Войти на сайт

Авторизуйтесь через любой из сервисов, чтобы оставить комментарий

     

ads

Поиск по публикациям

последние комментарии

Забитая голова и пустое сердце

Сегодня традиционная модель образовательной системы стремительно заменяется цифровым образованием. Московская электронная школа (МЭШ), уже внедрённая во многих образовательных учреждениях Москвы, – это электронные дневники и журналы, интерактивная школьная доска, доступ Wi-Fi. Это обязательное использование детьми индивидуальных планшетов или смартфонов, занятия по электронным учебникам и даже использование виртуальных лабораторий. Это автоматизированная проверка письменных работ учителями, при которой оценки автоматически выставляет в электронный журнал сам компьютер.
Важно отметить, что решение о внедрении МЭШ/РЭШ прошло без учёта мнения родительской общественности. Помимо того что «цифровая школа» нарушает естественное живое общение педагога с учеником, учёные утверждают, что те ученики, которые больше используют компьютеры в школе, показывают более слабые результаты обучения.
По данным учёных ФГБНУ «Национальный НИИ общественного здоровья им. Н.А. Семашко», у детей с 1 по 9 класс распространяются сколиоз, нервные расстройства, вегетососудистая дистония, происходит ослабление зрение слуха, ухудшение памяти. По данным главного педиатра г. Москвы Б.М. Блохина, сегодня каждый пятый первоклассник г. Москвы имеет какие-либо проблемы со здоровьем, у 10—15% детей наблюдаются хронические патологии, после окончания школы 40% выпускников имеет по 2—3 медицинских диагноза, а 50% — вторую группу здоровья.
Мы являемся свидетелями небывалой ломки системы образования и ликвидации передачи фундаментальных знаний будущим поколениям. Вместо этих знаний современная школа даёт навыки и компетенции, которые будут оцениваться, исходя из активности на уроках, среднего уровня успеваемости, участия в различных проектах, отсутствия конфликтности с администрацией школы, конформизма и готовности к быстрому переобучению по системе модулей, которые должны заменить традиционные школьные предметы.
Даром эти эксперименты не проходят. Учитель одной подмосковной школы отметила такое аномальное явление: дети не умеют перелистывать страницы книги. Это для них ново и затруднительно. Вот результат того, что родители с малых лет подсаживают малышей на бесконечные игры и мультики в смартфонах.
Уровень подготовки абитуриентов катастрофически упал. Профессор А.Ю. Евдокимов (МГЛУ, МГИК) говорит, что студенты, зная даты начала и окончания Великой Отечественной войны, не могут назвать противника СССР в этой войне; знания по географии в большинстве случаев отсутствуют вообще — студенты не ориентируются даже по странам света — где восток, а где запад, а солнце, по мнению некоторых, восходит на юге… Ответы подчас носят явно анекдотический характер: «В России ведут борьбу с экологией, но пока безуспешно». И речь здесь уже не только и не столько об учащихся, сколько о самих учителях: вопрос школьной учительницы к окружному методисту-предметнику о намечаемом семинаре: «Ручку и бумагу с собой брать, чтобы записывать?»
Уже не до смеха. Воистину: «Все идет к постепенной деградации» (ответ студента 3-го курса на контрольной по экологии).
Преподаватель Российской академии живописи, ваяния и зодчества Ильи Глазунова С.Г. Полегаев, у которого я также интересовалась об уровне подготовки выпускников школ, привёл несколько примеров из своей преподавательской деятельности. «Студентов, — сказал он, — которые могут сделать скульптурную работу, зачастую мы вынуждены не принимать в вуз, т.к. они не проходят по баллам со своими работами по литературе. Из 100 баллов набирают, к примеру, семь, при том, что проходной уровень – 30 баллов. Подростки не могут формулировать мысль, не могут закончить начатое предложение и совсем не ориентируются в знаках препинания. …Система образования в Российской империи давала подлинные, основательные знания, способствовала развитию мышления, творческой мысли. Вот почему вклад представителей русского искусства в мировую культуру был столь высоким. …Один из самых больших недостатков системы подготовки к ЕГЭ и электронного образования – они не готовят к решению задач в формате образа и текста».
Ещё один пример. Краснодарский институт культуры. Преподаватель вуза рассказал, что сценарии, написанные студентами в прошедшем учебном году, не просто показывают низкий уровень их подготовки, но всерьёз тревожат, поскольку молодёжь напрочь оторвана от национальной культурной почвы. Имена героев сценариев – американские, место действия – Америка. Когда преподаватель решил просто поговорить со вчерашними школьниками по программе литературы 9–11 класса, студенты, увы, не могли прочитать ни одного стихотворения Лермонтова. Затруднялись вспомнить даже отдельные строчки. Кто и когда ответит за урон, нанесённый псевдореформами образования нашему будущему? А процесс, запущенный явными недругами России, набирает обороты.
Очевидно, что уровень культуры и знаний молодёжи неуклонно транслируется во все области науки и культуры, общественной жизни. На выходе: театр, кино, литература страдают от непрофессионализма и отсутствия широкого мировоззренческого круга, а в конечном счёте – от пошлости и разврата.
