Главное содержание

В 40–70-х годах наша страна стала одним из лидеров научно-технического прогресса в мире. Во время Второй мировой войны СССР было необходимо поднять нашу оборонную промышленность, чтобы наше вооружение было сильнее, чем у фашистской Германии. После окончания войны началась война холодная, развязанная США. Началом её стала атомная бомбардировка Японии, как считает В.С. Зорин («Аргументы недели», № 30, 14—20 августа 2014 г.). Военной необходимости в этом не было, но Трумэн «целился» не в Хиросиму, а в Москву.


Руководству СССР было необходимо принять срочные меры для безопасности страны, что невозможно сделать без развития науки, в первую очередь Академии наук. Конечно, основной упор делался на оборонную промышленность и разработку новых технологий. <…> Все наши успехи сопровождались развитием науки, как в центре, так и в регионах, где были созданы Уральское, Сибирское и Дальневосточное отделения АН СССР, которые способствовали росту науки, образования и культуры на востоке страны. К сожалению, значительные экономические потери России, а также начало подрыва интеллектуального потенциала страны началось с начала 90-х годов в связи с ошибочной политикой руководства страны, которая очень поддерживалась руководством Соединённых Штатов Америки, особенно их олигархической верхушкой общества.
Доктрина Монро, ее применение олигархами США в XX—XXI веке. Соединённые Штаты в результате Второй мировой войны обогатились и, чтобы использовать людской и природный потенциал других стран, еще в XIX веке разработали доктрину Монро. Эта доктрина закрепляла право США рассматривать сначала латиноамериканские страны, в дальнейшем и ряд стран Азии и Европы в рамках своих интересов, а если говорить прямо, как свой задний двор, где все происходящее не могло совершаться без одобрения США.
Как совершенно правильно обозначил Р.С. Дзарасов (Вестник РАН, 2014), то, что развивает администрация США в последнее время, следует рассматривать как новый подход к развитию экономических отношений в мире. В мировой системе, объединяющей все страны Земли, существует центр (развитые капиталистические страны) и периферия (развивающиеся, отсталые страны). Необходимо отметить, что большинство стран Азии, Африки и Латинской Америки в XIX и в середине XX веков до вторжения в их жизнь современных развитых капиталистических стран были развитыми для своего времени обществами, располагающими разноплановой экономикой. Им навязывалась глубокая трансформация экономики — монообразие промышленности. Их хозяйственная деятельность сводилась к нескольким основным трудозатратным производствам, которые ориентировались в первую очередь на потребность развитых стран. Среди правящего класса этих стран культивировалась категория лиц, выступающая в качестве посредника, эксплуатирующая природные и трудовые ресурсы в интересах развитых стран. Подобные правящие классы можно назвать «люмпен-буржуазией». Вполне понятно, что такая роль периферии мировой экономической системы должна сопровождаться отставанием их науки и образования…
Такая ситуация в мировой экономической системе сложилась к 90-м годам прошлого столетия, т.е. к тому времени, когда распался Советский Союз, а страны Варшавского договора получили самостоятельность. Вполне понятно, что этот огромный континент новообразованных стран необходимо было «поставить на место», т.е. «приучить» их стать периферией развитых стран мира.
Надо учесть, что до этого времени мир был двуполярным, во главе каждого полюса существовала супердержава: с одной стороны США, с другой – СССР. Теперь мир стал однополярным во главе с США, хотя Россия, правопреемник СССР, являлась, несомненно, сильным государством. Более того, это государство имело сильную экономику, а самое главное – сильную армию и атомное вооружение. Поэтому подход руководителей, олигархической верхушки США к вопросу перестройки нового мира, превращения новых государств в «периферические» страны был различен. Страны Варшавского договора и Прибалтийские республики СССР, имевшие сильную внутреннюю оппозицию по отношению к прежнему режиму, самостоятельно устремились принимать «западные ценности». К некоторым странам, например к Югославии, пришлось применить военную силу для уничтожения прежнего сильного самостоятельного государства, превратив его в серию мелких, подчиненных западу государств…
Для большинства республик СССР необходим был другой подход. Первый опыт был опробован на Грузии, где США усиленно поддерживали грузинскую оппозицию, руководитель которой М.Саакашвили стал президентом страны. <…> Другой, более кровавый пример – это Украина. <…> Понятно, что такой путь прямой агрессии не мог быть применен к России. Здесь надо было попытаться насадить в руководство страны или в круги, близкие к руководству страны, людей, которые хорошо восприняли бы «передовые» американские экономические догмы в их понимании мира, разделенного на центр (развитие страны) и периферию (отсталые страны). Цель прежняя — как можно скорее превратить нашу страну в периферийное государство, снабжающее западный мир дешевым сырьем, так как именно Россия имеет большие залежи полезных ископаемых.
