Войти на сайт

Авторизуйтесь через любой из сервисов, чтобы оставить комментарий

     

ads

Поиск по публикациям

последние комментарии

В эти дни выдающийся русский поэт Владимир Андреевич КОСТРОВ отмечает своё 85-летие. Редакция газеты «Слово» сердечно поздравляет признанного мастера слова со славной датой и желает ему крепкого здоровья, благополучия, а его поэтической лире — новых вдохновенных строк.

* * *
Ликующей листвы
крутая распродажа,
Медлительный исход реки,
текущей всклень.
Здесь я всего лишь часть
знакомого пейзажа,
Случайный огонек в одной из деревень.

Три месяца из-за карантина я не выходил из дома. Приехал на участок только в середине июня и попал под непрерывное, громкое и вдохновенное пение соловьёв. Они и в прежние годы пели, но только ночью, и всегда один певец, реже — два. А тут в разных местах участка (благо на нём дюжина высоченных берёз и елей) я насчитал пять певунов. Причём они пели не одновременно, а солировали один за другим, давая возможность каждому вокалисту закончить свои пощёлкивания, колена и трели. Даже если кто-то из певцов так увлекался, что затягивал своё выступление, партнёры не перебивали его, деликатно ждали своей очереди. Это была захватывающая музыка — некий гимн жизни. Трудно было поверить, что в сидящих на ветках маленьких серых птахах такая мощь.
Соловьи растеребили мою душу. Теперь, в старости, я и так с трудом засыпаю, а тут ещё такой концерт! Я выходил на крыльцо, усаживался на ступени, закуривал... Вспоминал родных и друзей, которых потерял, и собак, с которыми здесь жил и которые теперь, все трое, лежат под огромной елью на опушке леса в пятидесяти метрах от участка.

«Сказка ложь, да в ней намёк!
Добрым молодцам урок».
А.С. Пушкин
Вы давно читали сказки? Основанные на фольклоре, проникнутые гуманизмом сказки осуждают общественное неравенство, эгоизм, корысть, самодовольство сильных мира сего? На днях, разбирая с правнучкой — она учится в четвёртом классе — сказку «О Иване Царевиче и Сером Волке», я задумался: почему нет современных сказок, а только старые?
Пушкин собрал и записал много песен и сказок, которые впоследствии превратились в добротные произведения поэта. Не секрет, что многие сказки, рассказанные Ариной Родионовной, но уже в стихотворной форме, были использованы Пушкиным в сказках о царе Салтане, о Балде, о Мёртвой царевне». Многие сюжеты Пушкин подарил друзьям. Вот как об этом вспоминает известный русский фольклорист, современник Пушкина, Пётр Киреевский: «Вот эту пачку дал мне сам Пушкин и при этом сказал: «Когда-нибудь от нечего делать разберите-ка, которые поёт народ и которые смастерил сам. – И сколько ни старался я разгадать эту загадку, никак не мог сладить».

В мудрой, многоуважаемой газете «Слово», не побоюсь признаться, для меня родной, я встретил чудесную подборку стихов Вадима Терёхина (№ 11/2020).
Меня, как пишущего стихи, всегда интересовало, а как пишут другие поэты и о чём. Подборки стихов прочитывал полностью. И вот встреча со стихами Вадима Терёхина. Читал с огромным удовольствием. Стихи Вадима входили в моё сознание легко, с пониманием мною прочитанного.
Каждое новое стихотворение доставляло мне эстетическое наслаждение. Поэт средних лет, но что меня по-настоящему удивило, так это то, что в его стихах жила в полную силу жизненная мудрость. Из его стихов мне стало понятно, что поэт жил и живёт в полную силу, воспринимая всё, что его окружает душой и сердцем. Впитывал всё полной грудью. И мне стало понятно, что стихи свои Вадим Терёхин не сочинял, а записывал то, что было послано ему с небес.
Они у него лились чистым родником. Хотелось из струи, вначале бурным потоком сливающейся с валуна жизни, а затем, слегка усмирив свой поток в широком месте, разлившись озером, брать чистую воду поэзии ладонями двух рук и пить, утоляя жажду восприятия, познания и духовные потребности.

