Войти на сайт

Авторизуйтесь через любой из сервисов, чтобы оставить комментарий

     

ads

Поиск по публикациям

последние комментарии

Галина Сметанина. Поэзия. Все краски дня.

Галина Алексеевна Сметанина живёт в городе Лобня Московской области, член Союза писателей России, кавалер ордена «За верность России», кавалер золотой Есенинской медали, лауреат премии «Золотое перо Московии».

Весна идёт

Только чуть мороз ослабил

Свою силу на земле,

День весенний сразу справил

Новоселье на дворе.

 

На простор земли российской

Он ворвался, словно смерч,

И со страстью олимпийской,

Март тепло вонзил, как меч.

 

Ледяные глыбы рвали

Берегов земную плоть.

Друг на друга наползали,

Чтобы резать и колоть.

 

Лес захлёбывался соком

От нахлынувшей воды.

И парил над лесом сокол,

Там, где долгие пруды.

 

Безвозмездная любовь

Люблю тебя любовью безответной.

Ты стал моим невидимым щитом.

Душе моей ты, с виду неприметной,

Вернул все краски яркие — с трудом.

 

И пусть кричат завистники –

воровка.

Крадёт она любовь учителей.

Натянута над бездною верёвка,

И тот, кто прав, пройдёт по ней

смелей.

 

А я, хоть в пекло за тобой, сняв

«чешки»,

Смеясь, пройду весь путь тот

неземной

И стану «королевою» из «пешки»,

Раздвинув тучи в небе головой.

 

Души, открыв, свою Святую тайну,

Я не хотела этим навредить,

А вопреки я мыслям и желанью,

Тебя не стану о любви молить.

 

Безумное счастье

Я не стану жертвой приношенья.

От любви безумной не умру,

А тебе я в виде исключенья

Ключик свой от сердца подарю.

 

Выглянет сквозь призрачное счастье

Луч надежды, ждущий свой черёд,

И любви, растерзанной, распятье —

Вновь своё значенье обретёт.

 

Ляжет белым снегом у порога,

Занесёт вчерашние следы, —

Право на себя возьмёт Пророка,

Предсказав рождение звезды.

 

И отпустит с миром восвояси,

Зажигая, жертвенную плоть.

Жизнь забьётся в бешеном экстазе,

Помогая смерть перебороть.

 

В объятьях времени

Забыв о времени с тобой,

Минут счастливых не считала.

Любовь казалась мне игрой,

Охотно я в неё играла.

 

Как жаль, что я не поняла

Секрета истинного счастья.

Слепа я в этот миг была,

А жизнь рвала меня на части.

 

Прощай, чудесных дней момент,

И миг, открывший мне объятья.

Любви слепой эксперимент,

В подарок не могу принять я.

 

* * *

                                   А. К.

В твоих стихах и медь, и пламя,

И торжества души – полёт.

То жгут они, то сердце ранят,

А то земля от них поёт.

 

Как маг, колдуешь над строкою.

Вдыхаешь жизнь свою ты в них,

И над Мещерихой-рекою,

Я слышу их призывный крик.

 

И сколько бы на свете этом

Весной не прилетало птиц,

Всегда в их крике будет эхо

Тобой написанных страниц.

 

Встреча с волками

Словно пёс, иду по следу.

Отыскав свою звезду.

Может быть, — приду к обеду,

А быть может, — не приду.

 

Волки – просто оборзели,

И огонь им нипочём.

Если б не ружьё – заели

Насмерть. Рядом — за ручьём.

 

Слава богу, тёща сало

Не забыла зятю дать.

Сколько не бросал им — мало…

Килограммов съели пять.

 

До чего же обнаглели, —

Злее местных мужиков.

Сало барское всё съели, —

Добрались до потрохов.

 

И, спасибо, конюх местный,

Дробью волка уложил.

Конюх, человеком честным

По своей природе слыл.

 

Про историю с волками

Говорило всё село,

А меня теперь силками

Не затащишь, где темно.

 

Глоток воздуха

Ты даёшь глоток мне воздуха,

Без него нет смысла жить.

В лабиринте дней без отдыха

Не хватает сил кружить.

 

Крик души моей о помощи

Не услышит белый свет,

Только ворон, цвета полночи,

Каркнет пару раз вослед.

 

На последнем вздохе выдохну, —

Ну, пошёл отсюда вон!

И слова, как листья, высохнут,

Станут тоньше, чем капрон.

 

И сознанья миг воротится,

Промелькнёт, как мотылёк.