«Лихие» 90-е и последствия в XX и XXI веке. В начале 90-х годов в Советском Союзе и в его правопреемнике России совершилась бескровная революция, итогом которой стал развал страны и приход к власти в России Б.Н. Ельцина, вокруг которого собрались «великие экономисты» нового толка: гайдары, чубайсы, собчаки и тому подобные. <…> Под руководством западных советников в России сформировался класс собственников, который до настоящего времени определяет развитие нашей страны, к сожалению, как периферийного государства. «Хотя реформами в России руководили группы высших государственных чиновников во главе с Е.Т. Гайдаром, их консультировали, поддерживали и подталкивали высокопоставленные сотрудники администрации США и группа их единомышленников из числа американских экономистов.
Российские реформы разрабатывались кулуарно, фактически с несколькими специалистами Гарвардского университета, тесно связанными с правительством США, и реализовались в России усилиями политического» клана Чубайса» (Дзарасов, 2014). Лучшим примером такой совместной работы является приватизация, которая была осуществлена в России осенью 1992 года. <…> Именно благодаря внедренной Гайдаром — Чубайсом приватизации экономика России уже более 20 лет демонстрирует проявление типичных признаков процессов насаждения отсталости…
С начала внедрения рыночных отношений началось разрушение научно-технического и образовательного потенциала нашей страны. Сеть отраслевых исследовательских институтов практически уничтожена, численность кадрового научного потенциала, ведущего фундаментальные исследования, к 2007 году по сравнению с 1990 годом сократилась почти на 60%, а количество денежных ресурсов в 2013 году с учетом инфляции составило примерно половину от 1990 года. Состояние российской науки и образования, начиная с 1990 года до настоящего времени, продолжает оставаться кризисным (С.М. Рогов, доклад на Общем собрании РАН, декабрь 2013 года)…
Мне как геологу, возглавлявшему 22 года Институт геохимии СО РАН, это хорошо видно на примере геологической отрасли. <…> Геологическая служба страны практически ликвидирована, геологических партий, составляющих геологические карты различных масштабов, которые служат основой для поисков новых полезных ископаемых, практически нет. <…> К сожалению, мы в скором времени, даже если будет необходимо, не сможем проводить такие работы, к ним надо будет привлекать иностранных специалистов…
Очень правильно о периоде начала перехода к так называемой эре перехода к рыночным отношениям сказал академик Н.Н. Моисеев. «Эра Гайдара» — так бы я назвал тот ужас безвременья, невероятного пренебрежения к человеку, особенно к русской интеллигенции, которое началось после его прихода на пост первого министра …гайдарообразные экономисты, коррумпированное чиновничество, криминалитет разного рода и клептоманы разных сортов стремились сделать все как можно быстрее. Наворовать, обогатиться и разрушать, разрушать …». Но до сих пор большим человеком в нашей стране является А.Б.Чубайс, большую роль играет у нас и Владимир Мау, который при советской власти воспевал преимущество социалистической экономики, но «затем переметнулся в лагерь рыночников-фундаменталистов». Многие из руководителей нашей экономикой (М.К.) обязаны друзьям-олигархам, с которыми они сохраняют «рабочие» отношения. Так, Игорь Шувалов работал в структурах миллиардеров Александра Мамута и Олега Бойко, а позже принимал участие в проектах Алишера Усманова, Романа Абрамовича и Сулеймана Керимова. Их дворцы с огромными поместьями расположены по соседству в престижном районе подмосковного Сколкова. Личное состояние Шувалова, по оценкам газеты «Ведомости» и журнала «Форбс», превышает $200 миллионов (Г. Цаголов. 2014. Наш современник, №5).