Бурмистров Борис Васильевич, член Союза писателей СССР, России. С 1993 г. по сей день — председатель Союза писателей Кузбасса, член Правления СП России, Лауреат большой литературной премии России им. Святого Александра Невского. Автор 16 поэтических книг, множества публицистических статей
в центральных и региональных изданиях.
 
* * *
То ли в ад, то ли в рай,
Нам неведом путь.
Ты других вспоминай,
А меня забудь.
Как ненужный предмет
Под окном в дому,
Как случайный рассвет,

Шпионство в английской литературе – в крови. От Кристофера Марло – современника Шекспира (молва приписывает ему авторство «Гамлета» и прочих шедевров «Вильяма нашего»), Даниэля Дефо — автора бессмертного Робинзона (эта книга не столько роман приключений, сколько курс выживания агента-экстремала), трех классиков – Киплинга, Моэма и Грэма Грина, которые все же шпионство своё старались не афишировать до человека, который и не скрывал своей службы в «МИ-6».
Речь на сей раз пойдёт о Дэвиде Корнуэлле, более известном «городу и миру» как писатель «Джон Ле Карре». В Советском Союзе его, прямо скажем, не жаловали. Причины: «холодная война» и культовый роман «Шпион, пришедший с холода», который собственно и создал мэтра английского шпионского романа Ле Карре.
«Перестройка» позволила Ле Карре стать у нас одним из самых известных литераторов-шпионов, (до Яна Флеминга с его Джеймс Бондом) он недотянул, но стал однозначно «своим» среди интеллектуалов СВР, во главе с её шефом Евгением Примаковым, который сравнивал себя (по словам некоего американского журналиста) с Джорджем Смайли, главным персонажем шпионских романов Ле Карре.

 Харбин в прошлом был городом сугубо русским и построен был русскими людьми. Тут много зданий и церквей, которые умеют возводить только в России, по-русски разлинованы улицы, здесь русским даже солнышко кажется, оно сильно смахивает на какое-нибудь красноярское или серпуховское, и оттого также кажется русским…
Когда-то город был центром КВЖД — железной дороги, построенной в Китае русскими людьми на русские деньги, здесь после гражданской войны осела белая эмиграция, рестораны харбинские хорошо помнят надрывные песни Вертинского и саксофон Эдди Рознера, воскресные выезды на берег Сунгари с кожаными холодильниками, туго набитыми едой, с накрахмаленными скатертями, походной серебряной посудой и вкусными фруктовыми винами, которые в России никогда не были популярны, а вот в Китае, благодаря японцам, популярность обрели необычайную…

Орлов Борис Александрович родился 7 марта 1955 года в деревне Живетьево Ярославской области. Окончил Высшее военно-морское инженерное училище имени Ф. Э. Дзержинского и Литературный институт имени А.М.Горького. После окончания ВВМИУ имени Ф.Э. Дзержинского был направлен для дальнейшего прохождения службы на атомную подводную лодку Северного флота. Участник дальних походов. Прослужил в Вооруженных силах 33 года. Капитан 1 ранга. В 1986 году Борис Орлов был принят в Союз писателей СССР. Выпустил 15 книг стихов. Лауреат Большой литературной премии России и других литературных премий. Стихи Бориса Орлова и статьи о его творчестве публиковались в США, Англии, Китае, Японии, Израиле, Чехии, Сербии. С 2005 года является председателем Санкт-Петербургского отделения Союза писателей России, а с 2009 года – сопредседателем Правления Союза писателей России. Член Общественного совета по культуре при Правительстве Санкт-Петербурга.

