последние комментарии

trustlink1

ШАПКА ПО КРУГУ:

Владимир ЛичутинСбор средств на издание «Собрание сочинений в 12 томах» В. Личутина

Все поклонники творчества Владимира Личутина, меценаты и благотворители могут включиться в русский проект.

Реквизиты счёта

Получатель ЛИЧУТИН ВЛАДИМИР ВЛАДИМИРОВИЧ

Cчёт получателя 40817810038186218447, Московский банк Сбербанка Росии г. Москва, ИНН 7707083893, БИК 044525225,

Кс 30101810400000000225, КПБ 38903801645. Адрес подразделения Банка г. Москва, ул. Лукинская, 1. Дополнительный офис 9038/01645.

 

 

«Да куань» и власть. Миллиардеры и коммунисты: кто кого?

Весной этого года парламент Китая одобрил решение компартии снять временные ограничения для правления главы государства, что даёт право нынешнему председателю Си Циньпину оставаться у руля и после 2023 года. В связи с этим на Западе и в наших либеральных СМИ поднялась волна возмущения «ударом по демократии» и «возвратом к диктатуре и маоизму». По правде говоря, и у меня возникли вопросы, ответы на которые были получены лишь во время пребывания в Китае, где осведомлённые лица разъяснили суть происходящего. В связи с появлением утвержденного Путиным Национального плана противодействия коррупции до 2020 года это обретает особый интерес.
Опасный хвост

Переход к рынку и широкое использование капитализма для строительства социализма привели не только к бурному росту и успехам в Поднебесной, но и вызвали ряд проблем. Хотя благосостояние китайского народа в целом многократно возросло, общество раскололось на богатых и бедных. Соотношение между 10% наиболее состоятельных и низкооплачиваемых граждан в 1988 году составляло 7, а теперь его минимальные оценки 23, что порождает немалую напряжённость и раздражение в обществе, отчасти сохранившем мнение, что «неравенство хуже бедности».
Обосновавшиеся благодаря политике «открытости» в Китае транснациональные корпорации подстегивают потребительскую психологию, оказывая пагубное влияние на молодёжь. Особую остроту обрела проблема коррупции, охватившая все уровни власти. Всё это вступает в противоречие с официально исповедуемым в стране марксистским мировоззрением КПК. Если раньше представители китайских верхов высказывались за необходимость сохранения «хвоста капитализма», то теперь они опасаются, как бы хвост не завилял собакой.
В то время, когда десятки миллионов китайцев по-прежнему живут на 1–2 доллара в день, число миллионеров и миллиардеров стремительно увеличивается. Первых насчитывается 3,6 млн, вторых около 400. Это без учёта чиновников-мздоимцев и казнокрадов, тщательно скрывающих свои накопления. Всех их называют «да куань» — «большие деньги».
В китайском политическом лексиконе отсутствует понятие «олигарх», так как китайские супербогачи пока не диктуют политику государству и правящей партии. Они не похожи ни на своих коллег из России, в основном получивших общенародную собственность практически задарма и по распределению, ни на западных толстосумов, среди которых немало тех, кто унаследовал состояния от родителей или родственников. Подавляющее большинство китайских миллиардеров – выходцы из бедных слоев общества, многие из них стали новаторами в тех или иных отраслях и участвовали в модернизации бывшего аграрного государства.
 
