последние комментарии

trustlink1

ШАПКА ПО КРУГУ:

Владимир ЛичутинСбор средств на издание «Собрание сочинений в 12 томах» В. Личутина

Все поклонники творчества Владимира Личутина, меценаты и благотворители могут включиться в русский проект.

Реквизиты счёта

Получатель ЛИЧУТИН ВЛАДИМИР ВЛАДИМИРОВИЧ

Cчёт получателя 40817810038186218447, Московский банк Сбербанка Росии г. Москва, ИНН 7707083893, БИК 044525225,

Кс 30101810400000000225, КПБ 38903801645. Адрес подразделения Банка г. Москва, ул. Лукинская, 1. Дополнительный офис 9038/01645.

 

 

От Волги до Нила

...Много воды утекло в Волге и Ниле, и много барханов переместили ветры в пустыне Руб-эль-Хали до начала 90-х годов, когда автор засел за свою книгу, названную «Россия на Ближнем и Среднем Востоке: от мессианства к прагматизму», признаётся Алексей Васильев. Советский Союз уже не существовал. Пришло время честно и откровенно изложить на бумаге свои наблюдения, размышления, собранные факты, документы, интервью.

После распада Советского Союза встал вопрос: о какой внешней политике в прошлом и будущем идет речь? О российской политике.
И признание России в качестве правопреемника СССР в Совете Безопасности ООН, и быстрая и, как правило, безболезненная смена советского флага на российский над посольствами бывшего СССР — все это говорило об одном: Россия, облаченная в особые политические одежды, была Советским Союзом. Российская Федерация за вычетом отделившихся государств и народов и была Россией, сменившей форму своего политического бытия. Как на глобальном, так и на региональном уровне советская политика была российской политикой.
Главная сфера интересов автора лежала и лежит в арабских странах, но без напоминания или упоминания хотя бы в общих чертах советской политики по отношению к Турции, Ирану, Афганистану место и роль арабских стран окажутся обрисованными недостаточно выпукло. Вместе с тем отношения СССР с тремя пограничными государствами были настолько обширны, что приходилось обходиться лишь схематическими набросками, хотя во второй части книги в постгорбачевский период они заняли больше места.
Раскрытие темы невозможно без знакомства с работами западных исследователей, их число — легион.
Но западные авторы, как и советские, не избежали идеологизации своих исследований, считает Алексей Михайлович. Они работали по формуле — «игра с нулевым результатом», то есть там, где СССР выигрывал, США проигрывали, и наоборот. Даже если под эту формулировку надо было подгонять факты.
Автор в 90-х годах поставил перед собой довольно сложную и амбициозную задачу, надеясь по-новому осветить советскую политику на Ближнем и Среднем Востоке. Он попытался найти точки сопряжения между различными уровнями реальности: подлинной общественно-политической обстановкой на Ближнем и Среднем Востоке; советскими политическими и бюрократические структурами, определявшими внешнюю политику при своей определенной идеологической ориентации; людьми с их достоинствами и пороками, участвовавшими в формировании или проведении политики; собственной позицией как автора, связавшего свою жизнь с этим регионом, со своими знаниями и опытом, размышлениями, симпатиями и антипатиями. Автор интервьюировал некоторых деятелей прошедшей эпохи и кое-кого из оставшихся во власти, согласившихся с ним беседовать.
...Минуло еще почти четверть века, и новое издание книги «От Ленина до Путина» охватывает сто лет и включает постгорбачевское время. Прежнее содержание потребовало обновления, хотя принципиальные оценки сохранились, а постгорбачевский период составил вторую часть книги — «Пределы прагматизма». Частые поездки в страны региона и встречи с западными коллегами позволили «держать руку на пульсе» все эти годы.
Когда завершилась эта книга, сирийский кризис продолжался седьмой год. И освещению этой темы автор отводит достойное место, поскольку в этот кризис оказались вовлеченными действующие лица регионального и общемирового калибра. Опасности для России, сопряженные с ее военным вмешательством, были очевидны. Одна из них — все более глубокое втягивание в военные действия, что могло привести и привело к гибели российских граждан, пусть в ограниченном числе. Другая — подъем антироссийского терроризма, начиная со взорванного пассажирского самолета над Синаем и кончая попыткой организовать или осуществить террористические акты в самой России. Возможно, что этот аспект не был напрямую связан именно с действиями российских ВКС в Сирии. Ведь теракты происходили и продолжали бы происходить вне зависимости от прямого участия России в сирийских событиях. Наконец, нелишне учитывать мощное влияние антироссийски настроенных западных СМИ, которые получили дополнительный повод выливать ушаты помоев на Россию.
На политику по отношению к Сирии воздействовал и другой фактор, которого в Москве и не скрывали, повествует Алексей Васильев. Речь идет о симпатиях части экстремистски настроенного мусульманского населения как в самой России, так и в бывших советских республиках к ИГИЛ, ан-Нусре и другим террористическим организациям.
Когда начались действия воздушно-космических сил в Сирии, в рядах джихадистов численность выходцев из России и Средней Азии определялась в две тысячи человек. Через полтора года военных действий называлась уже цифра семь тысяч. Это означало, что, несмотря на определенные потери, какая-то часть обстрелянных и фанатизированных боевиков будет возвращаться в Россию и создавать или спящие, или действующие ячейки джихадистов, готовые к терактам. Задача внутренней безопасности, межконфес­сионального сотрудничества, укрепление традиционной российской толерантности по-прежнему стояла на повестке дня. Нужно было пройти по узкой тропинке применения силы в отношении джихадистов и соблюдения уважения к исламу и мусульманам.
Автор справедливо полагает, что Ближний и Средний Восток будут меняться, но куда и как? Исламская система шиитской «демократии» оказалась эффективной в Иране. Надолго ли? Использование рамок, похожих на западную демократию, оказалось эффективным для укрепления исламистских умеренных сил в Турции. Надолго ли? Как будет обеспечена трансформация автократического режима в Египте и монархий Аравийского полуострова? Вопросов больше, чем ответов.
Россия не вмешивается в эти процессы, не выступает в роли «учителя», тем более что-то навязывая. Она была нейтрально доброжелательной по отношению к «арабской весне» и «арабской зиме». Выбор пути развития — за странами региона. Лишь позиции исламистского экстремизма и терроризма остаются абсолютно неприемлемыми.
У России остался капитал сотрудничества со своими непосредственными южными соседями, сложившийся за столетия, с арабским миром — за десятилетия. Россия действительно стала более прагматичной, её политика избавилась от приставки про-, она стала не «проарабской» и не «произраильской» и в принципе пытается служить своим собственным интересам. После попыток отождествления своей политики на Ближнем и Среднем Востоке с курсом Вашингтона стало ясно, что интересы и США, и России в регионе хотя и не конфронтационные, но разные, а принимать в общую игру Россию Запад как здесь, так и в Европе не собирается. Односторонние уступки России воспринимались как должное, и в виде «вознаграждения» в лучшем случае использовался какой-то декорум.
Отказ от великодержавности, от конфронтации и мессианских идей заставил Россию пересмотреть отношение к конфликтам в регионе. Если раньше главный вопрос заключался в том, чьи союзники («друзья»), «клиенты» участвуют в конфликте и «враг моего врага» становился «другом», то в настоящее время превращение Ближнего и Среднего Востока в зону мира и стабильности соответствовало бы и краткосрочным, и долгосрочным интересам и России, и США, и Запада. Повторим: «Враг моего врага» мог становиться общим врагом.
Россия сделала в политике упор на двусторонние отношения. Их экономический компонент стал главным и увеличился вместе с выходом страны из кризиса, с улучшением внешнеэкономических связей, хотя еще далеко не совершенных. Строительство атомных электростанций и запуск спутников показывают, что Россия может быть партнером и в области высоких технологий. Географическая близость и взаимодополняемость экономик на основе создания совместных предприятий и взаимного инвестирования капиталов может позволить России найти свои ниши.
Новая книга академика Васильева читается с огромным интересом, чему способствуют эрудиция, опыт и несомненный писательский талант автора, заставляет о многом задуматься, по-новому взглянуть на известные события недавней истории, по достоинству оценить наши нынешние шаги на мировой арене.

Соб. инф.
* Васильев А.М., От Ленина до Путина. Россия на Ближнем и Среднем Востоке / Алексей Васильев. — М.: Центрполиграф, 2018. — 670 с.

You have no rights to post comments

Free Joomla! templates by AgeThemes