Прежде чем я познакомилась с поэтическим творчеством Григория Блехмана, мне доводилось читать комментарии этого поэта, прозаика, публициста и литературоведа на широко известном сайте Союза писателей России «Российский писатель», щедро дополнявшие и обогащавшие публикуемые материалы. Эти комментарии не были ни сухи, ни запрограммированы. Напротив, в них ощущалась полная искренность, уважительность и доброжелательность, какие могут быть лишь при неподдельном интересе к комментируемому тексту. А также глубокое знание лучших произведений мировой литературы.
Ивызывало удивление, что в наше прагматичное время ещё есть люди, способные на бескорыстную самоотдачу и служение. Хотя и известно, что заразительны дурные примеры, в данном случае такое утверждение не работало. Заразительно было благородство и добрый пример Григория Блехмана: хотелось поучиться и перенять у него это чувство долга и ответственности не только перед отдельным человеком, но и перед чем-то большим – перед обществом. Возможно, это большое называется общественным интересом, а люди, служащие ему – альтруистами. Вспоминаются слова одного из общественных деятелей, сказавшего, что, когда в обществе умирает альтруизм, умирает и само общество.

Стихи разных лет из нового сборника
Григорий Исаакович Блехман родился в победном 1945 году. Поэт, прозаик, публицист, литературовед. Мастер спорта СССР по хоккею с шайбой. По профессии физиолог и биохимик. Доктор биологических наук, профессор. Много лет был научным и литературным редактором журнала «Физиология и биохимия». Стихи, художественная проза, эссе и публицистика опубликованы в отечественных и зарубежных журналах и альманахах. На десять стихотворений композитором Раисой Агаджанян написаны романсы. Некоторые произведения переведены на персидский, литовский, армянский, болгарский, немецкий и английский языки. Автор одиннадцати сборников – стихотворений, прозы и очерков, вышедших в издательстве «Российский писатель» и «Вече». Член редколлегий журналов «Берега» и «Литературная Феодосия». Секретарь Союза писателей России, лауреат двух Международных и многих Всероссийских литературных премий: им. Н.С. Гумилёва, им. А.А. Блока, им. А.Т. Твардовского, им. М.Ю. Лермонтова, им. И.А. Бунина, «Слово – 2017»…

Возникновение во Вселенной мыслящего человека именуется событием человечества. Слово «событие» – от старославянского «събытися» – несёт в себе интонацию упования, надежды. Антропный принцип – то есть убеждение в том, что неизбежно в Мiре должен был появиться человек, является подтверждением того, что замысел о человеке присутствовал как самоцель с начала возникновения Мироздания. И действительно, с появлением человеческой личности Вселенная преобразилась. Однако цель творения – не расширение природных форм и даже не сам человек, а единение его с Творцом.
Богословы поясняют, что Бог-Отец сотворил Вселенную посредством Святого Духа для Сына. Сын был послан в Мiр, чтобы человек мог стать причастным путям, ведущим к Творцу Вселенной, чтобы в свободном стремлении человек мог достичь духовного уровня богочеловека, понять истинный смысл Жизни. Вопрос о смысле Жизни достаточно полно разработан в русской религиозной философии XIX—XX вв. на фундаменте такой краткой и точной формулировки: «Прилеплятися Богови» (Пс. 72: 28). Но в наше время требуются дополнительные разъяснения понятного на протяжении тысячелетий, а ныне поставленного под сомнение, стремления человека к обретению божественного содержания жизни.

В Год памяти и славы при поддержке Российского исторического общества вышло в свет очередное, четвёртое издание книги «Имена Победы», посвящённое плеяде выдающихся полководцев Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.
Книга строго документальна и создана на основе уникальных материалов из семейных архивов, при активном участии членов Фонда памяти полководцев Победы — потомков этих выдающихся людей, ставших легендой еще при жизни. Авторский коллектив возглавляет к.ф.н. Н.Р. Малиновская, дочь Маршала Советского Союза Р.Я. Малиновского.
Книга выходит в расширенном и дополненном варианте каждые 5 лет, начиная с 2005 года, когда она включала двадцать биографических глав. В двух томах нового издания таких литературно-исторических портретов уже пятьдесят шесть. Отдельные главы посвящены Верховному Главнокомандующему, Параду Победы, Русской православной церкви в годы войны.