Богатейшие из богатых
Наиболее известен из них — Джек Ма (настоящее имя Ма Юнь) — основатель и председатель совета директоров интернет-торгового гиганта «Алибаба». Его состояние $38,6 млрд. Он родился в 1964 году в семье скромных музыкантов в городе Ханчжоу на юго-востоке страны. Желая освоить английский, мальчик с 12 лет каждое утро подъезжал на велосипеде к отелю, где жили американцы, и предлагал себя в качестве бесплатного гида. За несколько лет он изрядно напрактиковался в английском. Янки часто называли его Джеком и прозвище закрепилось. Ма поступил в местный университет, после окончания которого работал преподавателем английского языка, получая в юанях зарплату, эквивалентную 15 долларам в месяц.
Торгово-экспортный бум в КНР начала 1990-х позволил ему открыть собственное бюро переводов. Впервые попав в 1995 году в США, он узнал о существовании Интернета. Вернувшись в Китай, основал китайский аналог «Жёлтых страниц», но дело не пошло, и он устроился на работу в министерство внешней торговли. Предпринимательский дятел продолжал стучать в его сердце, и в 1999 году, собрав друзей, Ма убедил их вложить деньги в проект онлайн-торговой площадки. Название он придумал в кофейне. В известной арабской сказке волшебное слово открывало вход в пещеру с сокровищами. Свою фирму Ма позиционировал как средство для малого и среднего бизнеса найти своих покупателей и заказчиков. Но лишь через три года «Алибаба» вышла на точку безубыточности. Затем последовал взрывной рост.
В середине нулевых Ма торпедировал иностранных конкурентов, используя новый интернет-аукцион и лучшее знание местного рынка. Заокеанским пришельцам пришлось смотать удочки. Развитие сети онлайн-магазинов «Таобао» в сельской местности вовлекло миллионы прежних безработных в экономическую жизнь. Они производят карнавальные костюмы, велосипеды и другие товары, реализуемые с помощью интернет-коммерции, помогающей компании проводить в селения сотни километров ЛЭП, качественные дороги и интернет-кабели.
В 2014 году «Алибаба» произвела первичное размещение своих акций (IPO) на Нью-Йоркской фондовой бирже. Рыночная стоимость компании составила 231 млрд долларов, а Ма появился на обложке «Форбса». Теперь счёт клиентов «Алибаба» на территории КНР перевалил за полумиллиард. В активах компании системы интернет-платежей AliPay, Aliyan, сервисы для потоковых видео и музыки Youko Tudou, Yahoo! China и даже сайты по продаже билетов на спортивные мероприятия Alisports. Плюс к тому в последние годы «Алибаба» вложила более 10 млрд долларов на приобретение компаний в других отраслях. Успешно действует Ма и на мировой арене. В конце истекшего июня пришло сообщение, что «Алибаба» начнёт продавать продукты питания в России, а затем с помощью интернет-платформ Alibaba/AliExpress и наши товары поступят на китайский рынок.
Ма стал завсегдатаем Петербургского международного экономического форума и Валдайского клуба, выступает с докладами по ведению бизнеса, пишет. Многие его высказывания обрели широкую известность. Одно из них: «Не думайте о деньгах, думайте о том, как их заработать». Он создал благотворительный фонд с уставным капиталом в $4 млрд, который занимается поддержкой здравоохранения, образования и защитой окружающей среды. И, как это ни странно, одобряет политику контроля государством цензуры в Интернете.
В той же стремительно разрастающейся сфере сколотил 39,5 млрд долларов Ма Хуатэн (известен и как Пони Ма). Корпорация «Тенсент холдинг» вобрала в себя большинство лучших интернет-проектов Запада и адаптировала их для масштабного китайского рынка.
Ма Хуатэн родился в октябре 1971 года в южной провинции Гуандун, окончил Шэньчженский университет по специальности «компьютерная техника» и через пять лет вместе с приятелями открыл собственную фирму. В 1999 году она разработала программу мгновенного обмена сообщениями с китайским интерфейсом «АйСиКью». Благодаря мессенджеру «Тенсент» добился лидерства и в других областях. Фирма предоставляет телекоммуникационные услуги, владеет крупнейшим в Азии сервисом по передачи голосовых и текстовых сообщений WeChat. В настоящее время число пользователей приближается к миллиарду. Хозяин «Тенсент» несколько лет исполняет обязанности депутата ВСНП (Всекитайский совет народных представителей) и внёс немало предложений по развитию «цифрового Китая».
Но самым богатым человеком в Поднебесной теперь уже является Хуэй Ка Янь (иногда пишут Сюй Цзяинь) (42,1 млрд долларов). Он родился в 1958 году в крестьянской семье в провинции Хэнань, а свои капиталы заработал удачными инвестициями в недвижимость, воспользовавшись в начале реформ ограниченной распродажей активов убыточных государственных предприятий. Его «Чайна Эвергранд» управляет отелями, офисными зданиями, спортивными аренами. Компания уже реализовала более 800 проектов в 280 городах Китая. Хуэй Ка Янь занимает пост советника ряда правительственных комитетов и выполняет немало госзаказов. Он внёс более миллиарда долларов на благотворительность и борьбу с нищетой.