Многих наших руководителей продвижения экономической мысли можно было увидеть на V юбилейном Гайдаровском форуме, проводимом под эгидой Фонда Гайдара, руководителем которого является Анатолий Чубайс. На этом форуме, как пишет Георгий Цаголов (2014), «можно видеть бывшего министра экономики и теперешнего научного руководителя НИУ ВШЭ Евгения Ясина, председателя совета директоров финансовой группы «Альфа-Банк» миллиардера Петра Авена и вице-премьера Правительства РФ Альфреда Коха, заместителя председателя РАО «ЕЭС России» и члена правления РОСНАНО Якова Уринсона, директора РАНХиГС Владимира Мау… Докладчиком был участник «наиболее значимого события года в экономике» — премьер-министр РФ Д.А. Медведев. Среди выступавших — первый заместитель Игорь Шувалов, другой заместитель — Аркадий Дворкович, нынешний министр экономики Алексей Улюкаев, министр финансов Антон Силуанов» (Цаголов, 2014).
«Благодушный тон» на этом форуме задал основной докладчик — «премьер-министр РФ Д.А. Медведев, увидевший в обостряющихся проблемах «очередной этап созидательного разрушения», который «создает предпосылки для последующего развития». «На фоне глобального кризиса, — утверждал он, — ситуация в России, по формальным признакам, выглядит достаточно стабильной. Экономика растет, конечно, не высокими темпами, но все же как-то растет <…> Наши сегодняшние проблемы не являются результатом ошибок прошлого. Напротив, это скорее следствие достаточно успешной реализации политики последних 10—12 лет, которая и позволила нашей стране совершить рывок вперед, подняться на качественную ступень, именно на которой мы и сталкиваемся с совершенно другими по своей природе и масштабам вызовами…» (Цаголов, 2014).
К сожалению, огромное большинство самых богатых людей в нашей стране, которые, несомненно, поддерживают все, что говорилось на этом форуме, являются российскими чиновниками. Как было опубликовано в АиФе, № 24, 2014 г., среди богатых людей России – сто самых богатых семей представлено российскими чиновниками и депутатами. Среди этих представителей нашего бизнеса, годовой доход которых достигает от 73,4 млн до 2 млрд руб., имеются представители Государственной думы (25 членов Государственной думы), 52 депутата региональных законодательных собраний и региональных правительств, 9 членов Законодательного собрания Российской Федерации, 14 министров и крупных сотрудников Правительства Российской Федерации (АиФ, № 24, 2014).
Именно эта, воспитанная Гайдаром и Чубайсом, наша, я бы сказал, олигархическая власть приступила к проведению целого ряда реформ, ставящих под вопрос не то что будущую модернизацию России, но и сохранение образовательного и научного потенциала страны, унаследованного с советских времен. Видное место среди них занимает реформа школьного образования, в частности, введение Единого государственного экзамена. Надо вспомнить: в прежней России было самое лучшее образование в мире. Очень тяжело реформы сказываются на обучении нашего будущего поколения русскому языку и русской литературе. Началось уменьшение числа государственных вузов, резкое сокращение профессорско-преподавательского состава. Перечисленные преобразования вызвали к этому негативное отношение российской общественности, но это не остановило наших «государственных» мужей и дополнило эти бесславные начинания новой «замечательной» инициативой Российского правительства – реформой РАН...
В какое-то время американские власти решили, что Россия уже полностью послушна, она восприняла и следует доктрине Монро, т.е. она стала типичным периферийным государством. «И вдруг (как пишет С.В. Зорин в газете «Аргументы недели» №30, 14—20 августа 2014 г.) другая Россия, другая позиция. Сначала знаменитый разворот над Атлантическим океаном Евгения Примакова. <…> Это был не разворот воздушного корабля, это был политический поворот, который назрел»…
Можно вспомнить еще ряд важных решений руководства страны. Это ввод войск для поддержки суверенитета Южной Осетии, принятие в состав Российской Федерации Крыма, доставка в Луганск, в Донецкую область колонны гуманитарной помощи, постоянная поддержка на всех уровнях наших братьев на востоке Украины.