Павел Басинский написал очередную книгу о Толстом. Почему очередную? Толстовская нива для Басинского оказалась необычайно плодотворной. Сначала «Лев Толстой: бегство из рая», потом «Святой против Льва. Иоанн Кронштадтский и Лев Толстой: история одной вражды», потом «Лев в тени Льва. История любви и ненависти». Ну а дальше…
Новоявленный толстововед Басинский, по его признанию: «решил написать короткое и, насколько это возможно, внятное изложение произведения под названием «Лев Толстой».
Толстой как — «произведение», — подход неожиданный и даже несколько кокетливый. Хотя почему бы нет? Ведь был же Толстой объявлен одним из основоположников «марлена» «зеркалом русской революции». А ещё можно было бы обозначить Толстого как «модель для сборки в игре в классики» (это уже по Кортасару).

Джек Лондон. Кто не знает знаменитого американского писателя, на книгах которого выросло не одно поколение читателей. Издавать его начали ещё в дореволюционной России, в советское довоенное время выходило едва ли не самое полное собрание сочинений в издательстве «Земля и фабрика», а в послевоенные годы начиная с 50-х годов и по наши дни Джека Лондона издают часто и помногу. Как сейчас скажут: Джек Лондон «снова в тренде», хотя ненавижу эту иноземную дефиницию. Просто читательский интерес к этому американскому писателю напоминает приливы и отливы, но никогда не забвение.
Автор новой книги о Джеке Лондоне, специалист по американской литературе Андрей Танасейчук дал своему биографическому повествованию о великом американце подзаголовок «Одиночное плавание». Насколько верен такой подход к творчеству Джека Лондона — вопрос спорный.

Как-то сошлось, что почти одновременно в серии «ЖЗЛ» вышли книги о двух знаковых героях, один из которых был признан в начале 1918 года (обратите внимание – пятый месяц пролетарской революции, а в Политехническом выбирают «короля поэтов»!) первым поэтом России. Вторым был Маяковский, а третьим — Бальмонт.
Маяковский у нас и сегодня «живее всех живых», Бальмонта знают меньше. Помнится зачастую эпатажное: «Хочу быть дерзким / Хочу быть смелым / Из сочных гроздей / Венки свивать / Хочу упиться / Роскошным телом / Хочу одежды с тебя сорвать!».
Почему только ЭТО? Было же у Бальмонта множество прекрасных стихотворений, но ЭТО точно отражало то время предреволюционного декаданса, когда другой герой, признанный «королём поэтов» писал о себе: «Я, гений Игорь Северянин, / Своей победой упоён: / Я повсеградно оэкранен! / Я повсесердно утверждён!». Круто! «Но дни идут — уже стихают грозы. / Вернуться в дом Россия ищет троп... / Как хороши, как свежи будут розы, / Моей страной мне брошенные в гроб!». Это написано уже потом в 1925 году. «Троп в Россию» он не нашёл. Да и не искал.

Большому поэту – большая книга. Почти девятисотстраничный «кирпич» поэта Ильи Фаликова о поэтессе Марине Цветаевой — книга «из ряда вон выходящая», с оговоркой: «из ряда серии «ЖЗЛ». Назвать её жизнеописанием довольно сложно. По словам самого автора: «Моя книга — о том, что происходило в сознании МЦ или могло его коснуться».
Едва ли не со второй половины книги Фаликов обозначает поэтессу как МЦ. Именно этой аббревиатурой подписаны сотни писем Марины Цветаевой самым различным корреспондентам. Гигантский эпистолярий Цветаевой, составивший едва ли не третью часть её литературного наследия, вкупе с дневниками, записными книжками и некоторыми эссе, Илья Фаликов умело обратил в «поток сознания» МЦ на протяжении тридцати лет её жизни и творчества.