Враждебные силы
Не только вышеперечисленные, но и многие другие китайские богачи либо не лезут в политику, либо оказывают поддержку власти. Но среди «да куань» немало и враждебных политическому руководству сил. Угроза с этой стороны стала особо ощутимой при Си Цзиньпине. В популярных блогах появились призывы свергнуть коммунистический режим. Несмотря на попытки Пекина установить жёсткий контроль над Интернетом, такого рода выпады повторяются. Прослеживается их связь с крупным капиталом.
Нередки оппозиционные настроения и в рядах малого и среднего бизнеса. В соседнем кресле вальяжно расположился русскоговорящий китаец средних лет и делового вида. Принесли еду, завязался разговор.
— Знаете, если бы на меня с неба свалилось оружие, я бы расстрелял всех наших коммунистов. Он показал, как бы взял в руки автомат, нажал на курок и стал поводить воображаемым стволом.
— Чтобы справиться с 88 миллионами партийцев, ушла бы уйма времени, — заметил я и уточнил, — За что вы их так ненавидите?
— Они сидят на нашей шее, собирая налоги и создавая видимость деятельности, — прозвучал ответ.
— Но при их власти жизнь в стране становится всё лучше и лучше?
— Отчасти это имеет место, — вынужденно процедил он, после чего диалог прекратился.
 
Мухи и тигры
Нельзя сказать, что до Си Цзиньпина не велась борьба с агрессивно настроенными бизнесменами, мошенниками и коррупционерами. В середине 1990-х в Китае появились последователи Сергея Мавроди и его МММ. Был создан инвестиционный фонд якобы с целью наладить в стране производство одноразовых шприцев. Вкладчиков заманивали высокими доходами, и деньги потекли рекой. Но китайские правоохранительные органы быстро раскусили аферу. Трое создателей фирмы были отданы под суд и публично расстреляны. К высшей мере наказания привлекались тысячи чиновников за крупные взятки, включая бывшего вице-мэра Пекина Лю Чжихуа.
Однако новый лидер Китая поднял антикоррупционную кампанию на самый высокий уровень. А начал он с того, что приказал своим родственникам прекратить коммерческую деятельность. Генеральным же девизом его борьбы стало – «бить не только мух, но и тигров». Если раньше нахождение на вершине партийно-государственной иерархии или в перечне «Форбс» фактически гарантировало иммунитет от разбирательств, то теперь этого нет.
Шанхайский журналист Чжэнь Илю констатирует: «Раньше члены политбюро из окружения прежнего генсека Цзян Цзэминя считались «неприкосновенными». Ныне под суд пошли губернаторы провинций, министры, мэры городов. Сперва объявляют о начале расследования, затем исключают из партии, снимают со всех постов и лишь после – арест и процесс. Новый лидер Китая сломал систему, продержавшуюся десятки лет, — одним позволялось всё, а другим ничего. Ведь коррупция в нашей стране – древняя традиция, с императорского правления, государство в государстве: высшие чиновники «крышуют» родственников с друзьями в бизнесе и госсекторе, а потом выводят валюту в западные банки. Сегодня в Китае боится брать взятку каждый – и министр, и рядовой городской чиновник. Разумеется, коррупция в одночасье не исчезла, но в данный момент никто не чувствует себя в безопасности.
Первым из «тигров» загремел миллиардер Цзэн Чэнцзе из провинции Хунань, осуждённый за воровство 460 млн долларов полученных от 57 тыс. вкладчиков для финансирования дутых проектов его девелоперской компании. Его казнили в июле 2013 года. Тогда же смертный приговор по обвинению в получении многомиллионных взяток получил разжалованный министр путей сообщения Лю Чжицзюнь.
А в начале 2015 года был расстрелян 48-летний миллиардер Лю Хань, бывший глава крупнейшей в мире компании по добыче железной руды «Ханьлунь групп». В вину ему поставили создание организованной преступной группировки, рэкет, убийства, торговлю оружием и другие деяния. В 1990-е годы он начинал с биржевой торговли сырьём и организовал из родных и друзей «крепкий коллектив», ведущий, по его признанию, «агрессивный стиль инвестирования». В результате конкуренты Лю Ханя либо сходили с дистанции, либо становились жертвами нераскрытых убийств. В собственность «Ханьлунь групп» переходили всё новые шахты и рудники, корпорация превратилась в крупного игрока на рынке КНР, а затем и на мировой арене. Разрастающаяся империя вышла за пределы горнодобывающей отрасли и проникла в энергетику, строительство, туристический бизнес. Китайские СМИ называли хозяина фирмы «гордостью нации», он депутатствовал в совещательном органе провинции Сычуань.
В ходе разбирательств обнаружилось, что «крестным отцом» Лю Ханя был член Постоянного комитета политбюро ЦК КПК Чжоу Юнкан, курировавший правоохранительные органы страны. Чжоу Юнкан был отстранён от должности, и против него начато расследование. Весной 2014 года в печать просочилась информация, что его арестованное имущество составило $ 14,5 млрд! Затем СМИ раскрыли подробности личной жизни бывшего шефа силовиков, включавшие пиры в принадлежавших ему дворцах и гаремы любовниц.
Спустя год суд приговорил 73-летнего «тигра» к пожизненному заключению с лишением политических прав и конфискацией всего личного имущества. Он был давним доверенным лицом и протеже бывшего лидера КНР Цзян Цзэминя. По некоторым сведениям, Чжоу Юнкан вместе со своими сторонниками, при тайной поддержке первого лица государства, пытался даже организовать военный переворот, чтобы не пропустить во власть нынешнюю команду.
В рамках дела Чжоу Юнкана был арестован заместитель министра госбезопасности Ма Цзянь. Выяснилось, что ведавший контрразведкой 59-летний чиновник имел в Пекине 6 вилл, на которых содержал своих пассий и внебрачных детей.
Руководство КНР занялось и чисткой вооружённых сил. Подтвердилось, что не только рыба гниёт с головы. Во время обыска у второго человека в военно-политической элите страны, заместителя главы Центрального военного совета Сюй Цайхоу, в его пекинской резиденции обнаружили кэш и нефрит, к которому генерал имел страсть в таких количествах, что их не пересчитывали, а взвешивали. Для вывоза ценностей потребовалось десять грузовиков! Поскольку генерал до своей скорой смерти от рака активно сотрудничал со следствием, выяснилось немало подробностей о коррупции в армии. Под стражу были взяты 16 генералов и 40 старших офицеров.
Власти не забывают и «мух». «Мелкие чиновники вконец обнаглели, — возмущается врач городской больницы древнего города Сиань Юань Мэй. – Бывало, отдельные лица крали всю сумму, отпущенную казной на инспекционные поездки по провинции, а начальству отсылали фальшивый доклад… с отчётом-фотоколлажем. Теперь не рискуют – за подобное дают 20 лет тюрьмы». Она рассказывала, что они недавно купили главврачу вскладчину жареного поросёнка на день рождения, а тот не взял – боится обвинений во взятке.
Всего за последние 5 лет в Китае так или иначе наказан миллион чиновников. Стиль борьбы с коррупцией несколько изменился. Как замечает профессор истории Шанхайского университета Лунь Юань: «Прежде главной мерой наказания считалась «вышка». Теперь упор делается на конфискацию личной собственности, имущества жён и любовниц. Отныне в частную жизнь чиновника лезут без стеснений: давай докажи свою честность – с каких доходов твоя подружка нежится на пляже в Таиланде? Газеты неустанно рассказывают, как плохо живётся взяточникам за решёткой, а семьи коррупционеров переезжают из роскошных вилл в ободранные «двушки» на рабочей окраине».
 
Серые носороги
С год назад за рискованные сделки с иностранцами был задержан финансовый магнат У Сяохуэй, хозяин группы страховых компаний «Аньбан», владеющей роскошным отелем «Уолдорф Астория» на Манхэттене и прочей элитной недвижимостью по всему миру. В Америке у него были серьёзные связи. Он приобретал недвижимость с помощью Стивена Шварцмана, возглавляющего совет по бизнесу при нынешнем президенте США. Незадолго до ареста У Сяохай обсуждал с Джаредом Кушнером, зятем и другим советником президента США Дональда Трампа, участие в многоэтажном проекте на Пятой авеню в Нью Йорке.
Начав со страховки автомобилистов, У Сяохай вскоре создал структуру, ворочающую миллиардами долларов. Компания «Аньбан» собирала деньги у китайских инвесторов и вкладывала их за границей. Личные связи, казалось, должны были уберечь оборотистого дельца от любых неприятностей: он женат на внучке легендарного архитектора экономических реформ Дэн Сяопина. Но это не помогло. Выяснилось, что У Сяохуэй являлся главным поставщиком крайне рискованных спекулятивных продуктов. Были выявлены нарушения и в способах их продаж. В конце мая за мошенничество и растрату в размере около 12 млрд долларов (!) его приговорили к 18 годам заключения.
Неприятности ждут и владельца инвестиционной «Баоненг групп» Яо Чжэньхая. Правоохранительные органы заинтересовались им после того, как его состояние за один 2016 год выросло в 9 раз! Власти называют «Аньбан» и «Баоненг» «серыми носорогами», угрожающими стабильности экономике и финансовой системе страны. Всего за годы правления Си Цзиньпина к ответственности привлечены уже около 200 «тигров» и «серых носорогов».
 
Пороки госкапитализма
Под контролем государства прямо или косвенно находится свыше трети всей китайской экономики. Госбанки дают кредиты на развитие бизнеса зачастую только тем компаниям, чьи руководители являются родственниками правительственных чиновников на местах. А для «чужих», не состоящих в союзе власти и бизнеса, достаются лишь поборы. В итоге коррупция со стороны властей не только душит малый и средний бизнес, но и приводит к тому, что предприниматели, стремясь к максимальной прибыли, ведут себя недобросовестно. «Если тебя обворовывает государство, почему ты сам не можешь обмануть клиента? — рассуждает пекинский бизнесмен. Вот как описывает такого рода настроения китайский писатель Мужун Сюэцунь: «Не существует чёткой границы между законным и незаконным. Практически каждая фирма идёт на обман при уплате налогов, и почти все хотя бы в чём-то нарушают законы… Возьмём, к примеру, владельца небольшого магазинчика. В стремлении нагреть руки на его бизнесе, чуть ли не каждая государственная организация, будь то отдел торговли, налоговая инспекция, полицейское управление, пожарная инспекция или отдел здравоохранения, может пригрозить ему закрытием магазина. Если он рискнёт не выполнить требования этих организаций, ему и его семье будет грозить полное разорение. Вследствие вызванной таким положением незащищённости большинство граждан избегают долговременных проектов, а сосредотачивается на бизнесе, приносящем быструю прибыль».
Одним из следствий такой практики является снижение качества товаров, что нередко вызывает скандалы. Другим – обогащение нечистоплотных партийных функционеров, засевших в регулирующих органах. Понимая, что их положение весьма шатко, многие из них бегут за границу или отправляют туда свои семьи. По данным Китайской академии общественных наук, за последние 20 лет из Китая сбежало за рубеж около 19 тысяч партийных функционеров, а также чиновников органов безопасности и юстиции. В общей сложности они вывезли из страны около 130 млрд долларов. За это же время за границей поселилось свыше полутора миллиона детей и жен китайских чиновников. Появился даже специальный термин — «голые чиновники» — те, чьи семьи и капиталы находятся за рубежом.
 
