последние комментарии

trustlink1

ШАПКА ПО КРУГУ:

Владимир ЛичутинСбор средств на издание «Собрание сочинений в 12 томах» В. Личутина

Все поклонники творчества Владимира Личутина, меценаты и благотворители могут включиться в русский проект.

Реквизиты счёта

Получатель ЛИЧУТИН ВЛАДИМИР ВЛАДИМИРОВИЧ

Cчёт получателя 40817810038186218447, Московский банк Сбербанка Росии г. Москва, ИНН 7707083893, БИК 044525225,

Кс 30101810400000000225, КПБ 38903801645. Адрес подразделения Банка г. Москва, ул. Лукинская, 1. Дополнительный офис 9038/01645.

 

 

ВТО: То или не то?

Россия не получит преимуществ от присоединения к ВТО
Кристин Лагард, глава МВФ.
ВТО – это офигительно!
Анатолий Чубайс, председатель ОАО «РОСНАНО».
Торговая война только начинается…
The Wall Street Journal.

(Окончание.
Начало в номере 5—6)

22 августа 2012 года стало новой исторической датой: Россия вступила во Всемирную торговую организацию. Что принесёт стране членство в ней? Давно ведущийся спор на эту тему продолжается. Но теперь уже ответ на вопрос переведен и в практическую плоскость. Истекшие полгода, конечно, недостаточны для окончательных выводов и суждений. Но о чем все же говорят непреложные факты последнего времени?