На днях прошла презентация замечательного издания. К 75-летию Победы в Великой Отечественной войне в Академии проблем мира и противодействия войне вышла книга «Кто с мечом к нам придёт — от меча и погибнет» (Составитель: В.А. Ставицкий. М. 2020. 416 с.).
Эта знаменательная дата — повод, чтобы ещё раз глубоко проанализировать прошедшие исторические события и сделать выводы для упреждения ошибок, недопущения трагедий в нашей новой истории.

Шрапнельки от Аркадия ВАКУЛЕНКО



«Артист Зеленский» — это хорошо!
«Зеленский — президент» —
уже не «звёздно»!
Таких способностей
в себе ты не нашёл —
Уйди в «Квартал»,
пока ещё не поздно!

Детские годы Евгения Юшина прошли на Оке и Воже, в деревне Лужки Рыбновского района Рязанщины. Незабываемое впечатление произвели на него рассказы о предтече Куликовской битвы, знаменитой битве с ордынцами на Воже, а посещение с родителями Глебова-Городища, где произошла она, закрепило историческую память. Так оказалось, что с этими местами были связаны его первые незабываемые впечатления, оставшиеся на всю жизнь. Общение с бабушкой и дедушкой, с местными жителями побудило в дальнейшем к поэтическому осмыслению увиденного и услышанного, к слиянию с природой, пониманию её. Начальный опыт стал основой для первых юношеских стихотворений – светлых и нежных.

* * *

Парадокс усвоить сложно –
Это русская стезя:
Жить в России невозможно,
Без России жить нельзя…
 
* * *
Стала жизнь у нас хороша:
Изобильна, пёстра — кроме шуток.
Только там, где была душа
Триумфально воссел желудок.

У МЕНЯ БЫВАЛО: советовали редактора взяться за так называемую «проходную» тему, или просто переделать что-то уже написанное, «сгладить углы», «спрятать концы», для моей же пользы советовали: книга выйдет, всё какая копейка на молочишко. Нищета же одолевала. Я даже и пытался переделывать написанное. Но Бог спасал — не шло. «Не могу, не получается, говорил я, лучше не печатайте». То есть, бывало, во мне малодушие – известности хотелось, благополучия, но, повторяю, Господь хранил от угождения духу века сего.
ТУНИС, ПОСОЛЬСТВО, пресс-конференция. Мы с Распутиным отвечаем на вопросы. Приходит записка: «Будьте осторожнее в высказываниях — в зале враждебные СМИ». Но что такого мы можем сказать? Какие секреты мы знаем? Скорее всего, чекисты посольства опасаются за своё место. Значит, есть что-то такое, что может повредить Советскому Союзу? Ничего непонятно.

Легенда первая.

Владимир Ильич Ленин. Фигура планетарного масштаба. Кажется всё про него уже сказано. Лениниана исчерпана. Ан нет! Великий книгочей Лев Данилкин, который к тому же весьма талантливый литератор, написал большую книгу с довольно вычурным названием «Ленин: Пантократор солнечных пылинок». Книга пугает своей толщиной, хотя генерал Волкогонов вылил на пролетарского вождя помоев в куда больших объёмах.
Данилкин не ставил перед собой задачу как очернить, так и обелить своего героя, которого он именует ВИ. Он просто решил с позиций представителя поколения Y проследить жизненный путь В.И. во времени и пространстве. Причём в пространстве сегодняшнего дня. Страстный путешественник Данилкин проделал грандиозный вояж по России и по Европам, прослеживая «ленинский гений места» здесь и сейчас.

Рассказ-быль

Сергей пришел домой лишь под утро. Устало стянул куртку и ботинки с высокой шнуровкой, небрежно бросил джемпер на спинку стоявшего в прихожей старого, вылинявшего и протертого до проплешин на обивке кресла. Тамара Григорьевна, сложив на груди руки, запавшими от недосыпания глазами внимательно следила за сыном. Тот, промычав что-то невразумительное, поплелся в ванную: мать в очередной раз почувствовала сильный запах спиртного.