Небесная сеть, и охота на лис
В рамках запущенной в 2014 году кампании «Небесная сеть» власти КНР уже вернули из-за рубежа 2,5 тысячи беглых коррупционеров, пытавшихся скрыться более чем в 90 странах мира. Под видом туристов или по деловым визам сотрудники китайских спецслужб отправляются «охотниками за головами» с целью обнаружить беглецов и депортировать их в Поднебесную. Операция получила даже официальное название «Охота на лис». 1293 человека приехали в Китай сами, оформив явку с повинной. 410 обвиняемых во взяточничестве были членами КПК, занимая различные посты в госаппарате. В результате заметно сократилось число чиновников, которые пытаются сбежать вместе с капиталом за рубеж: они понимают, что их найдут.
После публикации «панамских документов» выяснилось, что китайцы занимают первое место по количеству тех, кто открыл офшорные компании. В этом списке есть младший брат бывшего зампредседателя КНР Цзэн Цинхуна, невестка былого члена политбюро Лю Юньшаня, зять вице-премьера Госсовета КНР Чжан Гаоли, внучка бывшего председателя Всекитайского комитета Народного политического консультативного совета Цзя Цинлиня, а также дочь бывшего министра общественной безопасности КНР Цзя Чуньвана. Все перечисленные чиновники считаются сторонниками Цзян Цзэминя, а он сам, как пишут, держит деньги в Швейцарии.
По китайским законам, за нелегальный «доход» свыше 100 тыс. юаней (около 1 млн руб.) чиновнику светит минимум 10 лет заключения. Более того, ведущей к тюрьме взяткой здесь считаются подарки дороже 200 юаней. В 2016 г. в Китае чётко определили размер взятки, за который полагается «вышка»: от 460 тыс. долл. У расстрелянных коррупционеров конфискуют всё имущество, а семья получает счёт на 8 юаней – за 2 пули, с помощью которых приговор был приведён в исполнение.
Компартия ограничила тягу китайских чиновников к роскоши. Им запрещено устраивать роскошные обеды, в том числе в честь приёма иностранцев. Для ежегодно посещавших Пекин вроде меня в последнее время это не могло остаться незамеченным. Также запрещено возводить роскошные дачи, приобретать дорогие квартиры и даже строить новые здания обкомов и горкомов партии. О нарушениях любой гражданин может сообщить в Комитет партийного контроля. А дальше проверкой сигнала занимаются правоохранители.
 
Менял — из храма
Союз партийных функционеров и государственных чиновников с бизнесом стал устанавливаться с началом экономических реформ. Но при Дэн Сяопине негласным правилом было то, что предприниматели не становились членами КПК и не претендовали на занятие властных и политических должностей. После его кончины в 1997 году ситуация постепенно менялась. В 2001 году тогдашний председатель КНР и генеральный секретарь ЦК КПК Цзян Цземинь в свете выдвинутой им теории «трёх представительств», разрешил приём в партию «прогрессивных предпринимателей». И миллионеры наряду с рабочими, крестьянством и интеллигенцией начали пополнять правящую партию. А членство в ней давало возможность занимать государственные посты. Затем представители делового мира стали претендовать на вхождение в состав ЦК КПК, а также высшие органы исполнительной и законодательной власти.
До Си Цзиньпиня численность мультимиллионеров в КПК и парламенте неуклонно росла. К 2012 году в высшем законодательном органе Китая находилось уже более 200 мультимиллионеров, включая 31 миллиардера (при общем числе депутатов в 3000). Однако с приходом нынешнего лидера КНР представительство «да куань» в ВСНП пошло на убыль. Так, в открывшейся в марте 2018 года сессии их участвовало на треть меньше, чем пять лет назад.
Большинство китайского народа, включая представителей малого и среднего бизнеса, одобряет действия команды нынешнего главы государства по наведению порядка в стране. Поддержка решительных действий властей существует и в рядах крупного капитала. Но и сопротивление велико. Через эмигрировавших в изрядном количестве «да куань» ведётся яростная атака на главного дирижера антикоррупционной кампании, заместителя председателя КНР Вань Цишана, возглавляющего грозную Центральную комиссию по проверке дисциплины. Причём нападки идут не только под флагом антикоммунизма — самого Вань Цишана и других участников правящей команды тщатся обвинить в коррупционной деятельности.
Членов Постоянного комитета политбюро, составляющих ядро властвующей КПК, беспокоит стремление «да куань» расшатать внутриполитическую обстановку в стране и в будущем провести на высшую государственную должность свою креатуру. Они хорошо изучили причины краха социализма в СССР и пытаются не допустить подобного. Это и заставило их вынести решение, отменяющее ограничение занятия одним лицом властных полномочий двумя пятилетними сроками. Вероятнее всего, оно не было инициировано нынешним генсеком КПК и не означает желание Си воцариться на все времена. Но оно даёт возможность нынешнему лидеру страны продлить пребывание на капитанском мостике до тех пор, пока не будет одержана победа интересов полуторамиллиардного народа над разложившимся чиновничеством и зарывающимися фракциями «да куань».

Пекин—Москва.
Георгий ЦАГОЛОВ

You have no rights to post comments

Free Joomla! templates by AgeThemes