Войти на сайт

Авторизуйтесь через любой из сервисов, чтобы оставить комментарий

     

ads

Поиск по публикациям

последние комментарии

В плену обветшалых норм

Банкротство экономической политики России стало притчей во языцех. Её творцы теперь уже не скрывают, что нас ждёт ускоренное падение ВВП, усиление безработицы, рост дороговизны, резкое снижение реальных доходов населения и, как они сами выражаются, «жёсткая посадка». Правда, что под этим подразумевается — очередной дефолт, ещё одна волна резкого обвала валюты или общеэкономический коллапс — пока не расшифровывается. Министры призывают нас потуже затянуть пояса, расслабиться и не думать о неприятностях. Для большинства соотечественников наступает зима тревог. С негодованием наблюдают они за непрестанным «вальсом этикеток» на прилавках магазинов. Разоряются фирмы, сворачиваются производства и сферы услуг. Многие теряют работу и не знают, чем кормить детей, если не залезать в долги. И тем, кто занят, сводить концы с концами всё сложнее. Набухают гроздья гнева, чреватые протестными акциями и дестабилизацией ситуации в стране. Во весь рост вновь встают традиционные русские вопросы: «Кто виноват и что делать?»

Мы публикуем беседу на эту тему главного редактора газеты «Слово» В.А. ЛИННИКА с профессором Г.Н. ЦАГОЛОВЫМ, постоянным автором нашей газеты.
— В чём основное отличие текущего экономического положения России по сравнению с предыдущим периодом?
— Экономика из стагнации перешла в фазу кризиса. Тенденция замедления её динамики чётко обозначилась на протяжении трёх последних лет. Поквартально в 2012 году она выражалась убывающими цифрами: 4,8%, 4,3%, 3%, 2,1%. В дальнейшем падение продолжалось. За 2013 год средний рост ВВП составил лишь 1,3%, что означало заметное его отставание от роста мировой экономики в целом. Заметим, российская экономика тормозила ещё до всяких санкций и до падения цен на нефть. В истекшем 2014 г. рост и вовсе прекратился. Теперь же наблюдается сжатие ВВП. По прогнозам Минэкономразвития, в текущем году оно составит 3%, а по ряду зарубежных оценок — не менее 5—6%. А это уже не стагнация, а кризис.
— И чем же он вызван?
— Наиболее глубокой из объективных его причин является порочная модель нашего капитализма, носящая бюрократическо-олигархический характер. Внутренне присущий ей монополизм и сырьевая скособоченность вызывают неустойчивость, зависимость от внешних обстоятельств. А они за год заметно ухудшились. Санкции отрезали нас от внешних источников финансирования, а цена нефти упала вдвое, даже больше.
Но не менее значим субъективный фактор. Финансово-экономический блок правительства продолжает политику, служащую не интересам российского общества, а интересам Запада и нашей компрадорской буржуазии. Его представляют духовные наследники тех, кто преступными методами в 1990-х развалил наше хозяйство. По-большевистски, «до основанья». Они и теперь продолжают руководствоваться обветшалой догмой рыночного фундаментализма, причем в её наиболее грубой и примитивной форме.
— Повтором предыдущего кризиса 2008–2009 гг. нынешний всё же не назовёшь?
— Тогда мы были втянуты в воронку глобальной рецессии. Но сейчас она отступила, и мы находимся в противофазе, когда мировая, в частности американская, экономика набирает обороты. Пороки и противоречия нашего капитализма достигли своего апогея. Кроме того, Запад развязал против нас настоящую экономическую войну. Его агентства специально снижают кредитные рейтинги России до мусорного уровня, пытаются всё больше изолировать нас от внешнего мира, дополнительно препятствуя инвестициям в нашу страну и усугубляя ситуацию. Вот и разразился идеальный шторм.
В целом же мы расплачиваемся за длительную череду грубейших ошибок в хозяйственной сфере. Иначе говоря, наша экономика и те, кто определяет направление её развития, делали и делают не то, что требуется. Поистине худшей экономической политики придумать было бы трудно. Остаётся загадкой, как при таких результатах столь пагубный для страны курс продолжается и когда наступит ему конец.
— Неужто в экономической политике нынешнего правительства нет вообще ничего положительного?
— Даже сломанные часы дважды в день показывают правильное время. Но кому они нужны? Пожалуй, что к одному из немногих позитивных моментов нынешней экономической политики России относится то, что она всё же даёт людям возможность заниматься предпринимательством — тем, чего не было у нас 30 или 40 лет назад и чего по-прежнему нет в Северной Корее или на Кубе. Но это имеется во всех капиталистических странах, в том числе и тех, в которых проводится неудовлетворительная экономическая политика. Кстати сказать, условия для развития малого и среднего бизнеса у нас крайне неблагоприятные: он подмят под себя монополиями — частными и государственными. И для улучшения обстановки в этой области экономические власти страны мало что делают.
Например, в недавно принятых решениях кабинета министров о субсидировании ставки по ипотеке (чтобы для заёмщиков она составляла не больше 13%), о повышении некоторых социальных выплат и ежемесячных пенсий на тысячу рублей, безусловно, само по себе нет ничего предосудительного. Но и аплодировать не стоит. Ведь это лишь аксессуар в общей неприглядной картине. Один или два брандмейстера не могут потушить пылающий небоскреб.
— В последние недели кабинет министров разрабатывает «антикризисный план», называемый чиновниками «мерами по стабилизации экономики». Сейчас он «доводится до ума». В связи с этим некоторые эксперты выражают надежду на исправление ситуации. Реально ли это?
— Нет, конечно. Это лишь очередная имитация кипучей деятельности, не способная решить главные задачи. Чтобы излечить больную экономику, следует прежде всего правильно диагностировать её недуг. А этого как раз не делается. Для лидеров финансово-экономического блока правительства не существует вопросов: по правильному ли пути идёт Россия, не следует ли заменить ныне господствующую у нас порочную модель капитализма лучшей, не является ли длительное падение темпов ВВП, а теперь и обвал рубля выражением обострения внутренних противоречий существующей в России экономической системы? И не требуются ли коренные, а не косметические преобразования?
Некоторые из чиновников, относящих себя к элите, нажили многомиллионные состояния и называют себя прагматиками. Но их личное обогащение идет вразрез с благополучием общества. Для обеспечения последнего требуются преданность интересам своего народа и глубокие знания законов экономической жизни. Ни то, ни другое в данном случае не просматривается.
То, что в теории они, мягко говоря, не сильны, ясно как божий день. Но почему тогда не советуются с грамотными и авторитетными учёными-экономистами или хотя бы не прислушиваются к систематической критике с их стороны в СМИ и на представительных форумах? Ведут себя они так, словно держат бога за бороду, а истина находится у них в кармане. На деле же ограничиваются рассуждениями о «таргетировании инфляции (но почему-то не роста экономики)», ставках процента, сравнением наших экономических результатов со странами, переживающими кризисные времена. Систематически юлят, лицемерят и изворачиваются. И, как ни странно, всё это сходит с рук.
— Получается, что Президент РФ В.В. Путин либо не замечает растущей угрозы, либо разделяет позиции финансово-экономического блока правительства?
— Временами нелицеприятная оценка деятельности нынешней исполнительной власти раздаётся и из уст главы государства. На прошлой неделе, например, президент устроил разнос вице-премьеру Аркадию Дворковичу за отмену в ряде областей пригородных электричек и приказал ему незамедлительно принять меры, чтобы восстановить их движение. Помнится, как весной 2013 года на заседании кабинета министров Путин прямо заявил: «Либо я работаю неэффективно, либо вы все плохо работаете, и вам нужно уйти… На сегодняшний день я склоняюсь ко второму варианту».
Но они не уходят, хотя обстановка с тех пор ухудшилась в разы. Если бы финансово-экономический блок правительства в последние годы принципиально менялся, то нынешний его состав мог бы возложить ответственность за имеющиеся провалы на своих предшественников. Но вот незадача: ключевые посты на протяжении долгих лет занимают представители одного и того же политического клана.
— Гайдаровского?
— Да. Многих из них недавно можно было увидеть на широко разрекламированном VI Гайдаровском форуме, прошедшем в середине января в Российской академии народного хозяйства и государственной службы (РАНХиГС) при Президенте РФ. Роль связующей скрепы играет Анатолий Чубайс — председатель Попечительного совета организованного им шесть лет назад Фонда Гайдара. В его руководство входят прежний министр экономики, а ныне глава Сбербанка Герман Греф, бывший вице-премьер правительства и министр финансов, а ныне глава «Комитета гражданских инициатив» Алексей Кудрин, директор РАНХиГС Владимир Мау, председатель ЦБ РФ Эльвира Набиуллина. Докладчиками и участниками «наиболее значимого события года в экономике» являются премьер-министр РФ Д.А. Медведев, его первый заместитель Игорь Шувалов, другой заместитель премьера Аркадий Дворкович, министр экономики Алексей Улюкаев, министр финансов Антон Силуанов.
— По-моему, нынешний слёт напоминал предыдущие...
— Я тоже не заметил особой разницы. Ораторы форума, как обычно, делали хорошую мину при плохой игре. О «чёрной метке», содержащейся в сделанном накануне обстоятельном докладе экс-премьера РФ, а ныне президента Меркурий-клуба академика Евгения Примакова, не упоминали. Считая, что наша страна перешла от «полуразрушенной» советской экономики к «развитой западной», премьер Д.А. Медведев заверил аудиторию, что с этого пути правительство сворачивать не собирается. Произошёл курьёз: вслед за ним выступил всемирно известный американский социолог И. Валлерстайн и заявил, что капитализм доживает свой век и пора задуматься о смене исчерпавшего себя общественного строя. Пилюлю пришлось проглотить без комментариев.
С конструктивной критикой экономического курса правительства систематически выступают авторитетные академики РАН — О.Т. Богомолов, С.Ю. Глазьев, А.Д. Некипелов, директор Института экономики РАН, член-корреспондент РАН Р.С. Гринберг, заместитель руководителя фракции «Справедливая Россия» в Госдуме О.Г. Дмитриева и многие другие видные российские учёные, государственные и общественные деятели. Парадокс — в стране немало знающих людей, способных изменить жизнь к лучшему, но их всячески оттирают от принятия решений или замалчивают.
— Любопытно, что уволенный несколько лет Д. Медведевым первый вице-премьер и министр финансов Алексей Кудрин теперь активизировался как критик многих решений правительства и эксперт по выходу из кризиса. Что, либералы готовят его кандидатуру на смену терпящего экономическое фиаско Д. Медведеву?
— Похоже, что так. Между тем усилиями А. Кудрина была упущена возможность слезть с нефтяной иглы и диверсифицировать нашу экономику. Высокие цены на углеводороды создавали для этого все возможности. Однако ресурсы созданного с опозданием Стабфонда шли не на развитие собственного хозяйства, а замораживались (или, как тогда выражались, «стерилизовались») и направлялись под низкие проценты на Запад, который затем ссужал их нам же, но втридорога. Именно Кудрин способствовал выводу капитала из страны и вкладыванию их в ценные бумаги стратегических конкурентов России. По сути, он был спонсором американской экономики. Неслучайно многие западные издания титуловали его не иначе как «лучший министр финансов».
— На последнем форуме в Давосе первый вице-премьер И. Шувалов возложил вину за нынешние беды российской экономики на М.С. Горбачёва. Тот якобы предоставил излишние свободы нашему народу. Верен ли такой упрёк? И почему надо было так углубляться в историю?
— Горбачёв вольно или невольно вымостил путь к последовавшим драматическим событиям. Но Шувалову хотелось скрыть, что главная «заслуга» в развале экономики принадлежит Гайдару, Чубайсу и их нынешним последователям и представителям в правительстве. А Шувалов сам исполняет роль первой скрипки в этом оркестре. Юрист по образованию, он в последнее время курирует финансово-экономический блок в Белом доме, взяв на себя обязанности его адвоката.
Рекомендации представленного им Госдуме плана «стабилизации» сводятся в основном к поддержке банковско-промышленной верхушки, с которой самый богатый член кабинета (состояние 200 млн долларов, по оценке газеты «Ведомости» и журнала «Форбс») тесно связан, и ущемлению жизненно важных интересов российского народа. Шувалов противопоставил благосостояние народа и развитие экономики, сказав: либо пенсии и социальное обеспечение, либо модернизация. Тем самым он свалил ответственность за кризис на население России, якобы привыкшее к получению высоких доходов и тунеядству. Как выразился один из депутатов, «это не план, а бессистемный набор пожеланий и мечтаний».
— Каким образом чиновникам удается сколачивать такие состояния?
— Своей карьерой многие из них обязаны друзьям-олигархам, с которыми они сохраняют «рабочие» отношения. Так, И. Шувалов работал в структурах миллиардеров Александра Мамута и Олега Бойко, а позже принимал участие в проектах Алишера Усманова, Романа Абрамовича и Сулеймана Керимова. Их дворцы с огромными поместьями расположены по соседству в престижном районе подмосковного Сколково. По данным СМИ, доход Ольги Шуваловой (жены) в последнее время составлял около 400 миллионов рублей в год — больше, чем правительство выделило на Год литературы-2015.
Супруга вице-премьера Аркадия Дворковича, Зумрад Рустамовна, в прошлом — замминистра имущественных отношений РФ, сегодня входит в руководящие органы многих крупных российских корпораций и банков, зарабатывая ежегодно более миллиона долларов.
В деловой среде министра экономики Алексея Улюкаева и миллиардера Олега Дерипаску называют «кровными братьями». В бытность первым зампредом ЦБ РФ Улюкаев не скрывал, что он всегда готов «по-донорски» помочь Дерипаске. Но непотопляемость последнего обусловливается и более высокими связями.