Терёхин Вадим Фёдорович – поэт, сопредседатель Союза писателей России, председатель правления Калужского областного отделения СП России, член-корреспондент Петровской академии наук и искусств (Санкт-Петербург), действительный член академии Российской словесности (Москва), действительный государственный советник II класса Калужской области. Родился 27.01.1963 в пос. Песоченский, Тульской области. Закончил Казанское высшее военное командно-инженерное училище ракетных войск им. маршала артиллерии М.Н. Чистякова и Московский литературный институт им. М. Горького. Служил на космодроме Байконур. Лауреат многих литературных отечественных и международных премий.

Андрей Степанович – охранник автостоянки. За уверенность в себе, солидность его уважительно называют Степанычем. Годков ему за шестьдесят, бывший танкист, подполковник в отставке, служит на стоянке второй десяток лет. Работа спокойная, хотя, когда рядом открыли новую станцию метро, машин прибавилось. Удобно для иногородних: въехал в Москву, поставил авто, не толкаясь в пробках, и в любой конец города катись на метро без проблем. Дела уладил, вернулся к машине и езжай хоть в Тулу, хоть в Воронеж или ещё дальше.
Только-только Андрей Степанович сегодня заступил на дежурство, как приехали липецкие, судя по номерам, – муж с женой и дочка с ними, попросили разрешения поставить машину.

В московском издательстве «Центрполиграф», где историческая литература является едва ли не ведущим сегментом, вышло сразу несколько книг, на которые не смог не обратить внимания, уже в силу того, что многие из них однозначно очень и очень спорные.
Вот книга двух нижегородских авторов Дмитрия Дегтева и Дмитрия Зубова «1917: русская Голгофа». В своё время были невероятно востребованы книги популяризатора науки Якова Перельмана «Занимательная математика (физика, химия и т.д.)». Эти книги, которым в недалёком будущем исполнится сто лет, охотно переиздают и сегодня. Потому что написаны они живо и доходчиво. Примерно с такими же мерками подходил к историческим фактам Валентин Саввич Пикуль, под пером которого история оживала и начинала говорить с нами. Иные ученые и писатели-снобы морщились, история мол переврана, а литературные качества ниже плинтуса. Однако по тиражам Пикуля пока ещё никто не превзошел, потому что книги его читает народ, а не поклонники постмодернизма.

Куда денешь вечные привычки? Заглянул в свой дневник и улыбнулся – когда время здоровое, то будто и не до него: сплошные зияния, по полгода ни строчки. Тем более про книжки – до них ли? А теперь вон как заперли дома, так что делать-то грамотному человеку. Ну, и нет-нет что-то подумается на полях прочитанного. Ну, а поскольку писатель пишет не для одного себя, то и читатель следом торопится кому-то сказать, что прочитал, де, и вот подумал. Даты выставлять не буду. Скажу только, что от конца марта до конца мая.
* * *
Вдруг с изумлением отметил, что мне нравится всё большее число книг из соискателей премии «Ясная Поляна», которые я читаю по долгу члена жюри. Раньше-то вроде больше брюзжал, а теперь вон нацелил в короткий список целых пять книг (имён не скажу, потому что пока нельзя). И на очередной, даже не намеченной в «список», догадался, что эта снисходительность явилась оттого, что книги эти стали заменять мне жизнь, что сам-то давно остановился и давно не гляжу в окно вагона или самолёта, и давно уже не был не то что в прежде почти ежегодных Перми, Красноярске или Иркутске, но даже вон и в Москве, и Питере. Ни живых встреч, ни разговоров. Вот и набрасываешься на книжных героев — поговорить с ними, послушать, оспорить, согласиться. Они теперь для тебя шум улицы и жизнь.