И от жизни мне захочется

Снова воздуха глоток.

 

Два слова – «Дай»,

и «На»

Осталось только слово – «Дай».

Исчезло слово – «На»,

И помогай не помогай, —

Перед тобой стена.

Оглохли люди, мир оглох,

В реке не видно дна,

И всё, что сделано, — не впрок.

Не слышу слова — «На».

 

Пытаюсь хоть одной ногой,

Нащупать твёрдый грунт,

А жизнь смеётся надо мной,

Показывая – кнут.

 

И сколько людям не давай,

Не скажут – «На» тебе.

Я слово вычеркнула — «Дай»,

А «На» взяла себе.

 

Забытые клятвы

Забытые клятвы над гатью плывут,

Память мою, растревожив.

Набросила жизнь на меня свой

хомут,

Веру в добро уничтожив.

 

Утеряны юности в небе ключи,

Знаком беды обернувшись.

Ты, ветер, верёвки из туч не крути,

С бурей-судьбою, схлестнувшись.

 

И то, что до этого было Святым,

Ложною сущностью всплыло,

И узы родства растворились,

как дым.

Правда глаза мне открыла.

 

Из памяти время сотрёт негатив.

В прошлом оставит сомненья,

Но, крупной купюрой за всё заплатив,

Нить разорву сожаленья.

 

Их имена живут

Где над гранитною плитой

Кричат о чем-то чайки,

Сидит старик совсем седой,

Скормив им четверть сайки.

 

Здесь даже цвет травы иной

И холодней закаты,

А в теле Родины больной

Спят вечным сном солдаты.

 

Полвека с тех далеких дат,

Когда земля горела,

Прошло, но подвиг тех солдат

Жив вне земного тела.

 

Их имена живут в сынах,

И в Родине свободной,

И в вечных, праздничных огнях,

И в памяти народной.

 

Как закаляется металл

Аукнулся застой пятидесятых.

По, ломаной, — прочерченных лекал,

И мне хватило лет тех, вместе

взятых,

Понять, как закаляется металл.

 

Хоть был спокойным отчим

от природы.

А я была девчонка-егоза,

На долгие лишилась тогда годы,

Что радует родным отцам глаза.

 

Росла травинкой дикой в огороде,

Отцовской ласки не познавши рук,

Как говорят, сироткою, в народе

Хоть резало мне слово это слух.

 

Мне рано предоставили свободу,

И, как птенец, что выпал из гнезда,

Упала в жизнь судьбе своей в угоду,

Не зная, счастье где, а где беда.

           

 Я не привыкла жаловаться папе,

А научилась боль в себе скрывать,

И взрослой став, я поняла,

как кстати

Привычка помогает выживать.

 

Как Космос — пустые фразы

Как Космос, пустые фразы,

Холодом веет от них.

Для разговоров нет базы.

Вирус в слова проник.

Мы оба, как бык, упрямы.

Мозг закипает от слов.

Космосом дышим мы пряным,

Не приносящим «плодов».

 

Дорого стоит молчанье,

Но не пришёл его час.

Космос несёт отчаянье

И смелость стирает в нас.

 

Нам не хватает терпенья

Холодом жгучим дышать,

Вирус — ничто в сравненье

С чувством, что может прощать.

 

Когда дождём луну омыло

Когда дождём луну омыло,

Диск начал вновь её расти.

Глаза рукою я закрыла,

Решив остаток сна спасти.

 

Ночь свои когти отпустила,

На волю выпустив беду.

Фантомом за окном парила,

Роняя тени в пустоту.

 

И мысли путались, не зная,

Как можно ночь скорей убить,

Душе покоя не давая,

Желая с ней поговорить.

 

Вины с себя я не снимаю,

Но у неё есть свой предел.

Я скоро голову сломаю,

Как ты себе сломать успел.

 

Придя, боишься ты смутиться,

Не бойся, я тебя пойму.

Ведь каждый может ошибиться,

Таким, как есть, тебя приму.

 

Лунный заяц

Из клубка дороги дальней

Свитер я взялась вязать,

Только случай аномальный

Стал мне по ночам мешать.

 

Что за вечер я связала,

Кто-то за ночь распускал.

Сколько бы я ни искала,

Он себя не раскрывал.

 

А когда луна в окошке

Стала круглою, как мяч,

Лунный заяц по дорожке

За клубком пустился вскачь.

 

Взглядом он следил за мною,

Не исчез, как в прошлый раз,

А с хитринкой озорною,

Нитки бросил на палас.