Как изменился уровень подготовки студентов в связи с внедрением ЕГЭ и электронного образования, чем это грозит в дальнейшем? На этот вопрос отвечают учителя школ, преподаватели вузов, специалисты в области социо-гуманитарной сферы.
Корольчук Наталья Сергеевна, учитель английского и немецкого языков школы им. Героя Советского Союза Н.Ф. Гастелло, г. Долгопрудный Московской области:
— Идёт широкомасштабная раскачка устоев жизни народа, начиная от быта и заканчивая нравственными и духовными ценностями.
В обществе утрачено благоговейное отношение к учителю, уважение к профессии. Учитель как таковой выживается из школы. Всё делается для того, чтобы детей учили «роботы», чтобы у детей была полная голова и пустое сердце.
То, что называют сегодня реформами – это не реформы!
Детей разучивают трудиться умственно и физически. Чтение – это труд, письмо – включение мелкой моторики – труд. От сидения часами за компьютером идёт затухание работы организма. Учёные дают статистику: если человек рукой пишет, включается до 90% мозга. Нет системы, нет мыслительного процесса, не развивается память. Работа с текстом – это как поле, которое надо пахать, а в электронном виде долго текст не «попашешь».
В школе повсеместно внедряется установка камер. Нет такой необходимости, чтобы дети и учитель находились под постоянным наблюдением, что создает дополнительную психологическую нагрузку. Это всё равно элемент искусственности и понимание, что ты, как зверёк в клетке, над которым ведут наблюдение. И это оскорбление учителя и ученика.
Отдельно нужно рассматривать вред от необоснованного присутствия иностранного языка в обыденной жизни, в транспорте, на вывесках – повсюду. Иностранный язык подавляет душевную и эмоциональную сферу. Молодёжь вскармливается не тем словесным молоком. Меняется языковая картина мира – в ущерб национальной культурной традиции.
Ещё одна проблема, актуальная в том числе для нашей школы, это совместное обучение русскому языку как родному русских детей и иноязычных мигрантов. В советское время были разработаны специальные учебники и программы по русскому языку для иностранцев. Сегодня о них забыто. Не хотят ли спросить, те, кто замалчивает или медленно решает эту задачу: «Как поживаешь, учитель русского языка и литературы?»
Надо «поактивнее» вспоминать о своих славянских корнях. 1020 лет после Крещения Руси насчитывает история нашего родного языка. Такой мудростью, какую несёт славянская азбука, не обладает ни один алфавит в мире. Именно эта азбука формировала в своей основе мировоззрение десятков поколений наших предков, служивших созиданию Отечества. С этой проблемой нам помогают справляться выдающийся славист ХХ века академик Олег Николаевич Трубачёв (1930–2002) и один из главных редакторов «Словаря русского языка XI–XVII вв. доктор филологических наук Богатова Галина Александровна. По личному опыту вижу, что одно только знакомство с названием букв азбуки, как прививка, в рамках мероприятий лингвокультурологической программы «Историко-этимологическая школа «Ростки» им. академика О.Н. Трубачева уже положительно влияет на душевное и эмоциональное состояние учащихся, и как результат – в школьном коллективе создаётся творческая рабочая атмосфера. Не брезговать надо своей умной азбукой, а изучать историю родной словесности. Без этого нет русского народа.
Нам надо выстоять. Сохранить человеку человеческий облик. Должна быть охранительная зона, защита от информации, которая губительна для детей.
Надо воспитывать личность, помочь понять человеку, зачем он пришёл на эту землю. А это возможно только в ограде своей культуры.
Ильин Александр Анатольевич, профессор Поволжского православного института имени святителя Алексия, митрополита Московского, Тольятти:
— Триумфальное шествие электронного обучения по школам и вузам страны (процесс не столько объективный и закономерный, сколько стихийный и, наверное, фатальный) – санкционировано, пожалуй, самой главной, по негласным понятиям, инстанцией – современной массовой культурой. Перед её глобальной экспансией классические музы замолкают и отправляются, по слову А.С. Пушкина, в «отставку»: «в отставке Феб живёт». Более того, вся традиционная культура в целом должна капитулировать и каким-то образом вписаться в новый мировой порядок: «И табор свой с классических вершинок перенесли мы на толкучий рынок». Что же касается официальных образовательных структур, то они в эпоху торжества модернизма не молчат, а естественно стремятся бежать впереди тренда. Вероятно, легче всего это сделать, присвоив себе те или иные надзорные полномочия (само слово «надзор» тоже стало чиновническим трендом). А количество соответствующих ведомств уже достигло критической массы. Очевидное перепроизводство штатных «надзирателей» за учителями и преподавателями, количество отчётов и проверок, возросших благодаря электронным средствам слежения, – явный признак деградации всей системы образования. Почему-то нынешние Митрофанушки, вкусившие плоды современного «просвещения», предпочитают не учиться и не учить, а специализироваться в области электронного слежения за теми, кто ещё не совсем утратил творческие способности. В общем, «будем наблюдать». Чтобы никто на рынке образовательных услуг вдруг не перестал толкаться и мериться «рейтингами», не вспомнил бы классику: «Служить бы рад, прислуживаться тошно». Да почиет в бозе традиционное образование и культура и да воссядет на их месте электронный симулякр, вооружённый до зубов информационными ресурсами.