— Насколько объективен и насколько рукотворен текущий обвал российского рубля?
— Падение национальной валюты — лишь одно из отражений общего состояния экономики. Стандартное объяснение девальвации рубля — снижение стоимости нефти на мировом рынке. Такая зависимость действительно существует. Но почему она возникла? Не потому ли, что экономические власти, за исключением ТЭК, разрушили почти все остальные отрасли промышленности и сельское хозяйство? Единственное за 23 года прогрессивное правительство Е. Примакова, Ю. Маслюкова и В. Геращенко поспешно отправили в отставку. И не бездействие ли нынешнего финансово-экономического блока правительства по преодолению последствий ошибочных реформ подготовили базу для такого обвала? Ведь экономика, как и была, так и осталась уязвимой и неустойчивой. «Россия, вперёд!», инновации, модернизация, диверсификация. Слова, слова, слова… А где дела?
Экономические санкции и падение цены нефти стали катализаторами разрушительного процесса в денежно-кредитной сфере. Финансовые власти не среагировали на кардинально изменившуюся обстановку должным образом, в частности, на резко усилившийся отток капитала из страны, достигший в 2014 году рекордной величины — свыше 150 млрд долларов. Они своевременно не организовали контроль за движением иностранной валюты. И не делают этого до сих пор, хотя необходимость такой акции, казалось бы, напрашивается сама собой.
Особую беспомощность и неуклюжесть проявило руководство ЦБ, в самый ненужный момент пустившее рубль в «свободное плавание», что вызвало резкое его обесценение и вакханалию спекулятивных операций. Чтобы хоть отчасти спасти свои сбережения в «деревянных», люди бросились конвертировать их в валюту. Её цена стала расти как на дрожжах. В течение года ЦБ несколько раз увеличивал ключевую ставку, но это не помогало. Тогда он, резко задрав её, нанёс экономике столь сокрушительный удар, что она оказалась в нокдауне. Девальвацию рубля это не остановило, но вызвало волну возмущения в деловой среде, вынужденной отказаться от услуг банков, соответственно изменивших условия предоставления займов. Многие предприятия реальной экономики стали сворачиваться. ЦБ пошёл на попятную — снизил ставку с 17 до 15%. Но и при таких условиях коммерческие банки должны выдавать кредиты под такие высокие проценты, что предприятия реальной экономики продолжают сворачиваться, так как вести дела, находясь в столь жёстких долговых тисках, мало кто в состоянии.
Мировая практика знает немало случаев, когда обесценивание национальной валюты приводит к оживлению экономики. У нас же случилось всё с точностью до наоборот. Так что и «руковотворный» фактор весьма значим.
— Тем более, если он приносит кое-кому немалую выгоду...
— В середине минувшего января прошла информация: «Набиуллина закачала 127 миллиардов рублей в карманный банк своего учителя Чубайса». В конце 2014 года рухнул банк «Траст», а его акционеры скрылись. ЦБ оценил спасение банка в 127 млрд руб. и выбрал в качестве «оздоровителя» финансовую корпорацию «Открытие», контролируемую А. Чубайсом. Многим это показалось подарком. До этого наиболее затратной банковской санацией, которую проводил частный бизнес, был Мособлбанк. В этом случае глава ЦБ пожертвовала 117 миллиардов руб. спарринг-партнёру В. Путина по дзюдо Аркадию Роттенбергу, занимавшемуся оздоровлением этого кредитного учреждения. На этот раз Набиуллина отказалась комментировать, почему выбор пал на «ФК Открытие», хотя злые языки посчитали мотив вполне понятным. Она начинала свою карьеру в 1995 году, работая секретарем Анатолия Чубайса в комиссии по экономическим реформам.
Инициированная ранее Эльвирой Набиуллиной банковская «чистка» ведёт к тому, что клиенты изымают вклады из мелких и средних финансовых учреждений и открывают счета в Сбербанке. Корпоративный портфель Грефа за последние два года круто пошёл в гору. Сами представители «Сбера» считают, что важным фактором «прироста баланса стала валютная переоценка, вызванная ослаблением рубля», проведённая не без попустительства со стороны ЦБ.
В прошлом Набиуллина, подвизаясь в бизнесе, была помощницей Грефа. Когда он получил портфель министра экономики, она стала его первым замом. Позже она сменила его на этом посту, а Греф возглавил Сбербанк. Набиуллина замужем за Ярославом Кузьминовым, ректором Высшей школы экономики — пристанищем праволиберальных сил.
— Получается, что явный крах экономического курса вопиет о смене правительства, но дело, судя по всему, ограничится лишь перетасовкой прежней колоды лиц. А это, учитывая переплетение их интересов и связей, не решает вопроса...
