дамаске. И крестили его самого. Спустя многие годы мы с Олегом побывали в Маалюле, недавно освобожденном от террористов. Нас опять не хотели пускать: в пещерах могли скрываться снайперы. Но после долгих переговоров с начальством по телефону — пустили.
Красота этих мест невысказанная. Если прочитать это название по-русски, получится «земля любви». «Ма» — земля, а «Леля» — богиня любви. Как переводят это название сирийцы — не знаю. Но многие из них подчеркивали схожесть в названиях наших стран Россия и Сирия. Причем сирийцы говорят «сурия». А «сурия», «сурья» — одно из наименований солнца у древних славян.
Монастырь был жестоко разрушен боевиками, монашек увезли в Ливан в качестве заложниц, и только недавно они были освобождены, но пока не возвращены в монастырь, который восстанавливают местные жители и ополченцы.
Многие иконы были украдены или разбиты, но самые старые и ценные чудом уцелели. Они перевернутые валялись на полу среди мусора, камней. По ним боевики ходили, но не догадались поднять. Один из боевиков устроил засаду в келье. Рассматривая входное отверстие пули в раме, поразившей боевика, я оперся о стену, и мне тут же сказали, что запачкал свои руки кровью террориста. И это прикосновение словно обожгло меня… Не дай нам Бог такого!
* * *
На нашего водителя, которому мы на неделю доверили свои жизни, нельзя глядеть без восхищения. Он проползает на своем микроавтобусе в настоящие щели…
Темнокожий, нос большой картошкой, в самую жару в темном костюме. Видимо, дресс-код. Настоящий «раис» (араб. — глава) писательских водителей. На каждом блокпосту — а они в Дамаске на всех перекрестках — предъявлял удостоверение региональной организации партии «Баас» и уморительно приветствовал солдат и ополченцев: «Здравствуй, красавчик!»
Он, без сомнения, много чего бы рассказал нам, знай русский язык. Но некоторые отрывки из его монологов нам перевели. Он из йеменских племен, потому такой черный. Семеро детей. А у его отца было тридцать детей от семи жен. А вообще водитель сказал, что он знает свое родовое древо на тысячу лет и гордится этим. В Хомсе бандиты у него отобрали квартиру. Благо не убили. А потом предложили выкупить у них собственную мебель из собственной квартиры…
Нам рассказывали в Маалюле, что бандиты на своих блокпостах, также проверяли документы у всех едущих. Если ты — шиит, то тебя забирали в заложники, чтобы получить выкуп. Если — алавит или христианин, то стреляли тут же…
На одном из роликов, выложенных в инете, боевик из ИГ пишет на стене:
«Сегодня Сирия, завтра Россия…»
Как встать нам над этой схваткой, встать выше амбиций, выше обид и гордыни, выше меркантильных, мелочных порой интересов… Чтобы не ввергнуть себя в эту кровавую пучину, приготовленную по заказу чужого стороннего человека!?
 
Анатолий ЕХАЛОВ

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите на сайт через форму слева вверху.

Free Joomla! templates by AgeThemes