Как известно, за эталон массовой культуры по умолчанию принимается так называемый цивилизованный потребитель. И для его успешного выведения понадобились даже специальные образовательные стандарты. Совсем скоро имя им будет легион, потому что они множатся с бешеной энергией и уже включают разные поколения и другие вариативные разновидности. Получается, стандарты – тот же товар на рынке образовательных услуг, причём товар, имитирующий творческое обновление. Так, квалитативные аспекты образования подменяются манипуляциями с его чисто квантитативными атрибутами. То есть качество растворяется в количестве, как соль теряет свою силу. В результате цифра побеждает слово.
А начался этот «проект» (или просто цирк), как мы помним, с отмены традиционного экзамена и его заменой фокусом – манипуляцией, про которую, как про войну, можно сказать банальной игрой слов: ЕГЭ никто не хотел, ЕГЭ был неизбежен. Потому что имитация интеллектуальной деятельности, по неписаному своду законов массовой культуры, вменяется «цивилизованному потребителю» едва ли не в священную обязанность, и за отступление от эталона, сомнения в каноническом статусе ЕГЭ, карается как покушение на конфессиональную святыню (пускай и сектантского происхождения). То есть очень строго. При таком раскладе сил традиционная культура (всегда религиозная по своей сути) неизбежно оказывается анахронизмом. И это ещё в лучшем случае. Гораздо чаще традиции (например, книге) современные инквизиторы с учёными званиями и в голубых мундирах выносят безапелляционный приговор. Тот самый, который пророчески был предсказан в «Горе от ума»: «Уж если зло пресечь: / Забрать все книги бы, да сжечь».
Вряд ли сам автор классической комедии мог предположить, что фамусовский «проект» (пускай и в электронном его варианте) осуществится когда-нибудь в реальности. Справиться с электронным пожаром труднее, чем с природным. Тем более что его легкомысленно принимают за достижение цивилизации. Так что триумф массовой культуры и порождённого ею электронного образования, на самом деле, есть стихийное бедствие. И не зря В.Г. Распутин, тоже пророчески, начал повесть «Пожар» (1986 г.) словами народной песни: «Горит село, горит родное. Пылает родина моя».
Румянцев Вячеслав Борисович, историк, главный редактор интернет-портала «Хронос. Всемирная история в Интернете», Москва:
— Идея ЕГЭ для меня никогда не была загадкой. Когда её вводили в действие, я как раз работал в «Учительской газете» и видел все этапы, как этой заразой прививали систему образования в России, как по кровеносным жилам профильного министерства она текла, окрашивая всё внутри и вокруг своим гниловатым цветом. Понятно же, если подобная система давно уже была введена в каком-нибудь Египте, то это было там элементом неоколониализма, заменившим – с выгодой для главного инициатора «освобождения» колоний из Туманного города – исчерпанный к 60-м годам прошлого века традиционный колониализм. Тут и объяснять что-либо излишне. Всё мы видели, всё понимали. И людей, публично пропихивающих ЕГЭ неправдами и деньгами, помним хорошо. Знайте.
Уровень подготовки выпускников школ по предметам гуманитарного цикла, понятное дело, снизился. В советские годы, когда в курсах обществоведения и истории было много идеологического вранья, все-таки подростки учились воспринимать события и мыслить самостоятельно, пытались анализировать. Застарелая ментальная болезнь и в те годы, конечно же, сказывалась: с начала XX столетия русские люди разучились мыслить самостоятельно, мыслить по-русски. Но советская школа хоть как-то будоражила умы, стараясь не забить социальную активность молодого поколения окончательно. Сейчас же приоритеты изменились. Творцы не нужны для ресурсной знати. И чем меньше люди там, внизу социальной стратификации, способны к аналитическому мышлению, к пониманию происходящего вокруг, тем легче будут «хавать» тот бред, которым заливают информационное пространство болтуны из телевизора. Разрывы логики в аргументации этих витий зрителя телеящика уже не удивляют – способность к самостоятельному анализу общественных процессов практически утрачена.
Теперь для выпускника школы главное дело – зазубрить, как Попка дурак, ответы на вопросы, официально считающиеся правильными (ответы). И всё.
Слабая надежда на перемены к лучшему побуждают меня сформулировать вероятную невероятную перспективу преодоления ЕГЭ. Если правящий в РФ слой внешними неблагоприятными обстоятельствами, ведущими чуть ли не к войне, будет вынужден переменить идеологическую систему, а соответственно и систему образования, то первым делом нужно будет вывести из минотаврова лабиринта ЕГЭ своего рода «шорт-лист» вузов, в которых приём должен осуществляться вовсе без учета ЕГЭ. Это должен быть короткий список самых сильных университетов и институтов страны. Остальные – новодельные – могут без ущерба для общественного развития оставаться в рамках ЕГЭ.
Подготовила Ирина УШАКОВА.
 

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите на сайт через форму слева вверху.

Free Joomla! templates by AgeThemes