«Интеграция» 
без модернизации
Необходимость интеграции в мировую экономику — одно из распространенных объяснений принятого решения о вступлении России в ВТО. Полезность развития внешнеэкономических связей и контактов с другими государствами действительно не следует подвергать сомнению. Но в данном случае речь идет всё же о другом.
«Мы наконец получили правила, по которым нам нужно играть в эпоху глобализации», — заверял на упоминавшемся форуме Греф. Да, правила-то мы получили. Но вот вопрос — подготовились ли мы к такой игре? Ответ однозначно отрицательный.
Порушенная «до основания» в 1990-е годы экономика не была восстановлена. Её диверсификация и модернизация не состоялись. Сырьевой крен хозяйства усиливается. Страна по-прежнему сидит на нефтегазовой игле. Господдержка индустриальных предприятий оказалась точечной (АвтоВАЗ). Работающих на экспорт обрабатывающих отраслей так и не появилось. В особом упадке остаются машиностроение и станкостроение. 70% основных фондов изношены и требуют замены. Сельское хозяйство никак не готово к международной конкуренции с поддерживаемыми зарубежными государствами аграрными предприятиями. Не проведя модернизацию, о которой велось столько разговоров, мы «интегрировались». И теперь оказались в ВТО слабыми по сравнению со многими другими «игроками». Мы опрометчиво открыли настежь все двери и окна. А ветер, как известно, раздувает костёр, но задувает свечу.
В течение долгих лет переговоров российской стороне, может, и удалось изменить ряд моментов к лучшему, что позволит отчасти смягчить будущие потери. Но одного этого мало. Параллельно с этим надо было ещё провести реструктуризацию собственного хозяйства, укрепить его — прежде всего промышленность, сельское хозяйство, сферу финансов и услуг. Именно так действовали успешные ныне страны — члены организации. Однако наша страна упорно не желает разворачиваться в сторону модернизации. Одна из причин – отсутствие на неё спроса. Коррупция и рейдерство у нас продолжают оставаться прибыльнее инноваций. И экономика не выходит из этой привычной колеи. Как выразился сенатор Юрий Росляк, несмотря на то что переговоры о присоединении к ВТО велись так много лет, мы «толком ничего сделать и не успели для того, чтобы подготовиться к работе в этой системе».
Бизнес: pro & contra
Существует мнение, что у истоков политики вступления России в ВТО стоят нефтяные и металлургические магнаты. И в самом деле, глава корпорации «Северсталь» Алексей Мордашов или хозяин «Лукойл» Вагит Алекперов с давних пор не скрывали своего позитивного настроя. Они активно орудуют за рубежом, имея предприятия во многих странах мира. Внутри страны позиции олигархов весьма прочны, а с помощью присоединения к ВТО миллиардеры надеются устранить дискриминацию на внешних рынках и облегчить возможности дальнейшей экспансии.
В Российском союзе промышленников и предпринимателей (РСПП) А.Мордашов 12 лет возглавляет рабочую группу по вступлению России в ВТО. Летом 2010 г. корреспондент «Коммерсант FM» обратился к нему с вопросом: «Господин Чубайс призвал к скорейшему вступлению в ВТО, господин Якобашвили (главное лицо в «Вимм-Билль-Данн». — Г.Ц.) сказал, что это вопрос ближайших месяцев. Разделяете ли вы столь оптимистичный подход к проблеме?» Последовал ответ: «Да. Россия абсолютно готова к членству в ВТО».
Но далеко не все олигархи придерживаются таких воззрений. В 2002 г. другой металлургический король Олег Дерипаска заявил, что «вопрос об ускоренном вступлении России в ВТО ошибочно включён в повестку дня для России в качестве приоритетного, в то время как его место — во втором десятке задач». Выразив мнение, что педалирование проблемы «является серьёзной методологической и одновременно практической ошибкой руководителя Минэкономразвития Германа Грефа», магнат охарактеризовал позицию министра как «близорукую», а временами и «ангажированную».
Эти слова говорились в момент, когда казаки жгли портрет Грефа под окнами его кабинета на Триумфальной площади. Министр посчитал, что их наняли его политические противники из числа тех, которым не нравится, что он якобы фактически выполняет инструкции Вашингтона, действуя без учёта национальных интересов России и некоторых олигархов. На совещании у тогдашнего премьера М.Касьянова Греф призвал применить к своим оппонентам жёсткие меры.