 

Собралась я, видно, рано

На дорогах ставить крест.

Заяц лунный, как ни странно,

Оказался Божий перст.

 

На острове, где нет земли

Какую цель себе ты ставил?

Какую роль отвёл ты мне?

Ты для меня в игре без правил,

Припрятал парочку камней…

 

В морозном небе месяц вышит.

Звёзд в небе больше, чем пшена.

В объятьях холода, не слышит

Размолвку нашу – тишина.

 

Погасший свет настольной лампы

Не стал притягивать мой взгляд,

И только звёзды ставят штампы

На тех, к кому благоволят.

 

Я помню губы цвета вишни

На фоне девственной зимы.

Она и ты – я третий лишний

На острове, где нет земли.

 

Меж двух огней

Мне кажется, я нахожусь.

Меж двух огней с тобой.

И прыгнуть через них боюсь,

И страшно мне одной.

Своей горячей головой

Не чувствуешь вину.

На путь извилисто-кривой,

С тобой я не шагну.

 

Ты, словно вирус, проникал

В мой мозг, чтоб поразить,

И корни в нём свои пускал,

Затем, чтобы убить.

 

Тебе почти что удалось

Меня уговорить,

Но, видно, что-то не срослось.

Ложь порвалась, как нить.

 

И страх рассеялся, как дым,

Вернув все краски дня,

И всё вокруг стало таким,

Как было до тебя.

 

Не изменят, видно, тебя годы

Не изменят, видно, тебя годы.

Не щадишь ты ни себя, ни нас,

И, взломав, ты трезвости все коды,

Не оставил нам для счастья шанс.

 

День рожденья, праздники и будни,

Как один кошмарный, долгий сон,

Сколько же с детьми ещё мы будем

Слушать пьяный окрик твой и стон.

 

Бросить пить клянёшься перед Богом,

Уверяя всех — последний раз,

А для нас твоё паденье «боком»

Вытекало раньше и сейчас.

 

Уходя, тебе права оставлю.

Пусть с тобою нас рассудит Бог.

С головы всё на ноги поставлю,

Только бы понять ты это смог.

 

Нет никого, кому излить мне душу

Нет никого, кому излить мне душу.

Бьюсь, как волна, о мокрый парапет,

И напрягая зренье, вижу сушу.

Кем до меня, был остров сей воспет?

 

Молчит упорно, не издав ни звука,

Стоящий предо мною человек,

Лишь тишина немая режет ухо,

Ложась на первый и последний снег.

 

И час от часа на душе тревожней,

И давит время грузом на меня.

Каких ещё мне ждать от мира

козней,

На душу чью мою он променял?

 

Не испытав ликующего взлёта,

Склонилась мгла над бездною слепой,

И вырвавшись из топкого болота,

Услышала я голос свой живой.

 

И неба синь, как полынья весною,

Надеждой пролилась в судьбе моей,

И потянулся свежий след волною,

Как пара белокрылых голубей.

 

Осень крадётся

Ветер срывает последние листья,

И обнажает осенний пейзаж.

Тихо крадётся походкою лисьей,

Ёжась от холода, серый мираж.

 

Гаснут последние признаки света,

Город ночной обрекая на сон.

Только мерцает моя сигарета,

Как светофор, что в дорогу влюблён...

 

Чёрной слезой умываются стёкла,

Влагою дышит мне осень в лицо.

Я закрываю из пластика окна,

Выпустив в небо из дыма кольцо.

 

Рождество над Русью

Поделившись грустью

С теми, кто не спит,

Рождество над Русью

Чудеса творит.

 

Девушки гадают,

Сидя, за столом,

А в окно бросают

Молодцы снежком.

Падая, искрится

В лунном свете снег,

Ночь летит, как птица,

Вдоль замёрзших рек.

 

На ресницы иней

От дыханья лёг.

Он колюче-синий,

Как последний вздох.

 

Дымка от петарды

В воздухе висит.

Ночь играет в нарды

С теми, кто не спит.

 

С весной вас, господа!

С весной вас, господа! С весною!

Ура! Да здравствует весна!

И задышала вновь смолою

В лесу красавица сосна.

 

И март несмелыми шагами

Идёт, боясь тепло спугнуть,

А снег, растаяв, ручейками

Весне прокладывает путь.

 

Ещё не слышно птичье пенье,

И снег ещё лежит окрест,

А в душу рвётся вдохновенье,

Как в небо рвётся благовест.

 

В 45 – баба ягодка опять!

Весна в садах благоухает,

И солнце дарит щедро свет.

Марина юбилей справляет.

Ей сорок пять сегодня лет!

 

Ты родилась, как наважденье,

Спеша собой весну затмить.

Душа открыта для цветенья,

Чтоб быть любимой и любить.

 

Такой же, как сейчас, счастливой,

Ты будь, Мариночка, всегда!

Красивой, милой, говорливой,

Как в реках талая вода.

 

Здоровье, счастье и везенье,

Пусть будут твой очаг хранить,

Чтобы ни взлёты, ни паденья

Твоей судьбы не рвали нить.

 

Скорбь

Глаза, как старых два колодца,

Где нет ни капельки воды,

Откуда только в них берётся

Слеза под натиском беды.

 

Они все выплаканы раньше,

Всё пережито — и не раз.

Прощальный час уносит дальше,

В астральный мир её от нас.

 

Дождь скорби, высекая звуки,

Дал грозового залп огня,

И будут помнить её руки

Дома, что строила она.

 

Земля впитала слёзы неба,

Природу ими опоив,

И шелестело тихо лето,

Листвой печаль свою прикрыв.

 

Сплетни

Живут неделю, и не больше,

Любые сплетни на земле,

Но чем они бывают «тоньше»,

Тем больше места им в столе.

 

Когда редакторские толки

Помогут выйти им в народ,

Тогда посыплются осколки

На тех, кто этого не ждёт.

 

Поднимется тираж газеты

От фактов «жареных» таких.

Одни спешат давать советы,

Другие дать спешат под дых.

 

У третьих взгляд на это трезвый,

«Звезда» — ведь тоже человек,

И ходит он по краю лезвий,

Но, правда, на глазах у всех.

 

И как бы ни хотел он скрыться,

Для посторонних он открыт,

И потому не надо рыться

В белье, для стирки что лежит.

* * *

Судьбе пыталась я напрасно

Пути земные перейти,

Ах, знать бы мне тогда, несчастной,

Куда всё может завести?

 

Едва от боли жизнь очнулась,

А смерть успела куш сорвать,

И веткой скорби потянулась –

Жизнь, дорогую мне, забрать.

 

Я сиротою на распутье

Себя почувствовать смогла.

Из глаз катились капли ртути,

И душу жгли мою дотла.

 

И мозг отказывался верить,

Что нет её среди живых.

Сомненья дождик смог развеять.

Он плакал сразу за двоих.

 

А спазм, сжимавший моё горло,

Излить мою печаль мешал,

И сердце говорило – полно,

Ведь крылья сам Господь ей дал.

 

Это был несчастный случай

Это был несчастный случай.

Счастья не было совсем.

Ты по жизни невезучий,

Или — не доволен чем?

 

Не воротишь — потеряешь

Думай, думай — не спеши.

Ты прозаик, понимаешь?

Лучше мне стихи пиши.

 

Тронь мне лирикою душу.

Сердце растопи стихом,

Ими содрогни, как грушу,

И возьми всю целиком.

 

Только так, а не иначе.

Только всю — не по частям.

Где, скажи мне, был ты раньше?

А теперь иди к чертям.

 

Эх, гитара, ты, гитара

Подожду, когда за тучей

Спрячется на миг луна,

За калиткою скрипучей

Тень в окне твоя видна.

 

Эх, гитара, ты, гитара,

Воздух струнами не рви.

До зари со мной на пару

Ты дыхание прерви.

 

Струны не перебираю.

В темноте к окну крадусь

И цветок в окно бросаю,

Разбудить родню боюсь.

 

Эх, гитара, ты, гитара,

Воздух струнами не рви,

До зари со мной на пару

Ты дыхание прерви.

 

А когда Аврора снимет,

С утра розовый венок,

На полу Любовь увидит,

Мною брошенный цветок.

 

Эх, гитара, ты, гитара,

Воздух струнами не рви,

До зари со мной на пару

Ты дыхание прерви.

 

Я живу в ладах со всеми

Я живу в ладах со всеми,

А в душе покоя нет,

Как иголку ищут в сене,

Так и я — на всё ответ.

 

На часах со старта стрелка,

Мчится к финишу — вперёд.

Глаз сияние померкло

Или отраженье лжёт?

 

Серебра в виски добавил

Сумасшедший, новый век,

Где помимо всяких правил

Будет счастлив человек.

 

Чтоб найти иголку в сене,

Ворошить не стану стог,

Ведь недаром нам терпенье

Свыше посылает Бог.

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите на сайт через форму слева вверху.

Free Joomla! templates by AgeThemes