Обычно фронтовики не любят смотреть военные фильмы. Даже не оттого, что в фильмах «киношная» война, оттого, что слишком тяжело вспоминать войну. Один ветеран, боец пехоты, пристрастился смотреть всякие военные сериалы, смотрел и плакал, и говорил соседу, тоже фронтовику: «Вот ведь, Витя, как люди-то воевали, какая красота, а мы-то всё на брюхе, да всё в грязи, да всё копали и копали...» Ветерану начинало казаться, что он был на какой-то другой войне, ненастоящей, а настоящая вот эта, с музыкой и плясками.
Мы, послевоенные мальчишки, прямо-таки бредили войной. Она была и в фильмах — «Александр Матросов», «Голубые дороги», «Подвиг разведчика»… А «Молодая гвардия» была и в наших играх, и в каждом доме. Там отец не вернулся, там вернулся весь искалеченный, там все ещё ждали. Мой отец, прошедший со своим единственным глазом ещё и трудармию (что это такое, лучше не рассказывать), разговоры о войне не выносил, и я не приставал. Дяди мои, на мой взгляд, тоже не подходили для боевых рассказов. Уж больно как-то не так рассказывали.

Как-то в «Слово» пришло письмо от генерал-лейтенанта в отставке, председателя Совета ветеранов Управления «М» ФСБ России Владимира Ленмаровича Тимофеева. «Треть века я прослужил в органах госбезопасности, — писал ветеран. — Вышел на пенсию с должности зам. руководителя Службы экономической безопасности ФСБ России, продолжил работу в строительной отрасли. А когда решил наконец-то отдохнуть, обнаружил, как трудно воспитывать своих пятерых внучек. Пришлось использовать оперативные навыки, отказаться от лобовой атаки. Издал книжку «Сказки дедушки Бывалого». Темы для дискуссий появились. Но обнаружил другую страшную беду — пробелы в образовании… Нашу литературу не знают, хоть плачь. «Кому на Руси жить хорошо» не читали — в школьной программе отсутствует. Вы этот стон не раз слышали со всех концов нашей матушки и от многих людей. Сказки оказались непонятны и потому во многом остались непонятыми. Поэтому перешёл к притчам». Так Владимир Ленмарович стал постоянным автором «Слова». Публикуем его очередной материал.

Кажется, у Наполеона была максима о маршальском жезле в солдатском ранце. Типа того, что каждый должен иметь высшую цель. Николай Долгополов — долговязый парень из спортивного отдела «Комсомолки» тоже лелеял в своём ранце «маршальский жезл».
И хотя в литературные генералы не попал, (их время неумолимо закончилось в «рычащие 90-е»), однако на излете «перестройки» успел послужить собкором «Комсомолки» во Франции, пообщаться с Франсуазой Саган, подружиться с Эдуардом Лимоновым, поучаствовать в возвращении знаменитого диссидента Владимира Максимова на родину.

ПРИТЧА

И жизнь не хочет знать о том,
Что капитан лежит в твиндеке.
В. Варно

Капитан лежит в твиндеке,
Где трава, что ложь, густа.
Ходят кругом три калеки, –
Ни могилы, ни креста.
Ищут правды человеки.

Пробежала трава — на опушке.
Над рейхстагом развеялся дым,
И запели царевны-лягушки
По прудам и болотам родным.
Поднимались хлеба и бурьяны,
И катилась к востоку война,
Присыпала кровавые раны
Белым цветом черёмух страна.

Академик Академии российской словесности, член Союза писателей России, Новикова Ольга Александровна родилась и живёт в городе Воскресенске. Автор девяти книг стихов и прозы. Печатается во многих международных изданиях. Входит в состав редколлегии издательства «Серебро слов», ответственный секретарь газеты «Воскресенск литературный». Лауреат многих литературных конкурсов. Награждена государственными и общественными знаками отличия.

БРАТИШКА

Светлой памяти дяди моего
Василия Михайловича Сайгушева
«Ты не верь, братишка, если скажут
Кто бывал и не был на войне,
Что совсем как будто бы не страшно
Умирать под пулями, в огне.