— Дело не стронется с мёртвой точки до тех пор, пока во главе правительства и его финансово-экономического блока не окажутся люди принципиально иных убеждений. Представим себе, что было бы с Россией, если бы вместо министра иностранных дел РФ С. Лаврова внешнеполитическое ведомство сегодня возглавляли бы последователи А. Козырева. То, что Гайдар развалил экономику и что надо отойти от ведущего в бездну курса его идейных наследников, вроде бы ясно всем, кроме тех, кто организует форумы, носящие его имя. Но именно они правят экономический бал. Их следует незамедлительно отправить в отставку. Говоря словами Крылова: «А вы, друзья, как ни садитесь, всё в музыканты не годитесь».
— Какова ваша альтернатива теперешней российской экономической политике?
— Надо вспомнить принятый летом 2014 г. закон о стратегическом планировании. Он все ещё лежит на бумаге и не обрёл операционного характера. Мы часто говорим о том, что во время приснопамятных реформ 1990-х мы выплеснули с водой и ребёнка, но не называем выкинутого по имени. Давно пора это сделать. Выкинутое «дитя» — плановый механизм. В советскую эпоху он был гипертрофирован и бюрократизирован. Но из него можно и нужно взять то, что прекрасно работает в десятках стран современного мира.
Планы пронизывают деятельность всех корпоративных структур. Сознательное регулирование из одного центра — необходимая черта и финансовых групп. Оно со временем охватывает и всё капиталистическое общество. Войны и кризисы усиливают эту тенденцию. В мирное время она порой ослабевает, временами возрастает. В нашей же нынешней ситуации сознательное регулирование из единого центра совершенно необходимо, чтобы справиться со скопившимся клубком проблем и гармонизировать хозяйство.
Ключевые меры по стабилизации экономической ситуации должны быть направлены на поддержание потребительских расходов населения и инвестиционной деятельности. К такому выводу пришли недавно учёные на расширенном заседании бюро отделения общественных наук РАН. Но лишь при наличии плана в масштабах всего общества возможна не только постановка задач, но и нахождение средств и ресурсов для их выполнения.
Правда, в нашей кризисной ситуации это означает и то, что всё-таки главные сферы хозяйства, во всяком случае, ресурсные отрасли, должны находиться во власти плановых органов. Лишь тогда можно восстановить требуемые пропорции в экономике. Другие же отрасли — тоже очень важные — текстильная и пищевая промышленность, сельское хозяйство и сфера услуг, рестораны и прочее, конечно, могут оставаться в руках частного капитала. В таком случае экономика заработает эффективнее.
— Почему же непринятие плана столь устойчиво в российском постсоветском обществе?
— Дело в том, что план ассоциируется с социализмом и неэффективной системой хозяйствования. Но ведь об их восстановлении речь не идёт. Но о том, что централизованно-регулируемые и плановые начала стучатся в двери нашей экономики, говорят многие факты. Это и внедряемые временами национальные проекты, и так называемое ручное управление, особенно широко применяемое в периоды кризисов, и непрестанные разговоры о необходимости наличия «дорожной карты». Так не пора ли перестать лицемерить и назвать вещи своими именами: мы нуждаемся в восстановлении планирования в экономической жизни?
— Тем более что те страны, с которыми мы сейчас сближаемся — Китай и Индия, — его широко практикуют...
— Причём оба эти государства относятся к лидерам экономического роста во всём мире. Успешная планово-рыночная экономика существует также во Вьетнаме и Бразилии, а среди наших соседей — в Белоруссии и Казахстане. На мой взгляд, на смену капитализма и социализма приходит новая формация, вбирающая в себя преимущества предыдущих и отсекающая по возможности их пороки. Когда-то о такой конвергенции, или интегральном обществе высказывались гипотезы. Сегодня — это реальность и одновременно требуемый теоретический ориентир для нашей экономической политики.
Понятия «капитализм» и «социализм» не следует отвергать. Такой нигилизм антинаучен. И эти термины должны быть освобождены от брани. В каждой из систем есть свои достоинства и недостатки. Плохое и хорошее. Связать плановые начала с нормально работающей рыночной экономикой и сохранить при этом демократические завоевания — сейчас наиболее актуальная задача. Такой симбиоз не просто желателен, а остро необходим. У нас же нет ни того, ни другого.

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите на сайт через форму слева вверху.

Free Joomla! templates by AgeThemes