В итоге был создан общественный совет при Президенте РФ по проблемам ВТО. Но случилось так, что возглавил его тогдашний зампред думского Комитета по природным ресурсам Константин Ремчуков (фракция «Союз правых сил»). Одновременно он являлся председателем высшего научно-консультационного совета алюминиевой корпорации Дерипаски, а в прошлом был его помощником. Совет последовательно придерживался мнения, что ВТО нанесёт ущерб российским интересам. Тогда же вышла книга К. Ремчукова «Россия и ВТО. Правда и вымыслы», в которой критиковалась политика Грефа, отмечалось, что прежде чем сделать такой шаг, Россия должна значительно повысить конкурентоспособность своей промышленности и быть готовой «показать в структуре экспорта продукцию с высоким уровнем добавочной стоимости». Позже Ремчуков приобрёл у Б.Березовского 100-процентный пакет акций «Независимой газеты» и стал её директором и редактором.
Негативная позиция ряда олигархов в вопросе о присоединении к ВТО во многом связана с тем, что они обзавелись не только сырьевыми активами, но и предприятиями во многих иных сферах хозяйства, уязвимых при вступлении в ВТО. Так, в холдинг «Базэл» Дерипаски входила купленная им в 2002 г. у Романа Абрамовича компания «Руспромавто», объединявшая российские ГАЗ, «Урал» и ПАЗ. А они рискует стать первыми из жертв торговли без ограничений в рамах ВТО.
Владимир Лисин, занимавший в 2010 и 2011 гг. первую строку в списке «золотой сотни» русского Форбс, — ещё один из давних критиков вступления страны в ВТО. 17 сентября 2001 г. журнал «Эксперт» привёл им перефразированные слова Есенина: «не нужно, задрав штаны, бежать за предложениями Европейского сообщества». Хозяин Новолипецкого металлургического комбината (НЛМК) считает, что российские производители пока ещё «достаточно слабы», чтобы конкурировать с Западом. По его мнению, присоединение к Всемирной торговой организации «угробит» в России сельское хозяйство, сельхозмашиностроение, автомобилестроение и другие производственные сектора. В таком случае, по словам олигарха, «внутренний рынок стали резко сузится, а мы поставляем на него тридцать процентов своей продукции. Моё мнение, что нужно эту историю заканчивать».
Руководители гражданского авиастроения также разделяли эти взгляды. «Сейчас пошлина на ввоз самолётов составляет 25%, — говорил гендиректор компании «Ильюшин Финанс и Ко» Александр Рубцов. – Если мы войдём в ВТО, то она будет всего 5%...Это создаст очень удобные условия для прихода иностранцев и нанесёт огромный ущерб нашим производителям, поскольку мы не сможем выдержать такой конкуренции».
Во время длившихся 18 лет переговоров олигархи постарались в максимальной мере обезопасить свои империи от возможных ударов от вступления в ВТО. Они инструктировали переговорщиков сосредоточиться на соблюдении их интересов. В итоге были достигнуты договоренности о защите финансовых звеньев, например, страховые компании Запада не смогут вступать на российский рынок ещё много лет. По условиям меморандума иностранным банкам запрещается открывать в России свои филиалы – только учреждения дочерних компаний, которые будут находиться под контролем российского законодательства.
Что же касается обрабатывающих отраслей промышленности, сельскохозяйственного производства и лёгкой промышленности, то они оказались незащищёнными. Не удивительно, что их представители настроены против присоединения к ВТО. 19 апреля прошлого года в Госдуме состоялся «круглый стол» фракции «Справедливая Россия», куда были приглашены многие руководители крупных российских предприятий, ассоциаций и отраслей промышленности. Большинство из них высказались о неготовности вступления России в ВТО и необходимости перенести его на более поздний срок.
Аналитики группы INSIDERS установили, что в среде российского бизнеса существует большой разброс мнений по поводу целесообразности вступления страны в ВТО. У 37% опрошенных бизнесменов отсутствует чёткое мнение об этом. А большинство склоняется к тому, что «пока российскому бизнесу нечего делать на мировом рынке».
«Вступление России в ВТО, — говорит генеральный директор «Лаборатории Касперского» Наталья Касперская, — в целом для бизнеса страны явление, конечно, вредное. По следующим причинам: неизбежный приход в страну крупных монополий и, как следствие, массовое вымирание мелких и средних компаний, навязывание России некоторых специальных правил и тарифов, не выгодных нам».

Первые «ласточки»
И самые мрачные прогнозы противников вступления в ВТО не предвещали скорейшего катастрофического исхода. Переходный период, в течение которого будут вводиться договоренности, конечно, сглаживает последствия этого шага. Поскольку во многих сферах российской экономики иностранные товары и без присоединения к ВТО преобладают, ждать их резкого наплыва теперь уж не стоит. И всё же негатив принятого решения просматривается довольно наглядно, а вот позитивные моменты пока никак не обнаруживаются.
В стане сторонников ВТО теперь говорят, что вначале будут потери, а плюсы появятся позже. Премьер-министр Д. Медведев, например, в октябре заявил, что пользу от ВТО «мы увидим не в короткой перспективе, а лет через пять, через десять». Греф недавно признал, что от вхождения в ВТО Россия «пока только теряет». А по выражению упоминавшегося переговорщика М. Медведкова: «Совершенно очевидно, что сразу после присоединения «сливки» прежде всего снимает не страна-новичок, а «старые» члены ВТО».
По условиям присоединения к ВТО импортные пошлины на многие продовольственные товары в России были сразу же снижены. Так, на свинину, поставляемую по квотам, они были уменьшены с 15 до 0%, а сверх квоты — с 75 до 65%, на живых свиней — с 40 до 5%. Пошлины на молочные продукты — не так резко: в основном с 25 до 15%.
По данным Министерства сельского хозяйства, с сентября по ноябрь импорт говядины, свинины, молока, масла и сыров вырос от 10 до 33,5%. Институт конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) даёт ещё более впечатляющие цифры: импорт сухого молока за указанное время увеличился на 216%, сухой сыворотки — на 89%, сыров — на 116%, а сливочного масла — на 136%. В обоих случаях базой для сравнения является аналогичный период предыдущего года.
Председатель правления «Союзмолоко» Андрей Даниленко посчитал, что с  сентября по ноябрь поставки молочной продукции из Белоруссии выросли на 20%. Это ставит под удар развитие российской молочной отрасли, поскольку мы не можем конкурировать по уровню господдержки с основными поставщиками молочной продукции в Россию — Белоруссией, странами Балтии, Финляндией, а принятые изменения в субсидировании молочной отрасли приведут к тому, что в итоге поддержка сократится.
Существенно вырос и импорт растительного масла (до 50%), табачных изделий (33%) и алкоголя (35%). В перспективе же, по расчётам Института народно-хозяйственного прогнозирования РАН, Россия из-за роста импорта вследствие вступления в ВТО ежегодно будет терять минимум по 7,2 млрд долл. Причем 4 млрд долл. придётся именно на российский агропром.
По данным Национальной мясной ассоциации (НМА), цены на живых свиней упали в Центральной России, где сосредоточена половина всего промышленного производства, до 65 руб. за 1 кг в живом весе, тогда как ещё в августе стоимость была на уровне 94 рублей. Нынешние цены уже ниже себестоимости производства для большинства производителей, утверждает руководитель исполнительного комитета НМА Сергей Юшин. Между тем за период с 2005 по 2011 г. в наше свиноводство было привлечено 250 млрд руб. инвестиций; 50 млрд руб. — от частных инвесторов и 200 млрд руб. — в качестве госпомощи. Снижение цен — благо для потребителя. Но всё дело в том, что сокращение отечественного производства вызывает рост числа безработных и увеличивает число тех, кому и этот уровень цен становится не по карману.
Президент Мясного союза России Мушег Мамиконян подтвердил, что союз обеспокоен снижением пошлины на ввоз готовых мясных изделий, так как это может стать причиной потери конкурентоспособности большинства отечественных производителей. Как подсчитали в союзе, объём отечественного рынка переработанного мяса, который подпадает под позицию «готовые мясные изделия», составляет 18 млрд долларов, или 560 млрд рублей в год. Таким образом, условия соглашения по мясной отрасли будут иметь смертельные последствия для мясоперерабатывающей промышленности, которая достигла самой высокой степени обеспечения рынка отечественной продукцией — свыше 95%. Особенно опасна уступка Евросоюзу в виде снижения пошлин на импорт живых свиней для убоя в 8 раз. Она делает несправедливыми условия конкуренции между отечественными и европейскими свиноводами, ибо уровень прямой государственной поддержки в Европе во многие разы выше. Отсюда напрашивается необходимость предоставления субсидий и дотаций российским свиноводам точно в том же размере, что и их коллегам в Евросоюзе. Но по подписанному меморандуму господдержка сельского хозяйства как раз должна быть снижена в ближайшие годы в два раза. Дало ли членство в ВТО дополнительные стимулы для развития экономики России? Приведём данные Минэкономразвития. Если в первом квартале 2012 г. рост ВВП России составил 4,9% в годовом выражении, то во втором квартале — 4,0%. В третьем квартале его рост снизился до 2,8%, а в четвёртом опустился до 2,2%. Как видно, замедление темпов роста ВВП продолжается. Относительно прогнозов на текущий год заместитель МЭР А. Клепач заявил: «Если тенденция не переломится, в начале года нас ждёт пауза роста, если никаких дополнительных стимулов в экономике не появится, то темпы роста в 2013 году могут оказаться ниже, чем в предыдущем».
АвтоВАЗ прекратил покупать листовой металл у отечественных производителей и закупает его в Индии. Ростсельмаш вынужден банкротить свои предприятия, заказы сократились более чем в два раза. Инвестиции прекратились, приостановились закупки новой техники, и завод встал. Около 2 тыс. почти готовых комбайнов находятся в замороженном состоянии. На инициированном РСПП январском совещании по поддержке шинной промышленности России шинники в связи с присоединением России к ВТО попросили поддержки. По данным Торгового дома «Кама», в 2012 году объём ввоза шин в Россию увеличился на 17%, экспорт сократился на 3%. Прогнозируется перенасыщение рынка и обострение конкурентной борьбы.
Нерадужные перспективы
После вступления России в ВТО «Газпром» должен продавать газ внутри страны с прибылью, не компенсируя низкие внутренние цены своими экспортными контрактами. «Эти правила не касаются поставок газа некоммерческим потребителям, в отношении которых Российская Федерация сохраняет право применять такое регулирование цен на природный газ, которое будет обеспечивать социально-экономические цели и задачи России», — говорится в материалах Минэкономразвития. Однако рост тарифов на газ для заводов и фабрик приведёт к росту цен и на всю другую продукцию.
В октябре вопрос об адаптации нашей экономики к ВТО обсуждался на заседании «Меркурий-клуба», где встречаются видные политические и государственные деятели, крупные предприниматели и учёные. Открывая дискуссию, академик Евгений Примаков заявил, что ожидаемое после присоединения к ВТО усиление конкуренции «нужно использовать для ускорения структурной перестройки российской экономики». Председатель совета Союза нефтегазопромышленников России Юрий Шафраник подверг критике мнение, что ВТО способствует эффективной защите экспортного потенциала и притоку инвестиций. «У меня, — сказал он, — это вызывает очень большое напряжение. Практически весь экспортный потенциал страны — нефть и газ! А его защищать не надо. Теперь об инвестициях. Поверьте мне как бизнесмену. Мы отработали в девяти странах, с нуля делали проекты. Никого не интересовало — в ВТО страна или нет. А только условия по контракту». По выражению Шафраника, «в глубине души экономики мы не готовы к конкуренции. Мешают старые болячки — доступ к инфраструктуре и эффективность компаний и отраслей, не входящих в сырьевой прайд». Директор Института Европы РАН академик и писатель Николай Шмелёв заметил: «По сути вступлением в ВТО мы сами принуждаем себя к конкуренции и модернизации. Купили себе кнут. А как мы его выдержим, никто сказать пока не может… Когда возникает вопрос, готовы ли мы к тем задачам, которые ставим, начинается чесание затылка».
Искать возможности поддержки конкурентоспособности надо за пределами ВТО — посчитал советник президента Путина, академик РАН Сергей Глазьев: «Это более широкая работа через банки развития, денежно-кредитная политика, обменный курс, финансирование НИОКРов, техническое регулирование и так далее». Учёный обратил внимание, что на мировой арене появилась группа стран — эмитентов резервных валют, которые сняли все количественные ограничения на денежную эмиссию, в результате чего мы из-за неэквивалентного внешнеэкономического обмена по финансово-кредитным инструментам просто дарим им ежегодно по 80 млрд долларов. Поэтому у нас получается двойной удар по промышленности: ВТО, которая ухудшила ценовую конкурентоспособность, и отмеченный механизм.
В январе уже этого года С. Глазьев направил президенту страны записку, в которой, развивая прежние выводы, писал: «В условиях наращивания эмиссии мировых валют возникает угроза поглощения российских активов иностранным капиталом». Такую политику Глазьев называет «легализованной агрессией» и предвидит, что в условиях кризиса она перерастает в финансовую войну за обладание реальными ресурсами. Россия эту войну проиграет, прогнозирует академик, поскольку зависит от зарубежных финансовых источников, имеет сырьевую экономику и переживает упадок обрабатывающей промышленности.
Характерно, что на предложения проницательного аналитика сразу же воинственно отреагировали звезды российского либерализма. А. Чубайс, например, написал в своем «ЖЖ», что человек, утверждающий, будто США и Европа эмитируют деньги для захвата российских активов по дешевке, «не может считаться экономистом». У этих людей давние счёты. В прошлом Глазьев не раз критиковал Чубайса, а как-то и прямо заявил, что такому человеку нет места ни в системе государственной власти, ни в частном бизнесе.
В связи с вступлением России в ВТО понижаются стандарты здравоохранения и безопасности питания. ВТО вынуждает страны-члены ввозить генетически модифицированную продукцию. Инструментом её навязывания является Суд ВТО. «Если вступим в ВТО, будем кушать ГМО», — замечает российский эксперт Александра Ждановская, приводя немало примеров этого из опыта разных стран мира. Вот один из них. В мае 2001 г. Шри-Ланка ввела запрет на импорт 21 категории ГМО-товаров (соя и другие) и обязательную сертификацию продуктов на содержание ГМО. Планировалось внести поправки в «Закон о продовольствии». Однако США пригрозили азиатской стране, что опротестуют эти законы в ВТО и в случае отказа Шри-Ланке грозят штрафные санкции в 190 миллионов долларов. ВТО предупредила руководство государства, что её закон будет рассматриваться как «несправедливый барьер в торговле». И, несмотря на широкие протесты общественных организаций и граждан Шри-Ланки, правительство под давлением ВТО отказалось от своих законов по ГМО.
В ноябре исходящие от ВТО вызовы и угрозы российской экономике обсуждались на самом высоком уровне – расширенном заседании Совета безопасности. Президент В. Путин назвал те отрасли, которые в первую очередь могут пострадать от режима ВТО: животноводство, сельскохозяйственное машиностроение, автопром, лёгкая и пищевая промышленность, фармацевтика, производство медицинского оборудования. К ним с полным правом можно было бы добавить авиастроение, судостроение, а также ряд отраслей сферы услуг.
Было отмечено, что в условиях новой волны глобального кризиса, которая постепенно, начиная с Европы, захлёстывает мировую экономику, зарубежные игроки всеми правдами и неправдами стремятся освоить новые рынки, особенно такой ёмкий и перспективный, как Россия. А это увеличивает риски для российских компаний, поскольку отечественная экономика уступает развитым странам по производительности труда и энергоэффективности.
Отмечалось и то, что участие в ВТО может создать дополнительные сложности в отдельных регионах со слабо диверсифицированной экономикой, например в моногородах. Кроме того, ожидается снижение поступлений в региональные бюджеты и, в конечном счете, увеличение разрыва между территориями по уровню социально-экономического развития. Чтобы не допустить ухудшения внутренней ситуации при общем спаде мировой экономики, Путин поручил разработать меры для снижения негативных эффектов. «Минтруду, ведомствам экономического блока следует провести комплексный анализ последствий присоединения России к ВТО для отечественного рынка труда и уже в ближайшие месяцы представить конкретные предложения о снижении негативных эффектов», — потребовал глава государства. Говорилось и о необходимости удержать безработицу на низком уровне, не допустить падения уровня занятости в моногородах и в тех регионах, где концентрируются крупные предприятия отраслей, входящих в «группу риска».

Новая экономика
Преждевременное вступление России в ВТО требует экстренной мобилизации усилий по коренному изменению её экономики. Политика рыночного фундаментализма давно уже потерпела полный провал. Но либералы, тем не менее, занимают главенствующие позиции в высших эшелонах российской власти. Между тем страна нуждается в смешанной экономике, открывающей путь к её возрождению. В конце минувшего января на расширенном заседании правительства, где обсуждалась программа деятельности кабинета до 2018 г., президент Путин выразил неудовлетворение результатами хозяйственного развития и призвал задуматься о новой модели экономики. «Реализовывать наши планы придётся в непростых условиях, — сказал президент. — Также очевидно, что возврат к предкризисной модели роста невозможен; это касается России и мира в целом». Правильные слова. Другой вопрос — реализуются ли они вскоре на практике? Время не ждёт. Полгода из отведённого нам переходного периода, после которого правила ВТО заработают полным ходом, уже прошли.

Георгий ЦАГОЛОВ, профессор

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Please publish modules in offcanvas position.

Free Joomla! templates by AgeThemes