Лещенко Елена Ивановна неоднократно публиковалась на страницах газеты «Слово», является автором пяти поэтических сборников и двух песенных дисков, член союза писателей-переводчиков России, член Союза литераторов России, государственный стипендиат, член клуба сатириков и юмористов «Чёртова дюжина», лауреат множества фестивалей авторской песни. Живёт и работает в Москве.

На карантине

Видно, был в Раю карантин,
Развлекался каждый как может,
Новый мир изобрёл один,
Звали мудрого просто: Боже.

В библиографии Великой Отечественной войны мемуары маршалов и генералов Победы занимают значительное место, превалируя над воспоминаниями рядовых ратников, а заодно и незаслуженно отодвинутой сегодня на второй, а может быть, и на третий план «лейтенантской прозой».
Начался этот мемуарный марафон в теперь уже далёком 1969 году с выходом из печати книги главного маршала Победы Георгия Константиновича Жукова «Воспоминания и размышления».
В то время ещё не было культа маршала Победы, каким он стал сейчас, но после хрущёвской опалы это был серьёзный прорыв в исторической памяти о войне, какой она предстала в мемуарах Жукова. Вслед за этой книгой мемуары военачальников Великой Отечественной посыпались из «Воениздата» как из рога изобилия. Серия «Военные мемуары» с воспоминаниями генералов и маршалов перевалила в 80-е годы за несколько сотен томов. Сегодня большая часть этих книг пылится на полках провинциальных библиотек, хотя наиболее яркие из них довольно успешно переиздают в возрождённой серии «Военных мемуаров» в русском историческом издательстве «Вече».

Митрополит Киприан цитирует Иоанна Лествичника.
Последовательно и логично газета «Слово» отстаивает независимый патриотический взгляд на российскую историю, и как иначе бы появился в конце 1990-х тютчевской строкой эпиграф в газете «Как слово наше отзовётся»… Тютчеву посвящен триптих поэта, лауреата Премии Правительства России Андрея Шацкова, недавно вышедший в Петербурге отдельной книжкой (Санкт-Петербург «Лебеди Тютчева». /Триптих/. — СПб.: издательство «Любавич», 2020), при содействии Литературного фонда «Дорога жизни», возглавляемого поэтом Дмитрием Мизгулиным.
Три строфы тютчевских «лебедей», также и триптих Шацкова тремя частями делит размышление на тему стихотворения.

Япония — страна культовых фигур на планетарном уровне. В кинематографе — это Акиро Куросава и Такеси Китано. В литературе – Акутогава, Юкио Мисима и современная икона японской словесности — Харуки Мураками. Его книги переведены на 50 языков, они сразу становятся мировыми бестселлерами и удостоены множества престижных литературных премий. Однако «нобелевка» его пока обошла стороной.
Вкниге «Писатель как профессия» (Харуки Мураками – «Писатель как профессия». М. Эксмо, 2020), которая представляет своеобразный «мастер-класс» от литературного сэнсэя, Мураками говорит: «Не хотелось бы повторяться, но потомкам останутся в наследие наши произведения, а не премии». Конечно, в этих словах есть доля лукавства, но по сути они справедливы, особенно в свете номинаций литературной «нобелевки» последних лет.

Анна Токарева родилась и живёт в городе Егорьевске Московской области. Стихи пишет с детства. Печаталась в ряде российских и зарубежных изданий, альманахах и литературной периодике. Лауреат литературной премии «Слово-2018». Лауреат сайта «Российский писатель» за 2017 г. Лауреат 6-го Международного литературного фестиваля «Славянская лира-2019». 2-е место в номинации «Гражданская поэзия». Автор двух поэтических книг: «Рябина в меду», «От одиночества до счастья». Член Союза писателей России с 2004 года.

ОДИЧАЛОЕ ПОЛЕ

На бескрайней безумной юдоли
Я дарю тебе ласку руки,
Одичалое русское поле,
Где, родное, твои колоски?

Страница 1 из 22

Please publish modules in offcanvas position.

Free Joomla! templates by AgeThemes