Все эти действия связаны с именем нашего президента В.В. Путина. <…> Заслугой В.В. Путина было снятие с поста министра обороны России А.Э. Сердюкова и назначение на эту должность С.К. Шойгу, который практически за год смог улучшить положение в наших вооруженных силах. Представляется, что важным решением В.В. Путина была временная, как пишет Г. Цаголов (2014), приостановка приватизации госкомпаний, принятой Д.А. Медведевым по настоянию наследников Гайдара. Как правильно пишет Г. Цаголов (2014), «требуется не вывод государства из социально-экономической жизни, а наоборот – усиление его вмешательства. Без возрождения плановой системы хозяйствования никак не диверсифицировать экономику и не возродить утраченную пропорциональность хозяйственной структуры. Так не лучше ли укрепить госкомпании квалифицированными кадрами и организовать за ними должный контроль?».
Я полностью согласен, но для этого необходимо сильное научное сообщество в стране, которое пока имеется в Российской академии наук, как в лице ее членов, так и в лице научных сотрудников, работающих в академических институтах. Наверно, не случайно наследники Гайдара — Чубайса, воспитанные, главным образом, советниками США, поспешили в 2013 году принять Федеральный закон № 253-ФЗ «О Российской академии наук…» и до сих пор стараются до конца разрушить академию, созданную еще Петром Великим. Конечно, само принятие этого закона было «страшным сном»…
Как ни странно, но никаких причин, вызвавших принятие этого закона в спешном порядке, без согласования с РАН и его региональными отделениями, не было. Осенью 2013 года стремительно в течение нескольких дней закон был принят. Надо отдать должное нашему президенту, он объявил годовой мораторий на любые резкие финансовые и кадровые действия, направленные на институты РАН и его региональные отделения.
Но это не остановило его «научных» советников продолжить свою деятельность против Академии наук, ссылаясь в первую очередь на то, что наша академия плохо выглядит на мировом уровне, что наши ученые плохо публикуются в рецензируемых журналах, особенно, если судить об этом по международной системе Web of Science. Об этом говорят министр науки и образования Д.В. Ливанов и советник по науке Президента РФ А.А. Фурсенко, которые давно уже ничего не делают как исследователи и имеют очень низкий индекс цитирования в рамках системы Web of Science. В то же время у многих академических исследований показатели по этой системе совсем неплохие. Более важный рейтинг РАН, как пишет С.М. Рогов в своей работе «Шоковая терапия и реформа РАН», которая явилась основой его доклада на собрании РАН в мае 2014 года, очевидно, следует учитывать по-другому. Более полный рейтинг РАН определяет исследовательская группа (Scimaga Institutions Ran Kings — SIR), сформированная рядом европейских университетов, так как ее оценка охватывает 3290 учреждений, разрабатывающих более 80% научной продукции. Согласно рейтингу SIR в 2013 году РАН занимает 3-е место в мире, уступая по этому показателю Французскому центру научных исследований (CNRS) и Китайской академии наук, которая по организации исследований близка нашей РАН. РАН опережает Гарвардский университет, Общество Макса Планки и другие ведущие научные центры мира. Доля же публикаций РАН в Web of Science составляла в 2006—2011 годах 50,2—55% от общего количества публикаций научных сотрудников России.
Однако наши чиновники, которым, к сожалению, поручено курировать науку, даже в связи с мораторием не могут остановиться. 11 июля 2014 года А.А. Фурсенко пишет записку Президенту РФ В.В. Путину, в которой, в частности, говорится: «Интеграция российской науки в мировое научное пространство, вопреки ожиданиям, не сделала ее более эффективной. Более того, если в советское время, несмотря на активные действия наших конкурентов по сдерживанию развития науки в СССР, мы оставались конкурентоспособными по целому ряду направлений, то в настоящее время Россия практически полностью отказалась от собственных новых амбициозных проектов. Сохраняется зависимость от иностранной приборной базы, промышленная политика базируется, в основном, на зарубежных технологиях и оборудовании». <…> Это пишет государственный чиновник, который постоянно общается с последователями гайдаровского курса, которые уничтожили экономику России, ее промышленность, уничтожили ведомственные институты, отвечавшие за внедрение новых технологий в нашу промышленность, в том числе и оборонную, и сельское хозяйство.
Президент пишет резолюцию: «Доработать с Правительством и АН РФ». Необходимо сделать упрек руководству РАН и ее региональным отделениям: до сих пор никаких действий с их стороны академическое сообщество не увидело…
Рядовые члены академии считают недопустимым бездействие ее руководства. В качестве примера мнения рядовых членов академии приведу небольшой отрывок из письма членов РАН Иркутского научного центра (ИНЦ СО РАН) В.Е. Фортову: «Необходимо провести объективную, непредвзятую оценку научно-технического потенциала и возможностей российской науки, выявить проблемы и показать возможные пути их преодоления, определиться, какие решения по изменению существующей системы организации научных исследований необходимо реализовать в ближайшее время, какие — в отдаленной перспективе, дать оценку проведенной реформе РАН, РАМН и Россельхозакадемии. На наш взгляд, эти действия не только возможно реализовать, используя потенциал РАН, но и необходимо осуществить как можно быстрее, максимально открыто и привлекая все заинтересованные стороны».
В письме также говорится: «Вас, Владимир Евгеньевич, выбрали своим руководителем большинство членов РАН, Вам доверили возглавлять академию с почти 300-летней историей. И в настоящее время Вы должны оправдать наше доверие активной позицией и точными, продуманными действиями по возрождению того авторитета российской науки», который был в Российском государстве ранее.
Действительно, даже в лихие 90-е годы академия выполняла работы мирового уровня. <…> На годичных отчетных собраниях региональных отделений и на общих собраниях РАН в докладах, в отчетах руководителей отделений и президента РАН подробно говорится об итогах научных исследований академических институтов. К сожалению, чиновники, которые по своему рангу должны знакомиться с этими данными, не приходят на общие собрания, наверно, не читают отчеты руководства РАН и региональных отделений, которые издаются к таким собраниям. Поэтому они не представляют, какие научные разработки и какие научные итоги получены академическим сообществом. Они только выдвигают новые и новые предложения по реорганизации научного сообщества России, в которых, к сожалению, нет разделов о том, какие цели преследуют их предложения. К сожалению, в них нет анализа сложившегося положения в науке, нет обсуждения своих предложений с научной общественностью. Еще создатель нашей космической техники академик С.П. Королев говорил, что если не хочется что-то делать, то руководители предлагают очередную реорганизацию.
Укрепление РАН – основа возрождения могущественного Российского государства. Что делать? Надо, наконец, честно сказать, что попытки реформирования РАН потерпели неудачу. Никаких сильных сторон в организации научных исследований у нас не создано. В то же время разрушены организационные структуры академии в целом и, особенно, в региональных отделениях. Отделение от президиумов региональных отделений научных центров — явно большая ошибка, так как потеряны научные академические связи и на Урале, и в Сибири, и на Дальнем Востоке. Необходимо руководству академии вместе с академической общественностью провести оценку и обозначить основные болевые точки проводимого преобразования академического сообщества.
В то же время, раз принят закон по реорганизации РАН, надо руководству академии и региональных отделений более активно начать работу по принятию соглашения о взаимоотношениях РАН и ФАНО (Федеральное агентство научных организаций), так как до сих пор такого соглашения нет. <…> Представляется, что необходимо создать комиссию при Президиуме РАН с представителями региональных отделений по выработке предложений для внесения изменений и дополнений в пресловутый закон № 253-ФЗ «О Российской академии наук…» и дополнений в закон о «Научной и научно-технологической политике России». Такую работу необходимо проводить совместно с комиссией по науке при ГД РФ…
Для доведения до широкой общественности страны сведений о проводимых и законченных исследованиях следует создать при президиуме РАН, а возможно и при региональных отделениях, комиссию по пропаганде научных знаний с выделением таким комиссиям необходимого финансирования, так как ни телевидение, ни радио в настоящее время не делает обозрения по научным разработкам бесплатно. <…> Наконец, я считаю крайне важным возобновить работу Министерства науки РФ. Именно это министерство совместно с президиумом РАН могли бы ответственно отвечать за развитие науки в России. Министром науки должен стать крупный ученый, знающий проблемы науки и знакомый с различными технологиями, применяемыми в производстве. <…> При министерстве можно создать научный совет, задачей которого были бы разработки экономической политики страны…
Вспоминая историю Российской академии наук, хочется думать о том, что придет время и, благодаря стойкости академического сообщества, руководители России поймут, что для развития нужна сильная наука и, соответственно, академическое сообщество. Хочется думать, что С.В. Зорин прав в утверждении, что России повезло — у нее сильный, достойный лидер. Наш президент — настоящий государственный руководитель, цель которого сделать все возможное для укрепления нашего государства. А это осуществимо только при возрождении Российской академии наук…

Михаил КУЗЬМИН, академик, советник РАН

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить